Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Окончание. Начало здесь.

Гражданские саперы

В итоге 400 млн рублей «минерами» были «освоены», а территория вокруг бывших складов с боеприпасами так и осталась нашпигованной «взрывоопасными предметами». Не хуже, чем на территории бывшей Восточной Пруссии (Калининградской области), где находится головной офис компании «Форпост Балтики плюс». Там закончившаяся в мае 1945 года последняя большая война до сих пор дышит в лицо жителям. Ни одно здание в Калининграде не строится, пока не будет разминирован участок строительства. Специалисты компании ведут такие работы еще в трех регионах России, где «прошла война». Это поселок Гусиное Озеро в Бурятии, город Нерчинск в Забайкальском крае и поселок Бира под Биробиджаном на Дальнем Востоке. На территорию Гусиного Озера компания зашла в октябре прошлого 2011 года.

По словам Николая Вербицкого, данные о местонахождении аномальных зон, которые гражданские саперы обнаруживают магнитометрической техникой на глубине до 6 метров (глубже приборы не берут), собираются ими, так сказать, на будущее. Поскольку эти данные пригодятся тем, кто будет заниматься извлечением закопанных военными в глубоких воронках и оврагах остатков арсенала. Не исключено, что Минобороны заключит допсоглашение о более глубоких обследованиях и обезвреживании этой территории.

Экология ракет и снарядов

По словам представителей Байкальского института природопользования (БИП) СО РАН, ведущего экологическое сопровождение этого проекта очистки территории бывших складов от взрывоопасных предметов, после окончания работ в рамках действующего контракта Минобороны с компанией «Форпост Балтики плюс» (сумма контракта 200 млн рублей) проблема ликвидации последствий взрывов 2001 года не решится окончательно.

– Компания проводит работу на территории площадью 277 гектаров, разбитых на четыре зоны. В прошлом году полностью очищена территория в 40 гектаров, в этом году очищены 102 гектара, остальная площадь будет отработана в 2013 году, – сообщил замдиректора БИП СО РАН Ендон Гармаев. – Но в контракт не вошли работы по обезвреживанию снарядов, разлетевшихся в радиусе 15 км, находящихся в акватории озера! Снаряды и ракеты, лежащие на дне озера на глубине 10-15 метров, покрываются илистым материалом и под собственной тяжестью уходят глубже в ил. Со временем их невозможно будет найти. А ведь они представляют не меньшую опасность, чем те боеприпасы, которые лежат на поверхности или в земле. Взорваться они могут и вследствие землетрясения, и из-за коррозии металла. В конце концов, рыбаки могут зацепить их сетями! Кроме того, необходимо убирать те снаряды, которые лежат глубже, чем на два метра в землю. И наконец, сама опасная сейчас территория бывших инженерных складов боеприпасов тоже не входит в рамки госконтракта компании с Минобороны.

О версиях взрывов

Работа компании из Калининграда – это, возможно, новый этап в решении проблемы ликвидации последствий взрывов арсеналов, которые с начала 90-х годов не прекращаются в России. Такие случаи давно уже не ЧП, а вполне прогнозируемое постоянное явление, как, например, наступление осени или зимы. Официальные версии причин взрывов не отличаются разнообразием. В 90-е годы главными причинами были палы травы и брошенные окурки, которые «идиоты караульные» бросали прямо в порох.

С начала 2000-х годов, когда во всех арсеналах были изданы специальные приказы, запрещающие проведение палов и курение на территории складов, в моду вошла другая «версия» – удар молнии. Всего за 20 лет, начиная с первого взрыва арсенала Тихоокеанского флота в поселке Хороль Приморского края, только по официальным данным, были взорваны 42 крупных арсенала от Камчатки до Мурманской области. Последние из взрывов на стационарных складах (оба из-за «молнии») с сотнями погибших произошли в Урмане (Башкортостан) и Пугачево (Удмуртия). В этом году взорвались два временных арсенала в Оренбургской области, куда свозятся боеприпасы для утилизации. Последний взрыв, тоже с жертвами, эвакуацией нескольких населенных пунктов и пропавшими без вести, произошел по старой причине: «курение».

Между тем давно замечено, что взрывы на складах боеприпасов происходят по странной случайности как раз накануне проверок или ревизий на этих объектах. По мнению военных специалистов, взорвать военные склады с боеприпасами, оснащенные несколькими степенями защиты (в том числе и «защитой от дурака»), даже при совершении диверсий в условиях боевых действий весьма сложно. В мирное время почти невозможно. Сегодня всё пострадавшее от взрывов население проклинает «военных воров, заметающих следы», а военная прокуратура упорно сообщает «умные версии» о молниях и окурках.

Ничего личного, только бизнес!

Между тем ликвидация последствий взрывов и «рекультивация» становятся весьма прибыльным бизнесом. И пока в разных частях света продолжаются военные конфликты, в ходе которых стреляет российское оружие и пока полны смертоносные отечественные закрома, «бизнес» на продаже боеприпасов не прекратится, а квалификация сапера всегда будет у нас востребована.

Кроме того, остается необходимость утилизации устаревшего оружия и боеприпасов. По информации БИП СО РАН, сейчас в России накопилось более 2,5 млн тонн ракет и снарядов с истекшим сроком хранения. Их содержание обходится федеральному бюджету в 2 млрд рублей ежегодно, тратятся гигантские суммы на утилизацию этих вооружений путем подрывов, которые производятся на 65-ти полигонах. В ходе этих работ гибнут люди, и военные, и гражданские, нарушается экология территорий.

В то же время изобретательными производителями оружия в России уже придуманы «инновационные технологии», с помощью которых утилизировать ракеты и снаряды можно путем «расснаряжения». Такой метод, когда снаряд безопасным образом распиливается, а взрывчатое вещество выжигается, позволит «вернуть в хозяйственный оборот» не менее 3,5 млн тонн черных металлов, 500 тыс. тонн цветных металлов и 35 тонн драгоценных металлов. По разным оценкам, на этом федеральный бюджет может получить доход в размере 130 млрд рублей.

А если вспомнить о плохо скрываемых планах перехода Вооруженных сил РФ на стандарты НАТО, то нетрудно предположить, какой вид бизнеса на многие годы станет в России самым развивающимся.

Остается только надеяться, что интересы «мирного» бизнеса на «расснаряжении» помогут сократить число взорванных российских арсеналов и количество бед мирного населения российских городов и поселков. Еще улан-удэнцы очень надеются, что до полной ликвидации арсенала в Тальцах никому из военных чинов не захочется направить туда ревизию! Смертельно опасную для всех без исключения жителей столицы Бурятии.