Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Легендарному театру песни и танца «Байкал», прославляющему бурятскую культуру по всему миру, исполняется 70 лет. К юбилею «Новая Бурятия» узнала о тех, без кого театр немыслим и благодаря кому он имеет свою неповторимость, узнаваемость и обречён на успех.

Неповторимая Оюн

Василиса Андреевна Тумурова стала Оюн по воле обстоятельств. Во время гастролей по Кавказу и Средней Азии в 50-х годах появилась заметка в одной из газет: Василиса Тумурова не выходит на «бис». Ее обвинили в высокомерии, однако она тогда просто не знала, что это такое, а щедрые на похвалу горцы раз за разом вызывали её на повторный выход.

– Тогда мы танцевали только с Баиром Егоровым (знаменитый танцор театра «Байкал». – Авт.), – рассказала Оюн Андреевна. – И его звали не Баир, а Ефрем! Наши друзья и коллеги искренне удивлялись, неужели у бурят нет своих имен? Так мы стали Оюн и Баир.

Это были времена становления и расцвета ансамбля песни и танца «Байкал». Артисты выступали в Кремле, в Театре эстрады, им рукоплескал «Октябрьский» в Ленинграде. Фестивали следовали один за другим: «Русская зима», «Хоровод друзей», где на одну сцену выходили с великими Галией Измайловой и Махмудом Эсамбаевым. На одном из фестивалей они с Баиром Егоровым получили приглашение на поездку по странам Юго-Восточной Азии. 28 артистов со всего СССР, из автономных республик – Башкирия, Татарстан и Бурятия.

– Я поехала в унтах. Меня в Москве пришел провожать брат, он спросил: «Ты хоть понимаешь, что едешь в жаркие страны?». А я так в обнимку с ними 2,5 месяца и проездила. Мы были на приеме у самой Индиры Ганди, объездили почти два десятка городов Малайзии, Таиланда, Пакистана и Индии. В Дели нам устроили прием в посольстве, там мы впервые в жизни пробовали виски.

– Я очень радуюсь за них. Они всё делают сами: сочиняют, ставят, шьют себе, – говорит Оюн Андреевна. – И это всё Дандар. Республика должна быть счастлива, что есть такой человек. Я уже лет 15 проработала в РНМЦ (РЦНТ), когда он пришел. Мы к нему бегали на репетиции смотреть. Как-то на одном из конкурсов Анатолий Михайлович Герштейн (замминистра культуры РБ в 1990-е годы. – Авт.) сказал: «Эти ваши десять хореографов одного Дандара не стоят». И как он был прав!

Бурятская нэцке для души кочевника

Только судьба могла их свести… Солисты театра «Байкал» Дора Балданцэрэн, артистка балета, и Баттувшин Балданцэрэн, знаменитый человек-оркестр.

Баттувшин приехал в Бурятию на месяц, будучи солистом тогда единственного в Монголии оркестра «Мандуухай. Он и тогда играл на всём, на чём можно было играть.

– У меня руки чешутся на любой инструмент, – говорит Баттувшин. – Уже лет в пять я пробовал играть на морин-хууре. Папа тогда играл на кларнете. Я хватался за кларнет в любой момент, когда можно было, и однажды он сломался. Кларнет мне больше не давали, зато отец купил мне железную лимбу.
Когда Баттувшо было 4 года, к ним в гости приехал знаменитый танцор и хореограф Цыден Бадмаев. Он привозил открытки, плакаты с изображением Улан-Удэ, озера Байкал. Ему уже тогда все нравилось: и озеро, и люди.

У Доры – своя история. Ей было 6 лет, когда она увидела по телевизору сюжет, где девочки ноги закидывали выше головы. «Я попробовала сделать так же, и у меня получилось! – рассказала Дора. – Я срочно к маме – хочу танцевать. Как раз шёл набор в хореографическое училище. Виктория Владимировна Абгалдаева, увидев меня тогда, помню, сказала: «Какое чудо!».

У Доры и Баттувшина двое сыновей. Одному 15 лет, второму нет и года. История их любви вполне может стать сюжетом для фильма. «Я увидел Дору, и меня словно током ударило, – поделился Баттувшин. – По-русски я тогда не говорил вообще. Брал лимбу и играл, чтобы она обратила внимание на меня».

А Дора пришла в театр в 15 лет. Через полтора года туда пришел молодой человек в джинсовой красной жилетке. «Какой симпатичный», – подумала она. Но её сердце было занято другим. Баттувшо оставалось только ухаживать: он дарил цветы, играл на лимбе при любом её появлении, и кто знает, как долго ему пришлось бы играть, если бы не гастроли в Бельгию. «Нас тогда поселили в одном доме, – вспоминает Дора. – Я только через пять лет узнала, что Баттувшин попросил об этом Дандара Жаповича. Оказалось, там был целый сговор: всё делалось для того, чтобы нас сделать парой! Мы приехали и той же осенью поженились».

Легендарная Эля

О ней ходят легенды. Кажется, что в ней живут несколько человек, и все они одинаково нужные: семье, друзьям, коллегам. Эльвира Доржиева, народная артиска РБ, заслуженный работник культуры РФ, исполнительный директор театра «Байкал».

Она заканчивала хореографическое училище, когда в город приехал руководитель сочинского коллектива. Он выбрал её одну, и она отправилась покорять зрителей курортного города. «Это был коллектив эстрадного танца, – вспоминает Эльвира. – Они уже вовсю танцевали брейк-данс и под музыку Майкла Джексона. Я после своих привычных арабесков и фуэте рёвом ревела, у меня не получалось ничего. К тому же лето, всем хочется купаться и загорать, а из-за меня одной коллектив вынужден репетировать. Я поплакала дня три, стиснула зубы, а через неделю меня уже ставили на соло. Видимо, такой расчет и был – азиатская внешность плюс данные кое-какие. Не знаю, чем бы это закончилось, но я разболелась: климат не подошел, и я вынуждена была вернуться домой».

– Я приехала домой и пошла работать в оперный театр, по образованию я все же балерина, – добавила Эльвира. – Тогда балетмейстером был питерский Олег Игнатьев. Он меня взял, и уже было начал ставить в «двойки», «четверки». Может, я и понимала, что я не звезда балета, но это льстило. Тут приехала с гастролей моя подружка, она тогда работала в ансамбле «Селенга», и как-то очень легко поколебала мою уверенность в балете. Она убеждала: «Сметаны – во-о-о!!!». И правда. Мы ездили на гастроли, получали суточные и, в общем, жили прекрасно и счастливо. И тут началась перестройка…

А ведь во время перестройки «бизнесом» занимались все, кто мог, и кто не мог – тоже. Эльвиру тогда позвали работать в турфирму. Она была руководителем группы, которая выезжала в Китай. И такая деятельность ей страшно понравилась: она поняла, что организовывать – её призвание.

– Я думала, моя судьба навсегда связана с соседней страной и «баулы-боинги» – это часть моей биографии, – говорит Эльвира. – Но тут появился Дандар Жапович. Меня начали звать в Италию, и я поехала. Это был фестиваль, гастроли длились полтора месяца. Потом случилась Голландия, потом Испания. Так я и осталась. Правда, я ещё какое-то время успевала на рынке торговать. Прибегала на концерт в трех куртках и в чунях, девчонки до сих пор вспоминают.

Байкальское счастье

Внешне молодой и при этом такой опытный, волевой и целеустремлённый. Жаргал Жалсанов – талантливый балетмейстер, эстрадный певец и худрук театра «Байкал».

Жаргал в детстве совсем не мечтал быть танцором. Хотя то, что его жизнь будет связана с творчеством, было понятно ещё с детства. Он вырос в селе Будалан Читинской области на берегу реки Онон, и о своей родине вспоминает с особым трепетом. «Это исторические места, где у каждого пригорка есть своя легенда, – рассказал Жаргал. – С детства я слышал массу историй, связанных с нашим краем, и всё это впитывал в себя. Из нашего края вышло много творческих людей».

– Я пришёл в «Байкал», когда был ещё студентом ВСГАКИ в 1998 году, – вспоминает Жаргал. – Театр танца «Бадма Сэсэг». Помню своё первое впечатление: я увидел невероятно красивых танцовщиц. Эти девушки уже успели побывать в разных странах, получить свою порцию славы. Они были как будто с другой планеты: легкие, непринуждённые, с налётом иностранного шарма. И тогда мне, действительно, захотелось связать свою жизнь с танцами. Я понял, что мне надо стараться. В моём селе считалось, что танцором быть непрестижно – не надо иметь мозги. Но потом я понял, что хороший танцор должен быть очень умным и начитанным, уметь владеть своими эмоциями, уметь играть. К тому же в детстве были мысли стать переводчиком, а тут у меня появилась возможность посетить много стран и выучить языки.

После окончания ВСГАКИ Жаргал с отличием окончил и ГИТИС, получил бесценный опыт работы в Москве. Потом вернулся в родной театр – артистом балета, затем стал репетитором, главным балетмейстером. Год назад он стал худруком – «от фрезеровщика до главы завода».

По мнению Жаргала, бурятская культура ещё не до конца изучена, и потому у театра есть огромный потенциал. Театр двигается в ногу со временем и является одним из немногих национальных коллективов, который живёт в XXI веке. Стремление Жаргала как художественного руководителя и постановщика – иметь хороший багаж аутентичной культуры своего народа и уверенно шагать с этим багажом в современном мире.

Душа «Байкала»

Директора театра Дандара Бадлуева весь коллектив называет не иначе как отцом, душой театра. К танцам он пришёл довольно поздно, но посвятил этому всю жизнь.

Он талантливый хореограф, страстно влюблённый в свою профессию. Родился в селе Далахай Тункинской долины. После окончания факультета режиссуры массовых зрелищ ВСГИК Дандар Жапович организовал ансамбль народного танца «Лотос». В 1992 году он был преобразован в Бурятский государственный театр танца «Бадма Сэсэг». За короткий срок под его руководством театр завоевал большую популярность в стране и за рубежом.

А с 2005 года Дандар Бадлуев стал директором и художественным руководителем Бурятского государственного национального театра песни и танца «Байкал». Сегодня у него масса званий: заслуженный работник культуры РБ, лауреат Государственной премии РБ, заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии правительства РФ в области культуры за 2006 год. Его имя внесено в список персоналий общероссийской энциклопедии «Лучшие люди России» за 2005-2006 гг. Член Международной ассоциации фольклорного искусства и Ассоциации хореографов РБ.

Несмотря на все свои регалии и достижения, Дандар Жапович неустанно работает, совершенствуется сам и требует того же от своего коллектива. Говорят, он может быть очень жёстким и требовательным, но все знают, насколько добр и справедлив этот человек.

– 70 лет – это очень большой отрезок, это целая человеческая жизнь, – сказал Дандар Жапович. – Чего можно достичь за это время, что мы приобрели и потеряли? Безусловно, за это время во многом была потеряна национальная, исконная культура, традиции. И как было и раньше, так и по сей день театр «Байкал» собирает крупицы этой культуры и адаптирует их для современной публики. Мы держим марку и являемся одним из лучших национальных коллективов России, показываем культуру бурят по всему миру. За 70 лет мы не уронили знамя ансамбля.

Дандар Бадлуев с горечью добавляет: за столько лет существования у театра так и не появилось собственного дома. «Конечно, у нас есть репетиционная база и офис, – сообщил директор театра. – Но нет здания, в котором мы могли бы давать концерты, обучать людей танцам. И, к сожалению, политика государства до сих пор остаётся такой, что культура финансируется по остаточному принципу. Мы за каждую помощь государства должны говорить «спасибо», и это до сих пор для меня парадокс! Государство не просто должно нас поддерживать, оно должно нам говорить: мы даём вам здание, материальную базу, чтобы вы и дальше покоряли мир, чтобы люди отовсюду стремились посетить Бурятию! Ведь мы это всё делаем для нашей родины. Сохранить нашу культуру и духовно обогатить благодаря этому наших людей – наша общая цель».

– Сейчас мы готовим юбилейные концерты и вплотную соприкоснулись с нашими ветеранами, которые стояли на заре становления театра, – добавил Дандар Жапович. – Это имеет огромное значение, и на концертах мы постараемся показать преемственность поколений. Через наш коллектив протягиваются «нити» и к культурам других стран Азии, устанавливается дружба между нашими народами. Хочется пожелать нашим артистам, чтобы они всегда были целеустремлёнными, любили свою работу. Им дано быть артистами, и я хочу, чтобы они всегда были здоровы и счастливы. Ну а зрителям желаю, чтобы наше творчество всегда им приносило духовную радость, чтобы наша и их энергии соприкасались, сливались в единое целое, приумножаясь во много крат.

СПРАВКА: Бурятский государственный национальный театр песни и танца «Байкал» образован путем объединения Государственного театра танца «Бадма Сэсэг», Государственного театра песни и танца «Байкал» и оркестра народных инструментов им. Чингиса Павлова БГТРК. История театра началась в 1939 году. Тогда, несмотря на трудности и тяготы войны, правительством Бурят-Монгольской республики было принято решение о создании первого в Бурятии оркестра, оркестра бурятских народных инструментов, возглавил который заслуженный артист РБ Сергей Лазаревич Балдаев.

В 1942 году на основе оркестра родился ансамбль «Байкал», его первым директором стала народная артистка РФ Чимита Шанюшкина, золотой голос Бурятии. Ансамблем руководили такие знаменитости, как народная артистка РФ Клавдия Доржиевна Шулунова и др. В репертуаре русские и бурятские народные песни.

Сегодня в составе театра хор, оркестр, ансамбль ятагисток, солисты, балет и уникальные вокалисты. Коллектив известен многими концертными программами, театральными проектами. Среди них «Ода матери-Лебеди», «Посвящение Шиве Натарадже», «От Саян до Гималаев», «Мелодии Востока», «Мелодии и ритмы корней Бурятии», «Угайм сулдэ». Театр стал заметным явлением в культуре Бурятии и всего мира.