Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Недавно попался на глаза свежий номер журнала «Русский репортер». Номер был необычный, сплошь состоящий из фотографий. Эдакая визуальная картина России, где каждый регион или город представлены каким-нибудь фото. Как стало ясно, фото брали из открытых источников.

Бурятию в журнале представляла маленькая фотография с изображением обедающих буддийских студентов – хувараков. Пластиковые стаканчики, из которых пили чай будущие служители культа, вероятно, что-то означали на этом фото одного из известных фотографов Улан-Удэ.

А мне показалось, что выпячиваемая убогость бытия – это уже нормальная картинка из жизни Бурятии. Возможно, эта фотография есть оптимальный символ визуализации республики. При этом другие регионы представлены куда более живописно. Например, Красноярск вышел на целый разворот, на котором молодые люди празднуют день рождения, взобравшись на вершину скалы в известном заповеднике. Понятно, что редакторы, выбирая фото, исходили из качества материала. У читателей же складывается впечатление о качестве жизни того или иного уголка России. И о какой тогда туристической привлекательности может идти речь, если визуально Бурятия столь убога?

Вообще, вдруг стало интересно, а как же вообще выглядит Бурятия во всемирной Сети? Оказалось, что на первых десяти страницах в поисковике находятся Байкал и Иволгинский дацан. Причем Байкал представлен иркутским Ольхоном, как будто на бурятской стороне озера нет ничего интересного.

Что касается персоналий, наиболее часто на поисковых страницах «Бурятия» означается посаженным за решетку министром МВД Сюсюрой и президентом Наговицыным. Хрестоматийным образом бурятского чиновника, согласно Сети, является министр образования, чаще всех появляющийся в поисковике.

При упоминании Бурятии в Интернете одноразово вылезают кедровая шишка, солист горлового пения, актер Виктор Жалсанов, национальная борьба, баргузинский соболь, мертвая рыба из Котокеля, липовый инопланетянин из Кабанска, памятник-танк и Мать Бурятия. В общем-то негусто и невыразительно. Или Yandex и Google индексируют не то, или в Бурятии с фото что-то не то. И это учитывая, что в Бурятии есть огромное количество фотографов всех мастей и направлений. Такое впечатление, что все они не запечатлевают лица и виды Бурятии, а лишь фотографируют свадьбы.

А где же изображения общества, где сосуществуют и сотрудничают разные нации, культуры и религии? Неужели тот бездарный логотип с парой кукольных объектов, достойный журнала «Мурзилка» и висящий где только можно?

15 августа в сторону Улан-Удэ двинулся в очередной раз туристический поезд «Москва – Пекин» с остановками в наиболее интересных городах. Остановится поезд и в Улан-Удэ. Для туроператоров, встречающих поезд, как заметила одна из старейших работников бурятской туриндустрии, это всегда стресс. Вот выйдут из поезда на пару часов несколько сотен западных туристов, чаще иностранных, с камерами и желанием увидеть чудо, а показать-то и нечего. Так уж получилось, что поезд прибывает в августе, в мертвый сезон культуры и сезон ремонтов, рытвин в самом центре. Возможно, что-то знаковое и узреют туристы в строящейся развязке в центре, но это маловероятно.

В Европе даже ремонтирующиеся здания в центре умудряются превратить в некий шедевр, «задрапировав» искусной рекламой или вообще полностью надев на здание чехол, имитирующий здание. Так принято в Париже, Берлине, Амстердаме. А у нас рекламные щиты, скорее, сами портят внешний вид из-за аляповатого дизайна. Хотя и это тоже неотъемлемая часть визуальной культуры города.