Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Музыкант и продюсер Алагуй Егоров – персона весьма видная в среде бурятского шоу- бизнеса. Практически каждый его проект довольно успешен и нацелен на определенную аудиторию. В этом году молодой человек даже попробовал пойти в политику. Именно Алагуй стал отцом-основателем виртуального проекта Дондока Пылнимаева, который хоть и не совсем цензурно и несколько маргинально, но очень действенно продвигает в массы бурятской молодежи родной язык и вообще осознание своей национальности, что в наше время нивелируется и подменяется. О том, насколько это действенно или полная утопия, и состоялся наш разговор с Алагуем.

– Как вы считаете, почему молодые не учат родной язык?

– Негде его использовать. Нет особой потребности в языке. Фактически он не государственный уже. Хотя по закону он должен использоваться везде абсолютно, а не только на вывесках министерств. Молодые не говорят по-бурятски, потому что стесняются своего акцента перед носителями.

– Как можно мотивировать молодых? Действительно ли через музыку и такой неоднозначный сленг?

– Музыка на бурятском – это просто легкий способ получить известность на местном уровне. На русском языке много исполнителей, а на бурятском любой более-менее качественный продукт уже интересен. И тут поначалу никакой речи о продвижении языка не было. Однако многие слушали, но и не понимали особо. Если музыка нравится, то заинтересовать можно. Это в какой-то мере действенно.

Как такового бурятского «сленга», как вы говорите, фактически нет. Есть некоторые незамысловатые наборы слов. «Бурятизация» слов. По-бурятски это будет «буряадшалга».

– Какие еще способы популяризации языка?

– Караоке. Когда родители дома поют вместе с детьми. Это, я считаю, более-менее действенный метод привития бурятской культуры детям. Я выпустил два DVD-диска на бурятском. Уже 1000 экземпляров раскуплено. Считаю это неким показателем.

– А Министерство образования и прочие властьимущие как-то не заинтересовались?

– Учение – это навязывание прямое. Чтобы учить язык, нужна конкретная среда. Для общения на языке в Бурятии среды нет. Никаких движений от «властьимущих» в сторону родного языка не замечается.

ВАРК – это только красивое название. Министр культуры НЕ МОЖЕТ решить вопросы по поводу радио, хотя бы вполовину вещающего на бурятском. Остается мне и небольшой горстке небезразлично настроенных людей поддерживать хотя бы такое состояние, которое имеется на сегодня. Но так не может продолжаться всегда. Когда-нибудь закончится и это. Нужны реальные движения сверху.

Да ладно от «властьимущих»... Нет никаких движений от «денегимущих» бурят.

– А вам не кажется, что эти денежно и власть имущие просто глобализировались. Их дети учат китайский и английский языки где-то далеко. И, возможно, на Западе и останутся. Бурятский им, собственно, и не нужен. А ведь это так называемая будущая «элита»…

– Скорее всего, так и есть... В свете иностранных прожекторов и щебетании разных языков на курортах совсем не хочется вспоминать про свои стайки…

– А может, и хорошо, что буряты, особенно молодые и образованные, уезжают отсюда? Вам самому-то не хочется?

– Если честно, хочется... Но только чтоб прокачаться в своем направлении и прославить нашу нацию. Но для этого много денег надо... И достойные тылы.

– Да уж. Пророк Барнашка как-то сказал, что буряты сохранятся как нация, лишь учась да путешествуя. Живя тут, они просто ассимилируются и исчезнут.

– Все возможно... Бурятии нужны реальные герои мирового значения. Да нам бы просто достойную видеостудию сделать да звукостудию оборудовать. И мы с пацанами такой движняк устроим. А успокоюсь я тогда, когда на самых модных тусовках мира будут танцевать под ехор…