Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Те, кто внимательно следил за выражением лица Евгения Пронькинова в тот момент, когда депутат Сэсэг Шабакова зачитывала протокол голосования, наверняка заметил, как сильно расстроился претендент, пишет «МК.Ru».

Его губы дважды шевельнулись в одной и той же конфигурации, как если бы огорченный чем-то человек шепотом произнес нецензурное слово «б…ь» (ну, или цензурное «блин»).

С таким видом и таким бормотанием, как правило, нормальные люди обнаруживают у себя внезапную пропажу кошелька, а не победу на выборах. Притом, что несколькими минутами раньше в короткой реплике телеканалу «Ариг Ус» Евгений Пронькинов, еще очень расслабленный и спокойный, сказал, что если бы не надеялся (на победу. – Авт.), то не пошел бы.

Так на что все-таки надеялся Евгений Пронькинов? И почему решение депутатов Улан-Удэнского городского совета вызвало острую словесную недостаточность у словоохотливых политиков, наотрез отказавшихся что-либо комментировать здесь и сейчас?

Система договоренностей, подковерных интриг и тесных решений в органах власти дала сбой. Первый в истории Улан-Удэ сити-менеджер Евгений Пронькинов на поверку оказался техническим кандидатом, участие которого в выборах руководителя администрации преследовало очевидную цель: создать иллюзию демократического состязания, обеспечив при этом прохождение во власть нужного претендента – Геннадия Айдаева.

А депутаты взяли и выбрали Пронькинова! И что бы ни говорил Геннадий Архипович о том, что все это подстроил один человек, полной неожиданностью результаты выборов стали и для Александра Голкова. Когда Сэсэг Шабакова перед оглашением протокола показала ему документ, выражение лица у Александра Михайловича сделалось удивленным. Такую мимику ни с чем не спутаешь и специально не изобразишь. А неотключенный микрофон уловил реплику «Это их право!», очевидно, имея в виду строптивых депутатов.