Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Увеличение годового диапазона колебаний уровня Байкала для получения большей прибыли компании En+ Group Олега Дерипаски, контролирующей «Иркутскэнерго» и весь каскад гидроэлектростанций (ГЭС) на Ангаре, нанесет смертельный удар экосистеме Байкала. Такое мнение выразили участники рабочего совещания экспертов по проблеме регулирования уровня озера Байкал, которое прошло в Улан-Удэ в рамках БЭФ-2012.

Эту проблему приехали обсуждать в Улан-Удэ все заинтересованные стороны. С одной стороны это были представители правительства Иркутской области и зарегистрированной на острове Джерси (Ла-Манш) компании En+ Group, выступающие за предоставление возможности энергетикам «сливать» и поднимать Байкал в большем, чем сейчас, диапазоне. Компания Дерипаски, «заколебав» Байкал, хочет больше производить и продавать электроэнергии, и соответственно, получать больше прибыли. А иркутские чиновники надеются на больший объем налогов от энергетиков.

Как поднять и опустить Байкал

Министр МПР Иркутской области Олег Кравчук в ходе довольно оживленной дискуссии в Улан-Удэ сослался на приводимые академиком Григорием Галазием исторические данные по гидрологии Байкала, свидетельствующие о том, что колебания уровня Байкала превышали ныне установленный диапазон в 1 м.

Это так называемые «засечки Черского» (ссыльный из Польши, ученый-географ Ян Черский, занимавшийся геологическим изучением Байкала в XIX веке – С.Б.), сделанные на береговых скалах для определения изменений уровня воды в Байкале и находящиеся сейчас в пределах от 80 см до 2 м над водной гладью. Таким образом, диапазон составляет 1,2 м, что якобы дает научное обоснование для оправдания сезонных (в течение года) опусканий и подъемов уровня воды в Байкале при помощи «задвижек» на ближайшей к «священному морю» Иркутской ГЭС. В диапазоне, который больше, чем сейчас, как минимум на 20 см.

- Правительство Иркутской области всегда поддерживало политику расширения диапазона, - сообщил участникам совещания управляющий директор по энергетическому бизнесу En+ Group Александр Сергеев. – Наши оценки показывают, что если мы гипотетически поднимем (уровень Байкала – С.Б.) на 20-40 см и увеличим диапазон на 60-80 см, то в принципе этого будет достаточно для того, чтобы 99% отношений между средними многолетними значениями пройти без ущерба для Байкала. Много это или мало: 20 см вверх нынешней отметки в 457 м (сейчас установленный диапазон от 457 до 456 м – С.Б.)?! Когда на Байкале дует ветер, то высота волн, бывает, и до метра доходит! Поэтому эти 20 см, по нашему мнению, серьезных изменений не вызовут.

Второй удар по Байкалу

Противоположную сторону, выступающую против увеличения диапазона сезонных колебаний уровня воды в Байкале, представляли на БЭФе правительство Бурятии, терорганы Росводресурсов и Росрыболовства, представители научного сообщества из СО РАН и экологи – Всемирный фонд дикой природы (WWF) в России (Москва), РОО «Байкальская экологическая волна» (БЭВ, Иркутск) и Бурятское региональное объединение по Байкалу (Улан-Удэ). Основной мотив у правительства Бурятии – заставить иркутян и транснациональный бизнес, эксплуатирующих Байкал, «поделиться» и компенсировать республике потери, связанные с резкими изменениями уровня озера. Ученые и экологи выступают в основном за сохранение экосистемы и биоресурсов Байкала, а также за снижение ущерба для населения, живущего вокруг «священного моря», превратившегося 50 лет назад, как говорят экологи, в «искусственное водохранилище» Иркутской ГЭС.

- Историки-географы говорят, что обычные естественные колебания Байкала не превышали 80 см! - встал на защиту Байкала министр МПР Бурятии Баир Ангаев. – Я имею в виду сезонные колебания Байкала, когда он еще был действительно озером, а не искусственным водохранилищем, как сейчас. Когда уровень Байкала регулировала сама природа, эти колебания составляли 80 см в год! Сейчас постановлением правительства России официально определен метровый диапазон. Но сегодня, в условиях закрытия большинства научных станций, которые «мониторили» уровень Байкала, возникает следующий вопрос. Почему в районе порта Байкал (в истоке Ангары – С.Б.) уровень держится в метровом диапазоне, а где-нибудь в районе, скажем, Усть-Баргузина или Баргузинского заповедника этот диапазон выскакивает за метр тридцать?

По мнению Баира Ангаева, для определения оптимального диапазона колебаний уровня Байкала, который в настоящее время регулируется не природой, а с помощью шлюзов на Иркутской ГЭС, необходимо проведение масштабных научно-экологических исследований.

- После введения в строй Иркутской ГЭС всей экосистеме Байкала, его биомассе был нанесен очень серьезный, болезненный удар, - продолжил министр. - За эти 50 лет Байкал, который является живым организмом, как будто понемногу приходит в себя. И предстоящее увеличение диапазона колебаний почти в два раза не приведет ли к очередному экологическому удару, от которого Байкалу будет трудно оправиться?

Мелководное болото грозит Байкалу

Напомним, что после появления «пробки слива» на Иркутской и стоящих ниже по Ангаре Усть-Илимской и Братской ГЭС пострадали люди даже на западном, более высоком, берегу Байкала. В поселке Листвянка в связи с подъемом озера исчезла одна из двух существовавших ранее улиц. На восточном же, более пологом берегу происходят подмывы берега, теряются сельхозугодья, появилась даже угроза Транссибу.

Отдельная история с Ангарским сором (от названия реки Верхняя Ангара – С.Б.) на севере Байкала в местности Ярки. Этот сор (мелководный залив), отделенный от Байкала песчаной косой, всегда являлся «роддомом» и «яслями» для всей биомассы севера Байкала. В результате искусственного увеличения диапазона колебаний уровня воды в Байкале и активной работы задвижек на Иркутской ГЭС песчаная коса на Ангарском соре размывается, появляются «прораны» шириной в 1,5 – 2 м (раньше были 40-50 см). В результате изменился водный режим в заливе, температура воды снизилась. В результате этого уменьшилась кормовая база омуля и условия для сохранения его молоди.

Но самое неприятное, что может случиться, это попадание в Байкал всех иловых накоплений, которые сейчас заперты песчаной косой на территории сора. Это же касается и всех других соров (мелких теплых заливов) на берегах Байкала. Первой ласточкой такой угрозы недавно стало загрязнение этим летом берега в Баргузинском заливе в районе Максимихи. Там местные жители и многочисленные туристы обнаружили в воде вблизи берега большое темное пятно, которое приняли за разлив нефтепродуктов. Выяснилось, что это были сгнившие водоросли.

- Мы сегодня говорим, что Северный Байкал – это самая чистая часть озера. Но если все иловые накопления из Ангарского сора в Ярках попадут в Байкал, то будет все наоборот. Тогда загрязнения и десяти, и ста БЦБК рядом не будут стоять с этим загрязнением, которое может оказаться в Байкале! Тот проект «укрепления» песчаной косы, предусматривающий строительство на ней тяжелого каменного отмостка, который предлагает Северобайкальский район, может привести к тому, что коса просто утонет! – сказал Баир Ангаев.

Каков ущерб от «неестественных колебаний» Байкала?

Другим неприятным последствием изменения естественных колебаний уровня Байкала стало то, что на целый месяц сместился сезонный цикл колебаний минимального и максимального уровня воды. Бурятский ученый-биолог из Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Николай Пронин сообщил о том, что еще несколько лет назад минимальные показания уровня воды в Байкале падали как и обычно на апрель, а максимальный – на сентябрь. Сегодня же эти смены цикла происходят соответственно в мае и октябре. Что наносит серьезный удар по популяции омуля, сига и других видов рыб в Байкале, которые привыкли нереститься в определенное время.

- В 2008 году к нам поступил запрос о том, какой примерно мог быть ущерб рыбным запасам Байкала в весенне-летний период 2005 года в результате повышения установленного уровня в 456 м всего лишь на 20 см, - рассказал другим экспертам Валерий Кильдюшкин, специалист Ангаро-Байкальского территориального управления Федерального агентства по рыболовству. – По нашим расчетам, ущерб составил 1 млрд 305 млн 224 тыс. рублей в ценах 2008 года. И это только по кормовой базе, без учета потерь во время нереста и нагула молоди омуля!

По мнению бурятской стороны, за те 20 лет, которые прошли со времени выхода в 1993 году постановления правительства России, установившего годовые колебания уровня Байкала в диапазоне 456-457 м, произошло много изменений, включая смену ландшафта водосбора и изменения климата. Сегодня необходимы новые, более научно обоснованные отметки минимального и максимального уровней воды и новые правила использования водных ресурсов (ПИВРы) Байкала.

Директор БРО по Байкалу Сергей Шапхаев привел техданные контрольных замеров (диспетчерские графики), которые свидетельствуют о том, что и на Иркутской, и на Братской ГЭС грубо нарушаются эти правила. Минимальные и максимальные отметки уровни воды, установленные ПИВРами, там просто игнорируются. А весь ущерб, который наносится Байкалу в результате такого подъема и опускания задвижек, просто невозможно оценить.

В результате деятельности ангарского каскада ГЭС Бурятия, имеющая низкие берега и заливы-соры, больше пострадала от изменения естественного уровня Байкала в среднем на один метр. Неестественные и чрезмерные колебания озера разрушили многие экосистемы, береговую линию, исторические природные памятники. Нарушился режим нереста рыб и гнездования байкальских птиц, особенно в дельте Селенги. В этом водном угодье международного значения (дельта Селенги занесена в списки Рамсарской конвенции) затоплено 100 с лишним кв. км дельты реки. На восточном берегу Байкала разрушились песчаные косы в прибрежных заливах и в устьях впадающих в озеро рек, исчезло 400 кв. км удобных для отдыха песчаных пляжей. Ежегодный ущерб Бурятии по потерям биомассы, размыву пляжей, потерям леса и подтоплениям сельхозугодий, по оценкам Института региональной макроэкономики Минэкономразвития России, составляет 14 млрд рублей.

Историческое заблуждение

Кроме того, изменение режима колебаний озера, по мнению лидера экологической организации «БЭВ» Марины Рихвановой, сказалось на увеличении загрязнения, которое попадает в Байкал со сточными, поверхностными и грунтовыми водами, поскольку происходит размыв почвы, изменение глубин и течений в прибрежных заливах.

В то же время, в отличие от Иркутской области, живущей за счет дешевой э/энергии, Бурятия никаких выгод от каскада ГЭС на Ангаре не имеет. Энергетики Дерипаски и чиновники в Иркутске, ссылаясь на зафиксированные в истории многолетние колебания уровня воды в озере, все настойчивей требуют, чтобы им официально разрешили увеличить диапазон колебаний еще почти на метр! Экологи сегодня опровергают это «историческое заблуждение».

- Колебания уровня Байкала бывают сезонные, межгодовые и интердекадные. В последнем случае маловодная и многоводная фазы происходят не каждый год, и не через год, а в среднем один раз в 18-20 лет! - сообщил Сергей Шапхаев. – Правила использования водных ресурсов, конечно же, должны учитывать эти фазы. Но эти правила не разработаны. А действуют правила 1988 года для каскада ГЭС, где есть ограничения только на верхнюю и нижнюю отметку. Поэтому первое, что надо сделать до того, как установить эти отметки, это разработать правила использования водных ресурсов озера Байкал в привязке ко всему каскаду ГЭС с учетом интердекадных колебаний.

Монголы обиделись

Не менее острый вопрос, касающийся уровня Байкала это проекты гидроэнергетиков в Монголии, планирующих строительство 25-ти малых и крупных ГЭС на Селенге, Орхоне и других монгольских реках двух бассейнов - Байкала и Амура.

- У них в Монголии дефицит электроэнергии, которая поставляется с Гусиноозерской ГРЭС. В позапрощлом году они что-то там не согласовали, не заплатили вовремя, и им перекрыли подачу электроэнергии в зимний период - в пик нагрузок. В результате таких действий наши энергетики заморозили целый город с 20-тысячным населением. Стояла лютая зима! После этого монголы сказали: «Мы будем строить свою ГЭС!». На самом же деле им для покрытия пиковых сезонных нагрузок нужно не так много электроэнергии. Можно организовать поставку электроэнергии в Монголию с наших ангарских ГЭС и полностью решить эту проблему. Но для этого нужно наладить сети. Кстати, в Иркутской области и Красноярском крае и так избыток электроэнергии, которую некуда девать, она заперта из-за слабых сетей. Так что, не лучше ли пустить деньги не на строительство новых ГЭС (новой Богучанской ГЭС – С.Б.), а на развитие электросетевого хозяйства? – продолжает Сергей Шапхаев.

По мнению представителя Всемирного фонда дикой природы в России Оксаны Никитиной, крупный проект ($ 130 млн) строительства Шуренской ГЭС на Селенге, который Монголия начинает совместно со Всемирным банком окажет серьезное негативное воздействие на экосистему Байкала. Поскольку Селенга – это половина всего водосбора Байкала.

- Из всех 25 возможных проектов строительства ГЭС в Монголии проект «ГЭС-Шурен» с экологической точки зрения наиболее неблагоприятный для Байкала и бассейна Селенги, - считает Оксана Никитина. – Поскольку эта ГЭС будет располагаться на основном русле Селенги. В результате плотина ГЭС перекроет транспортацию наносов, будет деградировать дельта Селенги, которая является важным биофильтром Байкала. Будут нарушены миграционные пути рыб, изменения гидрологического режима реки будут максимальными именно в ее створе!

Действия экологов в отношении планов строительства ГЭС-Шурен сегодня идут в двух направлениях. Во-первых, они пытаются доказать обиженным монголам, экономическую нецелесообразность этого проекта и его вред для экологии и сельского хозяйства Монголии. И, во-вторых, со стороны экологических организаций идет воздействие на Всемирный банк, который планирует дать монголам заем на реализацию проекта. Сегодня выясняется, что действия банка нарушают международную конвенцию по охране всемирного культурного и природного наследия и противоречат собственной политике банка, которая должна исключать возможность нанесения ущерба коренному населению, ценным местообитаниям, популяциям редких и исчезающих животных видов, а также предполагает охрану трансграничных водных объектов.

Сегодня экологи призывают правительство и бизнес Монголии одуматься и в планах переброски воды крупнейшего притока Селенги, - реки Орхон, - в пустыню Гоби к расположенному там месторождению меди и золота. Многие монгольские и международные эксперты называют проект «Орхон – Гоби» «крайне спекулятивным» и «экономически абсурдным». Напомним, что проект предполагает строительство на Орхоне водохранилища для последующей переброски воды в объеме 2500 л в секунду по трубопроводной системе длиной в 900 (!) км в засушливые районы Гоби. Стоимость проекта – $1 млрд.

- Это вообще бредовый проект, который просто экономически не обоснован, наносит вред не только экосистемам, но и населению, - говорит эксперт WWF Оксана Никитина.

Участники совещания экспертов в рамках в рамках проходившей в Улан-Удэ международной экономической конференции БЭФ предложили свои принципы при разработке правовой базы по регулированию уровня Байкала каскадом ГЭС на Ангаре, а также обратились во Всемирный банк, Фонд Кувейта, в правительства Монголии и России с рекомендациями «соблюдать международные нормы и стандарты» при разработке проектной документации по строительству плотины на Орхоне и ГЭС на трансграничной Селенге.