Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

К 135-летию со дня рождения Михаила Богданова.

30 мая Республика Бурятия отмечает свой 90-летний юбилей. Ее образованию предшествовала длительная и упорная борьба национальной интеллигенции за автономию бурят. Высокообразованные интеллигенты, самоотверженные патриоты, они взяли на себя задачу защиты этнических интересов, поиска оптимальных, с их точки зрения, путей развития своего народа, управления стихийным движением массы против существующего порядка. Одним из них был Михаил Николаевич Богданов (1878-1920 гг.).

Лидеры национального движения М.Н. Богданов, Ц. Жамцарано, Э.-Д. Ринчино и др. в советский период были объявлены буржуазными националистами и преданы забвению. И только в 1998 г. появляются статьи Б.Д. Цыбикова, Т.М. Михайлова, Б.В. Базарова, в которых была дана высокая оценка их деятельности.

М.Н. Богданов родился в 1878 г. в улусе Укыр Идинской степной думы (ныне Боханский район Иркутской области) в зажиточной семье. Он получил хорошее образование, начав учиться в Иркутском городском училище, затем в Казанском учительском институте, завершив обучение в котором, продолжил образование в Томском университете, где изучал юриспруденцию, историю и этнографию. В Томске Богданов сблизился с областниками и под влиянием их идей у него пробудился интерес к проблемам экономической, общественно-политической жизни. Это приводит к тому, что он начинает глубоко вникать в жизнь и быт собственного народа и задумывается о его дальнейшей судьбе.

Недолго проучившись в Томске, Богданов уехал в Петербург, где в качестве студента-вольнослушателя университета изучал юриспруденцию и историю. Некоторые черты характера Михаила Николаевича раскрывает П. Славнин в воспоминаниях «На Васильевском острове» (журн. «Бурятиеведение». №2. 1926. Верхнеудинск): «В университете я близко сошелся в 1901 г. с эпически спокойным бурятом М.Н. Богдановым. Мы поселились с ним в одной комнате на Васильевском острове, 3 линия, д. 44, кв. 26. М.Н. приехал из Бурятии в столицу за наукой и поступил в университет в 1904 г. в качестве вольнослушателя. …Жили мы с М.Н. дружно, только порой раздражала меня его немецкая аккуратность. У него все было распределено по часам, и никак его уже не сдвинешь, и ничем не отвлечешь, когда в какой-то час ему положено заниматься, напр., немецким языком. У него для каждого предмета был свой час, был точный час и для чаепития, к которому я редко поспевал».

Изучив немецкий язык, он поехал в Берлин, где стал слушателем университета по вопросам философии права. Гонения на студентов-социалистов из России вынудили его покинуть Германию и переехать в Швейцарию, где он поступил в Цюрихский университет. Не завершив обучение, Михаил Николаевич был вынужден вернуться в Россию из-за финансовых затруднений, поскольку семья не смогла ему помогать.

«Выдающиеся способности М.Н. давали ему возможность выдвинуться на любом поприще, в особенности на научном, и в столице, но его тянуло, как и других талантливых его земляков, в родную Сибирь, так нуждающуюся в интеллигентных работниках для общественного строительства и научного исследования», - пишет П. Славнин.

Вернувшись в Россию, Михаил Богданов включился в национальное движение. В 1905 г. на бурятских съездах Иркутской губернии он формулирует многие проблемы, определяет цели и задачи, стоящие перед национальным движением и сразу же становится признанным лидером иркутских бурят. Получив европейское образование, среди сформировавшихся направлений в национальном движении он возглавил прозападное.

В 1909-1913 гг. М.Н. Богданов работал в пере­селенческом управлении Минусинского уезда Енисейской губернии, куда его пригласил Н.Н. Козьмин – друг и коллега, ставший впоследствии его биографом. Вместе с профессором Козьминым они выполнили большую работу по статистико-экономическому изучению хозяйства и землепользования мину­синских инородцев. Здесь он получил большой опыт работы по земельному вопросу, который ему впоследствии пригодился.

В 1913 г. М.Н. Богданов вернулся на родину, став помощником волостного писаря в Цугольской инородческой волости Забайкальской области, од­новременно служа в кооперации. Здесь у агинских бурят М.Н. Богданов увидел совершенно иной уклад хозяйства и жизни. Из человека сугубо западной ориентации, не признававшего самобытного национального развития бурятского народа, он превращается в ярого поборника национальной идеи, которая сводилась к созданию бурятской автономии.

М.Н. Богданов был твердо убежден, что только консолидация бурят на одной территории позволит сохранить этнос. В конце 1917 г. Михаил Богданов и Базарэ Намдык прибыли в администрацию Хулун-Буйра просить место для расселения бурят. Они получили разрешение на право аренды земли на 90 лет в местности Шэнэхэн. Весной 1918 г. Б. Намдык на новых землях закопал золотое кольцо и помолился молоком и сахаром. После этого ни М. Богданов, ни Б. Намдык в Шэнэхэн не приезжали. Летом 1918 г. первая группа агинских бурят (700 человек), спасаясь от ужасов гражданской войны, тайно бежала туда.

Богданов до конца своей жизни придерживался народнических взглядов, а народничество считало литературу одним из методов борьбы с самодержавием. Он использовал публицистику в полной мере, его статьи и заметки публиковались в солидных журналах и газетах «Сибирь», «Восточное обозрение», «Сибирские вопросы», «Народное хозяйство» и других изданиях, основной темой которых были земельные проблемы. Приверженность к народничеству неизбежно вела к сближению с Ц. Жамцарано, Б. Барадиным и другими бурятскими деятелями, которые тоже придерживались народнических идей. В 1917 г. М.Н. Богданов придерживался взглядов партии социал-революционеров (эсеров).

Кроме общественно-политической деятельности, М.Н. Богданов занимался научной работой. Михаил Николаевич первым из ученых попытался составить научную историю Бурятии, о чем свидетельствуют его работы о прошлом бурятского народа, о его происхождении, тесных этнических, культурных и политических связях с монголами, о влиянии русского народа на бурят. «После революции 1905 года, наряду с литературной работой, – писал проф. Н.Н. Козьмин в биографическом очерке о М.Н. Богданове в 1926 г., – подготовка работы по истории бурят сделалась его доминирующим занятием. Он перечитывал Миллера, Фишера, издания Археографической комиссии; восхищался обилием материалов в трудах Православной миссии, которые своим содержанием возбуждали в нем кипучее негодование; ездил в Москву и Петербург и зарывался в тамошние большие библиотеки. Своим твердым, четким и красивым почерком он заполнял толстые тетради выписками. Вместе с тем, чувствуя недостаточность специальной методологической подготовки, он, кроме посещения лекций профессоров, стал запасаться соответствующей литературой. Он выписал из Германии известный труд Бернгейма — Lehrbuch des historischen Methode. Мечтал написать большой научный труд, охватывающий все стороны жизни бурят. Благодаря знанию немецкого языка, он мог перечитать чрезвычайно богатые сведениями о бурятах, но мало доступные для широкого круга читателей сочинения Палласа, Гмелина, Эрмана, Санан Сэцена (в немецком переводе). В процессе работы у него вырабатывалось критическое чутье, умение разбираться в противоречиях и конструировать из разрозненных фактов исторические обобщения. У него была прекрасная память, столь необходимая для этого, и та систематичность, которая была для него характерна и в жизни, и в работе.

Историческое изучение обещало познание тех внутренних процессов, которыми творится народная жизнь и определяется будущее народа, как и его жизненных сил». Основные положения и выводы ученого представляли очевидный шаг вперед в научной мысли того времени и не утратили своего значения и поныне.

М.Н. Богданов является автором около 50 научных трудов, из которых лишь небольшая часть была опубликована под общим названием: «Очерки истории бурят-монгольского народа». Исследование этнической истории бурятского народа Богданов не успел завершить, с 1913 г. он не мог заниматься наукой. Поэтому монографию подготовил к изданию Н.Н. Козьмин.

Февральская революция 1917 г. выдвинула М.Н. Богданова на передний край общественного движения. По инициативе М.Н. Богданова и Э.-Д. Ринчино 6 марта 1917 г. в г. Чите был сформирован Временный организационный национальный комитет – первый в истории бурятского народа общенациональный орган управления. В состав комитета вошли Ш.Б. Бадмаев, Ш.Б. Базаров, М.Н. Богданов, Н.Н. Намдаков, Э.-Д. Ринчино и С.С. Сампилов. М.Н. Богданов стал его председателем, а Э.-Д. Ринчино – секретарем. Комитету поручалось до созыва общенационального съезда представительствовать во всех общественных организациях. В частности, представителем в Забайкальский комитет общественных организаций был избран М.Н. Богданов.

Михаил Николаевич избирался председателем областной Зем­ской управы, областным комиссаром, председателем Областно­го Комитета и различных собраний и съездов, членом Всероссийского Учредительного Собрания. Его популярность и уважение среди населения Забайкалья вполне закономерны, т.к. его принципиальность, умение доказывать и убеждать чиновников разного уровня в ходе защиты интересов коренных жителей были широко известны. Крупным политическим успехом Богданова стало избрание от бурятского населения Иркутской губернии и Забайкальской области в Учредительное собрание.

Михаил Николаевич Богданов – автор концепции национальной автономии, в основе которой лежало единство народа и общее для всех бурят управление. На первом общенациональном съезде бурят-монголов, состоявшемся 23-25 апреля 1917 г. г. Чите, делегат от Цугольской волости М.Н. Богданов был избран председателем. В резолюции съезда отмечалось: «В области национальной автономии буряты Иркутской губернии и Забайкальской области объединяются в одно целое. Основной территориальной единицей этой автономии является обособленная земельная единица (сомон), которая, объединяясь с соседями, организуется в хошуны, а несколько хошунов организуют аймак. Верховным органом бурятской национальной автономии, объединяющим все части бурятского народа в одно целое, является бурятская национальная дума «Буряад олосун цогулган».

М.Н. Богданов, сформулировав концепцию национального устройства, в конечном итоге создал основу национальной государственности бурят, т.к. впоследствии новая государственность была сформирована на основе его проекта.

Профессор Н.Н. Козьмин, ближайший друг Богданова, писал: «М.Н. Богданов. Он как бы отразил на себе целый период последних лет бурятской интеллигенции, период очень тяжелых переживаний, тревожных исканий, борьбы противоречивых течений, попыток противопоставить внутренней и внешней разрухе организованные силы народа».

В годы гражданской войны Михаил Николаевич вышел из состава Бурнацкома, но продолжал активно участвовать в общественно-политической жизни. Он пытался избежать участия бурят в войне между красными и белыми, активно противодействуя атаману Г.М. Семенову.

Самая тяжелая ситуация возникла, когда Семенов поставил вопрос о переводе бурят в казачье сословие, что означало их мобилизацию в белую армию. Бурнардума оказалась в тяжелом положении между молотом и наковальней: Семеновым и его армией и собственным народом. М.Н. Богданов, не задумываясь, выбрал интересы бурятского народа. Его яркие выступления дали результат, т.к. его влияние было весьма велико среди бурятского населения. Над Михаилом Николаевичем нависла смертельная опасность, поэтому он вывез свою семью в Баргу (Китай), но сам решил вернуться. Судьба народа для него была важнее собственной. Сначала он съездил в Укыр попрощаться с родственниками и родной землей, затем приехал в Читу, где был приглашен в штаб Семенова. После этого больше его никто не видел. Зная о его популярности, семеновцы скрывали факт гибели М.Н. Богданова. Поэтому неизвестна точная дата его смерти: 1919 г. или 1920 г.

«Одна из величайших заслуг М.Н. Богданова, виднейшего общественного деятеля, талантливого организатора и трибуна, революционера-народника, состоит в том, что он всей своей деятельностью революционизировал бурятское общество, создал определенное умонастроение в улусах, оказывал огромное влияние на молодую растущую интеллигенцию, нацеливая на борьбу с несправедливостью, отсталостью и реакционностью... Давно пора увековечить его память – поставить памятник в столице республики, установить мемориальные доски в местах его проживания и деятельности, подготовить и издать собрание сочинений...», – писал Т.М. Михайлов в 1998 г. Эти слова актуальны и сегодня. Отдавая дань памяти людям, стоявшим у истоков национальной идеи, мы можем развивать ее далее.

В начале ХХ в. выдвинулись национальные лидеры, которые заняли твердую позицию в событиях самого масштабного и поворотного характера и определили последующую историческую судьбу бурят.

Биография Михаила Николаевича Богданова – это яркий пример служения своему Отечеству и народу. Пример для современных политиков, как надо любить Родину и свой народ.

Зурхай

Благоприятно: для людей, родившихся в год Дракона; строить дуган, субурга, делать добрые дела, почит...

Читать целиком
Общество и культура
110
Общество и культура
153
Общество и культура
51
Спорт и туризм
101