В последнее время все активнее циркулирует слух о том, что руководитель президентской администрации, зампред правительства РБ Петр Носков совершил убийство в бытность свою еще главой Мухоршибирского района. Якобы на охоте он убил человека, а вину за это на себя взял его брат, пишет «Байкал 24». Слух повествует о том, что благодаря своему служебному положению Петр Носков сумел, что называется, замять дело, хотя в отношении него и возбуждалось уголовное дело. Активность слуха, естественно, связана с тем, что Петр Лукич успел уже многим насолить своим «топорным» стилем руководства и «выламывания рук».

И, если допустить, что данный экзотический слух соответствует действительности, то это, безусловно, сенсация. Ведь, если это так, то третий по значимости высший чиновник республики просто не имеет права не только занимать нынешнюю должность, но и вообще находиться на государственной службе.

Между тем Петр Лукич после должности главы района сделал вполне себе такую великолепную карьеру. После того, как он с 1997 по 2002 годы был главой Мухоршибирского района Бурятии, в 2002 году был назначен председателем Госкомитета РБ по природопользованию и охране окружающей среды. А в 2005 году стал министром природных ресурсов и охраны окружающей среды Бурятии. И, наконец, указом президента Бурятии от 30 сентября 2008 года был назначен зампредом правительства Республики Бурятия – руководителем Администрации президента и правительства РБ.

С мыслью о том, что на самом верху государственной власти республики может находиться убийца, очень сложно смирится. В этой связи мы предприняли небольшое расследование в силу своих скромных возможностей.

Во-первых, выяснилось, что, действительно, Носков Петр Лукич проходит по учетам Информационного центра МВД РВ по РБ, 01.09.1956 года рождения, уроженец. С. Шаралдай Мухоршибирского района. И это тот самый Носков, который и является в настоящее время серьезным государственным мужем Бурятии. Как оказалось, он привлекался к уголовной ответственности в 1997 году Мухоршибирским ОВД по ст. 294 ч. 2 УК – вмешательство в деятельность следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела. В 1997 году он уже был главой района.

Некая справка, подписанная, кстати, Матвеем Гершевичем, который тогда был не хухры-мухры, а первым заместителем прокурора республики, живописует следующее. Итак, в то далекое время Матвей Матвеевич написал: «следствием установлено, что в ходе расследования уголовного дела по обвинению Носкова Анатолия Лукича, директора фонда «Поддержка предпринимательства», по ст. 201 УК РФ – злоупотребление полномочиями, при производстве обыска были изъяты ружье марки ТОЗ и 7 патронов».

Это незаконное изъятие 9 марта 1997 года совершил Носков П.Л. вместе со своим братом Носковым А.Л. и другими лицами. Иными словами, пользуясь полномочиями главы района и при поддержке группы крепких мужчин, Петр Лукич Носков ворвался в оружейную комнату Мухоршибирского РОВД. Оттуда он изъял затвор указанного ружья «с целью приведения оружия в нерабочее состояние». То есть экспроприаторы, просто-напросто, отломили часть бойка затвора ружья марки ТОЗ. Зачем они это сделали? Сложно сказать. Тем не менее, ясно, что это ружье, как хранящееся незаконно, видимо, у брата Анатолия Носкова, было изъято. А сам брат обвинялся в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ – незаконное хранение оружия.

13 августа 1997 года уголовное дело в отношении Петра Носкова было прекращено по нереабилитирующему основанию в соответствие со ст. 7 УПК РСФСР – в связи с деятельным раскаянием. Получается, что уголовное преступление нынешний глава администрации президента РБ Вячеслава Наговицына все-таки совершил, но под суд не попал.

А 21 декабря 1998 года судья Мухоршибирского района Республики Бурятия Карелов А.И. прекратил уголовное дело по обвинению Носкова Анатолия Лукича 29 сентября 1961 года рождения, уроженца и жителя с. Шаралдай Мухоршибирского района Республики Бурятия. Напомним, что уголовное дело было возбуждено за преступление, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ. Носков А.Л. обвинялся органом предварительного расследования в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, а именно малокалиберной винтовки ТОЗ-16 и одного патрона калибра 9 мм – в совершении преступного деяния, отнесенного к категории средней тяжести.

Уголовное дело по данному факту было возбуждено 5 марта 1997 года. 5 июня 1997 года предварительное следствие по настоящему уголовному делу было приостановлено ввиду тяжелого заболевания обвиняемого Носкова А.Л., страдающего хронической ишемической болезнью сердца. Затем 3 ноября 1997 года следствие было возобновлено, после чего уголовное дело поступило в суд. Однако 26 мая 1998 года уже в судебном заседании производство по настоящему уголовному делу было вновь приостановлено из-за нахождения подсудимого Носкова А.Л. на стационарном лечении по поводу гипертонической болезни II-й степени. С мая по декабрь 1998 года Носков неоднократно находился на излечении в различных лечебных заведениях, что подтверждают представленные ими в суд медицинские документы. И, наконец, 7 декабря 1998 года он был признан решением ВТЭК нетрудоспособным, со второй группой инвалидности.

Суд нашел, что Носков А.Л. «перестал быть общественно опасным для общества», в связи с чем, с учетом его состояния здоровья суд счел возможным освободить его согласно ст. 77 УК РФ от уголовной ответственности с прекращением производства по делу. Руководствуясь ст. 6 УПК РСФСР, ст. 77 УК РФ суд постановил Носкова Анатолия Лукича освободить от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222 УК РФ в связи с изменением обстановки, с прекращением производства по данному уголовному делу.

Итак, уголовные дела были – даже целый букет. Но оба брата отделались легким испугом. Это не повлияло на их дальнейшие карьеры – выше указывалось, кем сейчас стал Петр Лукич. А Анатолий Лукич, несмотря на свои болезни и инвалидность, работает в качестве председателя комитета по управлению государственным имуществом и муниципальным хозяйством администрации Мухоршибирского района.

Непонятно одно, зачем, если один из братьев Носковых незаконно хранил незарегистрированное оружие, им надо было с риском для жизни и карьеры штурмовать отделение милиции? Зачем так важно было выламывать боек? Может быть, этот боек и являлся жизненно важной уликой?