Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В результате активных действий экологов-общественников в Бурятии приостановлен один из первых в России пилотных проектов «ликвидации накопленного экологического ущерба» (НЭУ), который сопровождался нарушениями прав населения на здоровую окружающую среду. Жители Закаменска сегодня требуют от властей включения в этот проект программы медико-социальной реабилитации населения, проживающего в зоне экологического бедствия.

Что расследовали

С февраля по сентябрь 2013 года общественность Закаменска, заваленного отходами построенного еще во время Великой Отечественной войны Джидинского вольфрамо-молибденового комбината (Джидакомбинат), и активисты-экологи Бурятского регионального объединения по Байкалу (БРО по Байкалу) провели свое общественное расследование. Его предметом было то возмутившее жителей Закаменска обстоятельство, что российские власти, а конкретно Минприроды РФ как заказчик и координатор федеральной целевой программы (ФЦП) «Ликвидация накопленного экологического ущерба», не включили в проект ликвидации НЭУ в Закаменске мероприятия по медико-социальной реабилитации городского населения.

История беды

Градообразующим предприятием Закаменска с 40-х годов был сначала Джидалагерь Главного управления лагерей (ГУЛаг) горно-металургической промышленности НКВД СССР, а затем Джидакомбинат, бывший единственным в стране поставщиком вольфрама для военной промышленности СССР. Во время войны каждый третий танк делался из легированной закаменским вольфрамом стали.

До закрытия (из-за отсутствия военных заказов) комбината в 1998 году в его отвалах на территории города и в 1,5 км в местности Барун-Нарын, скопилось 45 млн тонн отходов в виде рудоносного песка. Тогда в России не было технологий извлечения металлов из песка, и «отходы» просто лежали в «хвостах» комбината. После банкротства Джидакомбината (впоследствии – Закаменского ГОКа) никакой добычи не велось 15–17 лет, песчаные отходы под воздействием дождей и ветров покрылись сверху твердой коркой и какой-то чрезвычайной опасности для населения не представляли.

Тем не менее, показатели состояния здоровья горожан были всегда тревожными. С начала 90-х годов мэрия Закаменска вместе с инициативной группой местных жителей прилагала усилия для привлечения федеральных денег с целью ликвидации старых отвалов комбината, рекультивации территории города и оздоровления населения. Этот проект продвигал и первый президент Бурятии Леонид Потапов. И вот в 2011 году команда главы Бурятии Вячеслава Наговицына в лице руководства МПР РБ, наконец-то, пробила (!) выделение значительной суммы федеральных средств (более 4 млрд рублей до 2020 года) на ликвидацию НЭУ. Правда, проект в Закаменске является «пилотным» (пробным) для России, и формально деньги выделены по другой ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012–2020 годы».

Сама же ФЦП «Ликвидация накопленного экологического ущерба на 2014–2025 годы» (объем финансирования 218,6 млрд руб., в том числе и на реализацию первоочередных мероприятий, включая ликвидацию НЭУ в Закаменске и другие проекты), рассчитанная на 12 лет, начнет действовать только со следующего года. Причем в 2014 году на все 194 «горячие точки» России запланировано выделить всего 3,9 млрд рублей, в основном на разработку проектно-сметной документации.

В Бурятии же деньги на ликвидацию НЭУ начали «осваивать» еще в 2011 году без особой подготовки, очень ретиво, превратив и так неблагополучный в экологическом отношении Закаменск в зону экологического бедствия.

Ликвидаторы из «Акрополя»

Еще два года назад конкурс на перемещение и захоронение отходов бывшего Джидакомбината выиграло ЗАО «Закаменск», «дочка» ООО «Группа «Акрополь», владельцем которой является миллиардер и сенатор от Ингушетии Ахмет Паланкоев. Это предприятие и занимается производством молибденового концентрата и добычей золота в Закаменске. Интересно, что сырьем для обогатительной фабрики с новым оборудованием являются те самые «отходы» комбината (рудоносный песок), которые по программе ликвидации НЭУ нужно было «переместить и захоронить». Естественно, никто никаких отходов не «хоронил».

Осенью 2011 года произошло следующее. Несколько месяцев ЗАО «Закаменск», обладающее лицензией на добычу полезных ископаемых из закаменских «отходов» при помощи большегрузной техники за государственный счет переместило это сырье в объеме 3,2 млн тонн к своей обогатительной фабрике в местности Барун-Нарын в 1,5 км выше Закаменска. Всего песчаных отходов в Закаменске – 45 млн тонн, из которых 30 тонн уже лежат в «хвостах» возле новой фабрики «Акрополя».

Таким образом, «дочка» «Акрополя» за 500 млн государственных рублей перевезло свое сырье поближе к своей же производственной площадке для добычи молибденового концентрата и золота. При этом «ликвидаторы» не выполнили условия госконтракта, не произвели обеззараживания перевозимого техногенного песка. Кроме того, не имея разрешения на выброс вредных веществ, они засыпали город песчаной пылью, во много раз превысив предельно допустимые концентрации (ПДК) взвешенных веществ. После завершения первого этапа работ по перемещению песков, жители города страдают от песчаных бурь, накрывающих Закаменск.

На протяжении уже 1,5 лет, после того как «ликвидаторы» вскрыли свежие слои песка, степень запыления Закаменска стало такой, что там стало невозможно нормально жить и дышать. Сегодня зона загрязнения экологически опасными веществами с суммарным коэффициентом их концентрации, превышающей ПДК более чем в 32–128 раз, охватывает почти половину территории города. В городе повысился уровень заболеваемости населения, появились даже тревожные сведения о нарушении радиационной безопасности населения, пока не подтвержденные.

Остановили «ликвидаторов»

Основным мотивом для проведения общественного экологического расследования стало то, что в проект второй очереди работ по ликвидации экологического ущерба на сумму уже в 1 млрд рублей (перемещение оставшегося песка с затронутых уже отвалов и рекультивация этой территории) не вошла программа медицинской и социальной реабилитации населения. Готовая программа для Закаменска на сумму всего в 50 млн рублей была разработана санитарными врачами Управления Роспотребнадзора по РБ, однако МПР Бурятии почему-то не включило ее в проект.

Как выяснилось, в МПР Бурятии считают, что для выделения средств на реализацию программы медико-социальной реабилитации населения «нет правовых оснований». Поскольку это якобы относится к «вопросам здравоохранения», а Минздрава РФ нет среди заказчиков программы ликвидации НЭУ. В результате действий общественников МПР Бурятии все-таки обратилось в Минздрав РБ с просьбой включить средства на медико-социальную реабилитацию несчастных закаменцев в одну из республиканских целевых программ (РЦП) по развитию здравоохранения.
Таким образом, вторую очередь работ по ликвидации НЭУ, в плане которых на реабилитации населения первоначально решено было сэкономить, удалось остановить. Кроме того, выяснилось, что реализация проектов ликвидации НЭУ в России (в том числе в Закаменске) начата без подготовки правовой базы. А это создает серьезные риски ухудшения окружающей среды и здоровья населения, а также условия для коррупции.

«Ущербная» Бурятия

Территория Бурятии – одна из самых проблемных в России в плане накопленного экологического ущерба. Уже сейчас здесь реализуются проекты ликвидации огромного арсенала химического оружия (ст. Тальцы) и крупной военной нефтебазы в Улан-Удэ, а также последствий взрыва военного арсенала на станции Гусиное Озеро.

В перспективе к объектам ликвидации НЭУ должны быть отнесены:

- ущерб от строительства БАМа на севере Байкала;
- брошенные карьеры и штольни на купленных «Метрополем» Ермаковском и Холоднинском месторождениях;
- ртутные загрязнения подземных вод и донных отложений возле месторождений золота в Ирокинде (Северобайкальский район) и Самарте (Окинский район);
- последствия резких колебаний уровня Байкала в результате деятельности Иркутской ГЭС;
- крупные выпадения на территории республики радиоцезия и стронция после испытаний ядерного оружия в далеком Семипалатинске;
- загрязнения подземных вод в районе Селенги в результате деятельности Селенгинского ЦКК;
- «фенольное озеро» в центре Улан-Удэ на территории ЛВРЗ, которое, оказывается, сейчас является одним из основных источников опасности здоровью жителей столицы Бурятии.

Отметим, что зона загрязнения экологически опасными веществами с суммарным коэффициентом их концентрации, превышающей ПДК более чем в 32–128 раз, охватывает почти половину территории Закаменска. В городе повысился уровень заболеваемости населения, появились даже тревожные сведения о нарушении радиационной безопасности населения, пока официально не подтвержденные.