Скандал вокруг строительства здания лучевой терапии Республиканского онкологического диспансера в Улан-Удэ в ближайшее время получит международную огласку. С помощью экспертов транснациональной экологической организации «Беллона». Радиационная защита здания, в котором установлены мощные электронные «пушки» (линейные ускорители Clinac 2300 C/D), выполнена строителями, скорее всего, неэффективно. Это угрожает здоровью не только персонала онкодиспансера и будущих пациентов, но, возможно, и людей, находящихся вне стен корпуса лучевой конформной терапии.

Испытатель и подписанты

На прошлой неделе, до еще состоявшегося 29 мая пафосного официального открытия нового корпуса онкодиспансера власти Бурятии, - глава республики Вячеслав Наговицын и и.о. министра строительства Федор Трифонов, - во всеуслышание заявили о том, что факты, изложенные в первой публикации «Новой Бурятии» на эту тему «не соответствуют действительности». Это должно было подтвердить озвученное Федором Трифоновым на правительственном брифинге экспертное заключение сотрудников Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены имени профессора П.В. Рамзаева, подписанное директором НИИ Иваном Романовичем и руководителем Федерального радиологического центра Анатолием Барковским. Заключение основывается на результатах испытаний, которые провел в здании лучевой терапии Республиканского онкодиспансера в Улан-Удэ подчиненный названных подписантов, инженер-исследователь НИИ Николай Титов.

Напомним, питерские эксперты, обладающие государственной лицензией на проведение подобных испытаний и составление официальных заключений о соответствии строящихся опасных объектов требованиям радиационной гигиены, сделали вывод о том, что построенные в Улан-Удэ «каньоны» с электронными «пушками» ничему и никому не угрожают. По их мнению, радиационная обстановка в самих каньонах, в смежных с каньонами помещениях для персонала группы А (к которой относятся моряки на атомных подлодках и физики-ядерщики на атомных АЭС), а также на территории онкодиспансера, прилегающей к наружным стенам каньонов, «соответствует требованиям СанПиН 2.6.1.2573-10 и ОСПОРБ-99/2010 («Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности» - С.Б.)» и, якобы, «обеспечивает ограничение годовых доз техногенного облучения всех категорий облучаемых лиц за счет эксплуатации ускорителя (Сlinac 2300 C/D – С.Б.) в соответствии с требованиями НРБ-99/2009 («Норм радиационной безопасности 1999/2009 гг. – С.Б.)».

Однако эти выводы экспертов уже вызвали серьезные сомнения. Оказалось, что инженер-исследователь НИИ радиационной гигиены Николай Титов, согласно протоколам испытаний, проведенных им 24-го и 25-го мая 2013 года, провел измерения излучения каждого из двух работающих на 18 мэгаэлектронвольтах (МэВ) ускорителей некорректными приборами. Он воспользовался двумя дозиметрами с диапазоном энергий ниже 18 МэВ: у первого дозиметра диапазон до 10 МэВ, у второго дозиметра с разными выносными блоками диапазон до 3 – 3,5 МэВ (в одном случае, возможно, до 14 МэВ).

Таким образом, некорректно сделанные измерения не могут дать достоверные результаты испытаний. Как же может специалист с лицензией измерять излучение работающего на 18-ти МэВах линейного ускорителя прибором с диапазоном до 10 МэВов? А «авторитетные» эксперты-руководители это подписывать?!

«Беллона» нашла радиационное загрязнение

«Новая Бурятия» сразу после обнародования властями Бурятии экспертных заключений питерского НИИ по обоим линейным электронным ускорителям переслала копии этих документов в международный экологический правозащитный центр «Беллона», который последние 20 лет активно борется с радиационным загрязнением по всему миру. Специалист ЭПЦ «Беллона - Россия» также считает, что измерения проведены некорректно.

- Согласно проколу испытаний, измерения радиационного излучения ускорителей Clinac-2300 C/D проводились дозиметрами, которыми технически невозможно зафиксировать излучения при работе ускорителей на максимальной мощности (энергия в режиме электронного излучения 21 МэВ, а режиме тормозного излучения – 18 МэВ), - пишет в своем ответе «Новой Бурятии» эксперт по радиационной безопасности ЭПЦ «Беллона» Алексей Щукин. – Диапазон фиксируемых энергий гамма- и рентгеновского излучения у дозиметра ДКС-АТ1123: от 15-ти кэВ до 10-ти МэВ, и получить достоверные результаты при работе ускорителя на 18-ти МэВ нельзя. Причем погрешность измерения уже в диапазоне энергий от 3 до 10 МэВ составляет плюс-минус 50%, а не 15%, а при больших энергиях … кто его знает! В поставку дозиметра МКС-АТ 1117М входит комплект выносных блоков детектирования, позволяющих замерять мощность дозы гамма-излучения с энергией до 3 МэВ, бета-излучения – до 3.5 МэВ, нейтронного – до 14 МэВ, что также не дает возможность получить достоверные результаты при работе ускорителя на 18-ти МэВ. Таким образом, для получения достоверных результатов испытаний необходимо провести замеры приборами, способными фиксировать виды излучений с энергиями не ниже 18-ти МэВ. Выносные блоки детектирования также должны фиксировать излучения с энергиями не ниже 18 МэВ.

Кроме того, эксперт «Беллоны» обнаружил в представленных питерским НИИ результатах испытаний значительное превышение санитарных норм радиационной дозы в разных местах за стенами каньонов.

- Для персонала группы А в таблице СанПин приведены разрешенные 6 мкЗв/час, что отличается от замеренной мощности дозы в точке 2. Она равна 22,21 мкЗв/ч, что почти в четыре раза превышает разрешенную! – продолжает Алексей Щукин. – И так по многим точкам. Ссылка на то, что время работы ускорителя составляет для одной смены всего 69,5 часа в год из общего времени работы 1700 часов, и что, исходя из этого, якобы, можно поднять допустимую мощность дозы в 24,5 раза, мне кажется некорректной. Да это и противоречит СанПиН. Из-за этого и фон вокруг помещения при работе ускорителя непомерно высок, и люди, находящиеся снаружи здания, даже не догадываясь об этом, могут получить дозы, значительно превышающие те, которые допустимы для населения!

«Фонящие» точки

Действительно, в описанных результатах измерений в 36 точках в первом каньоне (процедурная № 101), а также в смежных с ним помещениях мы видим в отдельных случаях явное превышение санитарных норм. Так в точке 2 (рабочее место одного из двух операторов ускорителя) суммарная мощность дозы на высоте 80 см равно 21,81 мкЗв/ч (микрозивертов в час), на высоте 120 см – 21,52 мкЗв/ч, и на высоте 160 см – 22,21, что значительно превышает норму в 6 мкЗв/ч. В этом же помещении пультовой комнаты за стационарной защитой (бетонными стенами каньона), где персонал пребывает постоянно (санитарная норма - 6 мкЗв/ч) инженер Николай Титов зафиксировал, например, следующее излучение ускорителя:

- 43,28 мкЗв/ч и 47,24 мкЗв/ч (точка 5 на высоте 80см и 120 см)
- 73,28 мкЗв/ч и 75,25 мкЗв/ч (точка 6 на высоте 80 см и 120 см)
- 44,24 мкЗв/ч и 46,22 мкЗв/ч (точка 7 на высоте 80 см и 120 см)

Таким образом, самая маленькая из этих зафиксированных доз превышает санитарную норму в 7,2 раза, а самая большая – в 12,5 раза! Еще хуже результаты на улице за стенами первого каньона.

Там при санитарной норме в 1,2 мкЗв/ч зафиксированы такие дозы:
- 22,03 и 20,02 мкЗв/ч (точка 15, высота 80 и 120 см)
- 45,03 и 44,04 мкЗв/ч (точка 16, высота 80 и 120 см)
- 21,03 и 20,03 мкЗв/ч (точка 17, высота 80 и 120 см)

Как мы видим, превышение санитарной нормы на территориях, прилегающих с наружным стенам помещения, в котором находится один из ускорителей, даже выше чем, в пультовой комнате, где сидит персонал группы А. Это превышение на улице составляет уже от 16,7 до 37,5 раза!
Все пучком?

Возникает вопрос: что же за результаты получил инженер-исследователь Николай Титов из Санкт-Петербургского НИИ радиационной гигиены? И насколько их можно рассматривать серьезно?

Ответ здесь может быть сложен и прост одновременно. Титов в протоколах испытаний указал рабочую мощность в 18 МэВ. Но такое излучение он с помощью своих приборов зафиксировать не мог. И вот здесь напрашивается одна очень не утешительная мысль. С этого места меня можно критиковать, сколько угодно, поскольку я сам честно говорю, что все нижеизложенное – это чисто мои домыслы!

Но если предположить, например, что инженер Титов не дурак, и знает, что с помощью дозиметра с диапазоном до 10 МэВ замерить излучение работающего на 18-ти МэВах ускорителя нельзя, то можно допустить следующее. Наш «испытатель» мог спокойно проделать измерения при работе ускорителей, например, на 6 МэВах (врачи в реальной практике обычно редко дают мощность выше), и получить вполне достоверные результаты. Но записать его попросили так, как будто бы испытания проходили на 18-ти МэВах (повторяю еще раз, это все мои домыслы)! Объект надо сдавать, «бабки» надо «пилить», Басаеву надо доказать, что он «нехороший человек»! То есть, понять людей можно.

Но что же из этого может следовать? А то, что, если это в действительности так, то экспертное заключение НИИ радиационной гигиены не более, чем заказная бумажка, которой хотели прикрыть неэффективно сделанную радиационную защиту, которая не держит не то что 18, но даже и самые обычные 6 МэВов. Поэтому может случиться так, что в ближайшие годы все это дорогостоящее оборудование будет красиво стоять в своих «каньонах», а пациенты, о которых не менее красиво говорил бурятский глава Наговицын, так и останутся без ожидаемого «лечения пучком». Пока не сделают допотопную свинцовую защиту (как у саркофага в Чернобыле) или официально не разрешат работать на 4 МэВах.

Зачем же тогда покупали такое дорогое оборудования? Ответ тоже может быть прост: чем больше заказы, тем злее «откаты»!

Приложение: Таблица № 1 СанПин 2.6.1.2573-10 приводят проектную мощность дозы (Pпр) за стационарной защитой ускорителя электронов для помещений и территории различного назначения (см.Табл.1).

Помещение, территория

t

отн. ед

n

отн. ед

ПД

мЗв/год

pg

мкЗв/ч

Помещения постоянного пребывания персонала группы А (все помещения, входящие в состав отделений, кабинетов лучевой терапии, комната управления (пультовая)

1

1

20

6,0

Помещения временного пребывания группы А

0,5

1

20

12

Помещения, смежные по вертикали и горизонтали с рабочей камерой (процедурной) ускорителя, в которых имеются постоянные рабочие места персонала группы Б

1

1,2

5

1,2

Помещения, смежные по вертикали и горизонтали с рабочей камерой (процедурной) ускорителя без постоянных рабочих мест (холл, гардероб, лестничная площадка, коридор, уборная, кладовая и др.)

0,25

1,2

5

5,0

Помещения эпизодического пребывания персонала группы Б (технический этаж, подвал, чердак и т.п.)

0,06

1,2

5

20

Палаты стационара (не радиологические), смежные по вертикали и горизонтали с отделениями, кабинетами лучевой терапии, помещения эпизодического пребывания лиц, не отнесенных к персоналу, смежные по вертикали и горизонтали с рабочей камерой (процедурной) ускорителя

0,25

2

1

0,6

Помещения, в которых имеются постоянные рабочие места лиц, не отнесенных к персоналу

1

1,2

1

0,25

Территория, примыкающая к наружным стенам здания ускорителя

0,12

2

1

1,2