Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

«Новая Бурятия» предлагает пятерку наиболее резонансных политических событий.

1. В главы без выборов

Наиболее важным событием 2012 года, определившим характер развития главных политических тем в Бурятии (таких как противостояние «варягов» и «местных», дележ влияния в «нефритовой сфере», отношения между Народным Хуралом с одной стороны и администрацией главы и правительством республики – с другой, а также привлечение федеральных средств и расстановка членов разных элит для их освоения и т.д.) стало переназначение Вячеслава Наговицына на должность главы республики.

Напомним, что 15 декабря 2011 после первого митинга на Болотной площади в Москве, самого масштабного за последние 20 лет митинга протеста, который был вызван фальсификациями на выборах в Госдуму России, Владимир Путин во время своей «прямой линии» пообещал вернуть прямые выборы губернаторов. Уже в феврале 2012 года соответствующий закон был принят Госдумой в первом чтении, в апреле прошел все чтения, а 2 мая, за 4 дня до президентской инаугурации Путина, был подписан уходящим президентом Медведевым.

С 1 июня закон вступил в силу, и его действие распространялось в том числе и на тех глав субъектов Федерации, чьи полномочия заканчивались с 1 июня по 31 декабря 2012 года. И действительно, уже в сентябре 2012 года состоялись прямые выборы губернаторов в пяти регионах – Амурской, Брянской, Рязанской, Белгородской и Новгородской областях.

Экс-президент, а ныне глава (бур. «гулва») Бурятии Вячеслав Наговицын, срок полномочий которого заканчивался в июле, на выборы идти не пожелал. Ему удалось убедить чиновников в Кремле в опасности прихода к власти в Бурятии местных коммунистов в лице их лидера, популярного в народе депутата Госдумы Вячеслава Мархаева. В Кремле пошли навстречу, и 12 мая за 20 дней до вступления в силу закона о прямых выборах глав субъектов Федерации господин Наговицын был досрочно переназначен главой республики. К тому времени закон, по которому бурятскому «гулве» предстояло бы уже в сентябре 2012 года на свободных выборах, при сомнительной поддержке готовых разбежаться при первой опасности членов «Единой России» бороться с харизматичным Мархаевым, еще не вступил в силу.

Технически переназначение Наговицына было выполнено следующим образом:

- 5 мая, за день до инаугурации Путина, остававшийся еще президентом Дмитрий Медведев внес в Народный Хурал Бурятии кандидатуру бурятского «гулвы» на переназначение.

- 11 мая новый президент Путин подписал указ о досрочном сложении полномочий Наговицына, который был в силе несколько часов в начале дня 12 мая.

- 12 же мая Народный Хурал РБ большинством голосов наделил Наговицына полномочиями главы республики. За Наговицына проголосовали 54 депутата, против – 3, 1 депутат не голосовал, 1 испортил бюллетень.

Против кандидатуры Вячеслава Наговицына выступила хуральская фракция КПРФ. Не обошлось и без скандала. Депутату Госдумы России Вячеславу Мархаеву, присутствовавшему на внеочередной сессии Хурала в качестве приглашенного участника, не дали выступить с оценкой деятельности Наговицына, а одного из членов республиканского отделения КПРФ, закричавшего с балкона: «Позор!», сотрудники полиции удалили из зала.

Таким образом, медведевский выдвиженец Вячеслав Наговицын, уклонившись от участия во всенародных выборах, остался на главном в Бурятии посту, возможно, еще на пять лет.

2. Еще одно 350-летие

Второе по значимости событие, повлиявшее на политическую жизнь Бурятии, это подписание президентом Владимиром Путиным указа «О праздновании 350-летия основания города Улан-Удэ». Если не случится ничего экстраординарного, то этот юбилей в столице Бурятии отметят в основном на деньги из федерального бюджета в 2016 году. Формально указ был подписан только 13 декабря 2012 года, однако о сумме денег, которые Москва дает на юбилей, было известно еще в апреле.

Предварительная сумма средств, которые будут затрачены на мероприятия 350-летия Улан-Удэ, составит 6,39 млрд рублей, из них 4,4 млрд рублей из федерального бюджета, 1,022 млрд рублей из республиканского бюджета и 959 млн рублей из бюджета города Улан-Удэ. Кроме того, в ближайшие годы Улан-Удэ должен получить 2,66 млрд рублей на строительство моста через Уду и Транссибирскую магистраль с выходом с улицы 3-я Транспортная на правом берегу Уды на улицу Сахьяновой на другой стороне реки. Как оказалось, перед началом «освоения» этих средств в Улан-Удэ будет сменена команда бывшего мэра Геннадия Айдаева.

3. Операция «Сити-менеджер-2»

Самым скандальным и самым резонансным событием 2012 года, подведшим итог политической жизни Бурятии в этом году, стало отстранение Геннадия Айдаева от главных рычагов административного и политического влияния в столице Бурятии. Напомним, что конфликт между Геннадием Айдаевым и заменившем его на посту мэра Александром Голковым развивался на протяжении полугода, начиная со времени переназначения Вячеслава Наговицына.

Еще в августе 2012 года Геннадий Айдаев предпринял попытки с помощью прокуратуры Бурятии помешать внесению изменений в Устав Улан-Удэ, регулирующих процедуру передачи власти от старого всенародно избранного мэра Геннадия Айдаева к избранному горсоветом из своего числа новому мэру Александру Голкову. На пике разногласий между решившим продлить свои полномочия до новых всенародных выборов Геннадием Айдаевым и считающим, что прямые выборы городу не нужны, Александром Голковым в конфликт вмешался в качестве третейского судьи глава республики. Наговицын предложил сторонам применить на местном уровне принцип смены лидера в «тандеме».

Наговицын предложил Айдаеву уступить Голкову пост мэра, а самому принять участие в конкурсе на должность руководителя городской администрации (сити-менеджера). С возможной перспективой в дальнейшем избираться в Народный Хурал Бурятии и занять там кресло спикера.

Дело в том, что принятие Госдумой России федерального закона о возвращении прямых выборов мэров городов и глав других муниципальных образований после летнего спада протестных настроений в России было отложено в долгий ящик, и теперь перспективы принятия закона неясны. В этих условиях в правовом поле Бурятии действуют два взаимоисключающих законодательных акта.

С одной стороны, это Республиканский закон «О выборах главы муниципального образования в РБ», в котором записано, что на территории Бурятии муниципальный глава (мэр города или глава района) избирается всем населением муниципального образования (города, района).

С другой стороны, в столице Бурятии депутатами горсовета в мае 2011 года был принят спорный во всех отношениях новый Устав города Улан-Удэ, который отменяет прямые выборы мэра всем населением и оставляет право избирать главу муниципального образования только 26-ти городским депутатам! Причем, из своего же числа. Также по новому уставу должность мэра совмещена теперь не с должностью главы администрации, как раньше, а с постом председателя горсовета.

В то же время федеральное законодательство, допуская оба способа выборов мэра, делегирует регионам право определять, какой способ для данного региона лучше. В Бурятии республиканский парламент никакого права выбирать мэров и глав районов из числа депутатов представительного органа муниципального образования (горсовета, райсовета) городам и районам не давал. В бурятском законе записано, что муниципальные главы выбираются только всем населением района или города.

Из этого положения есть два выхода: либо отменить те уставы муниципальных образований, где прямые выборы уже отменены, либо изменить республиканский закон и делегировать горсоветам и райсоветам право выбирать мэра или главу района из числа местных депутатов! Но ни того, ни другого до сих пор не сделано, и де-факто в Улан-Удэ и районах Бурятии жители незаконно лишены права выбирать своего главу.

Напомним, что изменения в Устав города Улан-Удэ (операция «Сити-менеджер-1») были приняты в мае 2011 года на «тайной сессии» горсовета под давлением администрации президента Бурятии и партии «Единая Россия», вероятно, опасавшихся, что на будущих всенародных выборах мэра может победить Вячеслав Мархаев.

Филигранная операция «Сити-менеджер-2» по отстранению уже самого Айдаева от власти в Улан-Удэ была проведена 20 декабря на последней в этом году сессии городского Совета депутатов. 14 депутатов, или ровно большинство от установленного числа депутатов (ни больше, ни меньше!), проголосовали за назначение на должность сити-менеджера «технического» кандидата Евгения Пронькинова. В тот же день, по информации Геннадия Айдаева, Пронькинов написал было заявление об отказе от своей новой должности, однако после настойчивого «поздравления с победой» от главы Бурятии забрал заявление.

Геннадий Айдаев, 15 лет «гребший» мэром на городской «галере», в одну минуту оказался выброшенным на улицу. Без всякой благодарности за свой труд.

4. «Коммунистическая угроза»

Пока в террариуме власти и «Единой России» метались между «внутривидовой» борьбой и внешними угрозами, достаточно интересные события происходили и в лагере оппозиции. Событием года здесь стало переизбрание депутата Госдумы России Вячеслава Мархаева первым секретарем рескома бурятских коммунистов. Произошло это 7 июля в Улан-Удэ на 50-й отчетно-выборной конференции Бурятского регионального отделения (БРО) КПРФ. Все 59 делегатов конференции единогласно (!) проголосовали за избрание его своим лидером.

Напомним, в декабре 2011 года сразу двое депутатов Народного Хурала из фракции коммунистов, Вячеслав Мархаев и Александр Ющенко, были избраны в Государственную думу России. После их отъезда в Москву хуральская фракция КПРФ была ослаблена и осталась без явного лидера. «Списочника» Ющенко в парламенте республики заменил депутат горсовета Аркадий Цыбиков, а место «одномандатника» Мархаева до новых выборов так и останется пустым.

Тем временем в отсутствие Вячеслава Мархаева внутри Бурятского рескома КПРФ и в ряде районов Бурятии оживилась своя оппозиция. Однако смены лидера у коммунистов не произошло, несмотря на то, что перед республиканской партийной конференцией БРО КПРФ в нескольких городских и районных отделениях партии были избраны новые первые секретари. Мархаев преодолел существующие разногласия и уверенно выиграл внутрипартийные выборы, оставшись первым секретарем.

5. Война за нефрит

Началом передела в сфере добычи и торговли нефритом в Бурятии можно считать переназначение Вячеслава Наговицына главой Бурятии в мае 2012 года. Еще в феврале после «нефритовых» бандитских перестрелок в селе Жемчуг Тункинского района министр МВД Бурятии Александр Зайченко дал понять депутатам Народного Хурала, что не планируется резкого наступления на «нефритовую мафию» в Бурятии, на территории которой расположены 13 из 16 разведанных российских месторождений нефрита.

Однако уже 23 апреля 2012 года Вячеслав Наговицын провел координационное совещание силовиков, на котором обсуждался план «решительных мер, направленных на декриминализацию этой сферы». В результате к концу сентября только полицейскими Бурятии у населения было изъято 38 тонн нефрита, то есть в 2 раза больше, чем за весь 2011 год.

Первой ласточкой нефритовой войны «правильных» силовиков с «неправильными», а также с легальными недропользователями, искательской вольницей и мелкими криминальными группами, стало возбуждение уголовного дела против фирмы ООО «Данак», которое занимается сейчас продажей имущества, конфискованного силовиками во время обысков или изъятого по суду. Официальными партнерами ООО «Данак» являются Управление Федеральной службы судебных приставов по Бурятии, МВД по Бурятии, Управление ФСБ по Бурятии, прокуратура РБ, Бурятская таможня и Погрануправление ФСБ по Бурятии.

В августе на складах «Данака» сотрудниками МВД Бурятии была обнаружена пропажа крупной партии нефрита, незаконно изъятого у некоего предпринимателя и переданного «на хранение» этой фирме.

В середине сентября в Улан-Удэ, Новосибирске, Иркутске и районах республики по «нефритовому делу» были арестованы пятеро членов «криминальной группировки» Ильшата Иванова (Садык), среди которых был сам лидер «группировки» и взрослые дети известных в Бурятии людей – депутата Народного Хурала Цырен-Даши Доржиева и близкого к мэрии Улан-Удэ бизнесмена Григория Донаканяна. Министр МВД по РБ Александр Зайченко назвал их «самым организованным и опасным преступным формированием в Бурятии».

Но самым большим скандалом в начавшейся «нефритовой войне» за монополию в этой сфере «правильных» силовиков и государственных региональных «тузов» стала акция «маски-шоу» на месторождении нефрита, добываемого по лицензии эвенкийской семейно-родовой общиной «Дылача». Резонанс от акции ареста 20 тонн «эвенкийского» нефрита и вывоза их с использованием вертолетов близкой к главе республики фирмы «Метрополь» депутата Госдумы от Бурятии Михаила Слипенчука дошел до Москвы, а сам арест комментировался Владимиром Путиным. Он распорядился, чтобы МВД России «держало дело на контроле». Эвенкийской общине инкриминируется то, что ее работники якобы добывали нефрит за пределами лицензионного участка.