Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Многомесячная сутяжная эпопея руководителя ТК «Титан» Вадима Бредния против «Новой Бурятии» украсилась новым поворотом. Железнодорожный райсуд в лице судьи Ирины Пономаренко приступил к рассмотрению нового (старого) иска этого заявителя. Достопримечательностью поворота является то, что ранее этот же суд уже отклонил совершенно аналогичный иск г-на Бредния.

Два снаряда в одну воронку

В иске от 15 декабря 2011 года к газете г-н Бредний просил «признать порочащим честь, достоинство и деловую репутацию… несоответствующие действительности сведения» – ряд фраз из статьи «Титан превращается в Титаник?», опубликованной в № 47 от 27 ноября 2011 года. Истец просил «обязать ответчиков опубликовать опровержение обжалуемых сведений» и взыскать компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 (один миллион) рублей. В другом иске к ООО «Киностудия «Гэсэр» (учредитель «Новой Бурятии») Бредний просил признать обнародование фотографии с его изображением в газете незаконным и взыскать 1 000 000 (один миллион) рублей в качестве компенсации морального вреда.

7 февраля 2012 года суд принял решение отказать в удовлетворении обоих исков. Бредний обжаловал решение по фотографии в Верховном суде Бурятии, где его апелляция также была отклонена.

5 марта Бредний вновь обратился в тот же суд с иском, в котором попросил «взыскать компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей (ну хоть не миллион), причиненного публичным оскорблением, высказанным в № 47 газеты от 27 ноября 2011 в статье «Титан превращается в Титаник?». Та же самая статья. Вы будете смеяться, но причиной иска стали те же фразы, по которым был подан иск от 15 декабря 2011 года. А именно: «И сама газета стала… средством личного самовыражения и самолюбования г-на Бредния», «на пиар Вадим Бредний не скупится и тратит деньги и свое время, которое можно бы потратить на бизнес. В итоге у него словно два лица – одно глянцевое для избирателей, где он приятно улыбается, а другое, уже менее приятное – для бизнеса, где он может быть агрессивным, авантюристичным, деспотичным и непоследовательным. Такой вот получается двуликий Янус… На самом деле морально-этические характеристики Вадима Витальевича, который может лицемерить, манипулировать, вольно обращаться с фактами, должны заставить людей задуматься о том, каков он есть на самом деле».

В чем разница? В предыдущем иске это были «сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь, достоинство и деловую репутацию», а теперь это «публичное оскорбление». Образно говоря, назвали жареное печеным и снова подали к столу. Хотя ранее это блюдо уже отправили восвояси.

Хориноев ушел, но дело его живет

Можно этот казус воспринимать как крючкотворство или как злоупотребление правом, или как ангажированность суда, но это факт – старый иск в новой упаковке начинает все же рассматриваться. И здесь, скорей всего, не обошлось без руководства Железнодорожного райсуда – Петра Логвиненко. А что мы знаем о нем?

Это сподвижник недавно ушедшего в отставку (которая, как отмечалось в СМИ, была связана со скандальными обстоятельствами) председателя Верховного суда Бурятии Анатолия Хориноева. Петр Евграфович, заслуженный юрист РФ, занимавший различные высшие должности в органах судейского сообщества РБ, возглавляет Железнодорожный райсуд с 1994 года. Но более всего он известен своим скандальным переназначением.

Напомним, что его сын – Дмитрий Логвиненко – по приговору Военного суда Кяхтинского гарнизона от 03.11.1998 г. был осужден по ст. 286 ч. 3 п. «А» УК РФ к 3 годам лишения свободы за убийство сослуживца. Совершив тяжкое преступление, он, по информации СМИ, ушел от адекватного наказания, скорей всего, благодаря помощи своего отца. И после этого судья, которого не должны были допустить до высокой должности из-за уголовного преступления ближайшего родственника, продолжает вершить судьбы людей. И сам не подал в отставку, и судейское сообщество не осудило его и не потребовало отставки. Ведь с судей по закону спрос гораздо выше, чем с кого-либо – судимость близкого родственника автоматически делает невозможным занимать таким лицом должность судьи.

Газета «МК в Бурятии» писала, что «20 лет в Бурятии именем закона творили беспредел, и ни разу ничего этот беспредел за столь долгий срок даже не поколебало. Все эти советы судей, квалификационные комиссии, проверяющие, ревизоры и депутаты, наделенные властью, оказались фикцией». А так хочется верить суду, где должны работать люди кристально чистые, честные, неподкупные и безупречно справедливые.

Еще цитата из «МК в Бурятии»: «Кто посмеет сделать замечание федеральному судье Железнодорожного района Екатерине Кашиной, если она – дочь председателя Советского райсуда Татьяны Быковой, той самой, что вместе с председателем Железнодорожного суда Петром Логвиненко весь прошлый год присуждала себе миллионные премии из сэкономленного всеми судьями республики зарплатного фонда. Как можно непредвзято оценить работу помощника судьи Верховного суда, если этот помощник Мария Абалакова – дочь все того же председателя Железнодорожного суда Петра Логвиненко…».

Экспертиза

По настоянию представителя г-на Бредния судья Ирина Пономаренко все же назначила проведение лингвистической экспертизы того самого фрагмента статьи. Этот эксперт был предложен истцом. В свою очередь, «Новая Бурятия» также опросила именитых филологов на предмет, содержит ли вновь обжалуемый фрагмент публичные оскорбления, носят ли суждения автора статьи оскорбительный характер? Филологи посмеялись и отметили, что статья не содержит никаких оскорбительных суждений. А также, что оскорбления должны носить экспрессивный характер и высказываться в грубой форме. Здесь этого не наблюдается. Конечно, теперь нам очень интересно, какое заключение выдаст эксперт-филолог, предложенный представителем Вадима Бредния.