Окончание. Начало тут.

В первой части этой статьи мы показали, что с 1 июля 2014 года после очередного повышения тарифа на тепловую энергию для населения Улан-Удэ (до 1724,36 руб./Гкал) горожане будут платить за тепло в 1,7 раза больше, чем читинцы, и в 1,4 раза больше, чем иркутяне. «Новая Бурятия» рассказывает о том, кто и как может существенно (в разы) снизить теплотарифы в столице Бурятии.

Такое ощущение, что полный «бардак» с тарифами на тепловую энергию в Улан-Удэ как будто бы специально создан только с одной целью. Для того чтобы никто из горожан не смог понять того, почему же мы, живя в одинаковых климатических условиях с нашими соседями в других регионах Восточной Сибири, при примерно одинаковой с ними коммунальной инфраструктуре, платим за тепло в наших домах в несколько раз больше. Мы платим больше, чем жители Красноярска, и значительно больше, чем иркутяне и читинцы. А в некоторых случаях даже больше, чем жители столицы Якутии, где зимой стоят 50-градусные морозы, а система теплоснабжения в условиях вечной мерзлоты построена на поверхности земли.

То, как у нас устанавливают тарифы на теплоэнергию и горячую воду, очень сильно напоминает аттракцион наперсточников. С той лишь разницей, что участников этого увлекательного действа никто насильно не заставляет морочить себе голову. А вот мирных жителей Улан-Удэ, и так уже достаточно обдуренных якобы социальной «коммуналкой», в принудительном порядке заставляют делать самые высокие ставки в заведомо проигрышной для них игре.

Платим больше, чем должны

Итак, как все должно было бы быть? Согласно федеральному закону о теплоснабжении наша плата за тепло зависит от цен (тарифов):

- во-первых, на производство тепловой энергии на конкретных источниках (в нашем случае, на обеих улан-удэнских ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 и более 100 городских котельных, из которых 34 являются муниципальными котельными);

- во-вторых, на передачу этого самого тепла от ТЭЦ и котельных до стен наших домов.

Например, тариф на теплоэнергию, «производимую в режиме комбинированной выработки на коллекторах» ТЭЦ-1 с 1 июля 2014 года, согласно приказу РСТ Бурятии № 2/99 от 29 ноября 2013 года, составит 746 руб. за одну гигакалорию (руб./Гкал), а тариф на передачу этого тепла с ТЭЦ-1 до дома может составлять (тариф на 2014 год не установлен), скажем, 200-250 руб./Гкал.

Таким образом, большинство наших горожан, а это жители благоустроенных домов больших частей Советского и Октябрьского районов г. Улан-Удэ и меньшей части Октябрьского района, несмотря на в целом высокий тариф и очередное повышение, могли бы с 1 июля платить менее 1 тыс. руб. за гигакалорию. Это примерно менее 23 руб. 30 коп. за 1 кв. м жилья в месяц (менее 1000 руб./Гкал при нормативе потребления 0, 0233 Гкал/м2/мес.)!

Напомним, что для того, чтобы определить стоимость тепла в вашей квартире в расчете на 1 кв. м, нужно тариф (руб./Гкал) умножить на норматив потребления (Гкал/м2/мес.). То есть это приблизительно столько же, сколько с 1 июля 2014 года будут платить жители Читы – 23,37 руб./м2/месяц (тариф – 953,72 руб./Гкал, норматив – 0,0245 Гкал/м2/мес.).

Тариф для ТЭЦ-2 (как и для 34 муниципальных котельных, входящих в филиал ТГК-14 – «Улан-Удэнский энергетический комплекс» (УУЭК), которая питает теплом большую часть Октябрьского района, РСТ Бурятии в последние годы почему-то («пудрят мозги»?) вообще не устанавливает! Однако, учитывая то, что ТЭЦ-2 работает, как обычная котельная (без комбинированной выработки электро- и теплоэнергии), а затраты на уголь при производстве тепла на ТЭЦ-2 существенно меньше, чем на ТЭЦ-1, тариф на производство тепла на ТЭЦ-2 должен быть меньше. Даже при том, что тариф на передачу для ТЭЦ-2 будет выше, чем для ТЭЦ-1, конечные цены на тепло для потребителей от этих двух источников не могут сильно отличаться друг от друга.

Другой пример. РСТ Бурятии (руководитель Оксана Чебунина) в ноябре прошлого года установила тарифы на 2014 год и для 2-х крупных котельных ОАО «Улан-Удэнский авиационный завод» и ЗАО «Улан-Удэстальмост». Для котельной авиазавода, поставляющей тепло для 40-50 тыс. жителей поселков Загорск и Восточный (тепловая мощность котельной 200 Гкал/час), тариф на поставляемую жителям теплоэнергию, включая тарифы на производство и передачу, с января по июнь этого года составляет 1002,82 руб./Гкал, а с 1 июля по 31 декабря – 1068,21 руб./Гкал.

Для котельной ЗАО «Улан-Удэстальмост», тепловая мощность которой составляет 70 Гкал/час (для сравнения: мощность котельной п. Стеклозавода – 26,6 Гкал/час, котельной Юго-Западная – 58 Гкал/час), такой же тариф равен 1080,25 руб./Гкал (с 01.01.2014 по 30.06.2014) и 1111,15 руб./Гкал (с 01.07.2014 по 31.12.2014).

Таким образом, ТГК-14 покупает в этих двух котельных тепло по одной цене (1068 – 1111 рублей за гигакалорию) и тут же перепродает жителям восточной части Улан-Удэ это же тепло уже по другой цене! Выполняя эту сомнительную операцию, энергетики, не вкладывая ни копейки, «стригут» весьма солидный гешефт с улан-удэнцев.

Тариф для этих котельных по сравнению с ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, конечно, жестковат. Но в сравнении с так называемым «единым тарифом» ТГК-14 для жителей Бурятии (неважно – г. Улан-Удэ или ст. Тимлюй) разница существенная. Причем в положительную для потребителей сторону. Поскольку сегодня каждый житель Улан-Удэ, независимо от того, с какого источника к нему в квартиру поступает тепло, платит за него аж 1724,36 руб./Гкал, или по 40,18 рублей за 1 кв. м в месяц!

Возникает вопрос: на каком основании власти Бурятии, а именно правительство республики и Улан-Удэнский городской Совет депутатов, допустили такую ситуацию, когда с подавляющего большинства жителей Улан-Удэ, благодаря возмутительной и, скорее всего, незаконной практике установления единого тарифа для не соединенных между собой технологически (т.е. тепловой сетью) ТЭЦ и котельных (что запрещено законом) теплоснабжающей организацией в лице ТГК-14 взимается плата за тепло в 1,5 – 1,7 раза большая, чем по более или менее законно установленным РСТ для конкретных ТЭЦ и котельных?! Зачем вообще нужно устанавливать единый тариф на тепло в Улан-Удэ? Потому что этого хочет ТГК-14?

В Москве думают, что у нас тариф снижается

Ведь даже в рамках уже существующей в Улан-Удэ системы установления тарифов на тепловую энергию у правительства Вячеслава Наговицына есть вполне реальная возможность уже сегодня существенно снизить тарифы на тепло для большинства горожан. Для этого нужно просто следовать собственным постановлениям и именно приказам РСТ, установившей с 1 июля 2014 года отдельные тарифы для ТЭЦ-1 (746,26 руб./Гкал) и котельных.

Сегодня же складывается такое ощущение, что тариф для ТЭЦ-1 (с комбинированной выработкой электрической и тепловой энергии) принимается сугубо формально, только для того, чтобы оправдаться перед Москвой, запрещающей устанавливать слишком высокие теплотарифы в регионах.

Напомним, что правительство РФ в лице Федеральной службы по тарифам в октябре 2013 года (приказ №191 – э/2) установило предельно максимальные уровни тарифов на тепловую энергию по субъектам РФ на 2014 год. Для Бурятии максимальная величина роста тарифа для ТЭЦ-1 (для других источников тепла в Улан-Удэ РСТ РБ не имеет право устанавливать тарифы, так как на них нет комбинированной выработки электро- и тепловой энергии) на вторую половину 2014 года равна 104,6%. То есть рост не должен превышать 4,6% от тарифа для ТЭЦ-1 на 2013 год, который составлял 899,2 руб./Гкал.

Получается, что РСТ Бурятии доложило в Москву о том, что тариф на тепло в столице Бурятии существенно снизился (!), чего на самом деле не произошло. Потому что реально для потребителей ТЭЦ-1 тариф составляет совсем не 746,26 руб./Гкал, а в 2,3 раза больше того тарифа, по которому правительство РБ отчитывается перед Путиным!

Хорошо, пусть республиканское правительство в лице РСТ Бурятии не хочет исполнять федеральное законодательство, не желает, чтобы значительная часть жителей Улан-Удэ платила за тепло по отдельному тарифу для ТЭЦ-1 и нескольких котельных. Пусть РСТ удовлетворяет все «хотелки» ТГК-14 и устанавливает, на наш взгляд, незаконный «единый тариф» для потребителей этой компании в Бурятии. Будем считать, что у властей нет на это «политической воли».

Но есть какая-то иная возможность на уровне власти изменить это положение?

Смалодушничали

Вполне. Субъектом такой политической воли может выступить наиболее близкая к людям власть, а именно местное самоуправление в лице, например, Улан-Удэнского городского Совета депутатов. Напомним, горсовет (в другом составе) несколько лет назад по собственной воле малодушно отказался от своих полномочий по регулированию теплотарифов (на тепловую энергию и горячую воду).

Мотивировали депутаты свое решение тем, что, согласно ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию», органы исполнительной власти субъектов РФ (в нашем случае правительство РБ в лице РСТ) «устанавливают тарифы на тепловую энергию, производимую электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии, в рамках установленных федеральным органом исполнительной власти в области регулирования тарифов предельных (минимального и (или) максимального) уровней тарифов на тепловую энергию, производимую электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии».

В ФЗ «О теплоснабжении» сказано, что региональные правительства регулируют «тарифы на тепловую энергию (мощность), производимую в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии источниками тепловой энергии с установленной генерирующей мощностью производства электрической энергии 25 мегаватт и более, в соответствии с установленными федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов в сфере теплоснабжения предельными (минимальным и (или) максимальным) уровнями указанных тарифов».

Таким образом, депутатами горсовета эти полномочия по установлению теплотарифов в Улан-Удэ (на тепло и горячую воду) были переданы РСТ РБ. На том основании, что Республиканская служба по тарифам по этим законам может устанавливать тарифы для ТЭЦ-1, где установлены турбоагрегаты (турбины) для комбинированной выработки электрической и тепловой энергии. А генерирующая мощность производства электроэнергии на ТЭЦ-1 составляет более 25 мегаватт.

По логике ТГК-14, у которой на поводу пошли и правительство Бурятии, и горсовет, РСТ может устанавливать также и единый тариф для всех источников теплоэнергии, в том числе и для ТЭЦ-2, муниципальных и ведомственных котельных (где никаких турбин нет). Поскольку якобы в этот «единый тариф» включены и затраты на производство теплоэнергии на турбинах ТЭЦ-1.

Возможно, это и так. Но зачем вообще устанавливать этот сомнительный по содержанию затрат производителя «единый тариф» для всех ТЭЦ и котельных, позволяя ТГК-14 облагать весь город непосильным оброком? А также позволять ей спекулировать на перепродаже теплоэнергии, покупаемой читинцами, например, у стен домов, питаемых теплом от котельных авиазавода или завода «Улан-Удэстальмост»?

Дорогие депутаты горсовета, а также будущие кандидаты в этот представительный орган власти! Хочу довести до вас очень простую мысль о том, что при наличии политической воли (что очень важно) вы после выборов в сентябре имеете реальную возможность помочь всем без исключения горожанам. В том числе и тем, кто питается теплом от самых что ни на есть затратных котельных.

Дело в том, что те же федеральные законы («О госрегулировании тарифов…» ч. 6 ст. 6 и «О теплоснабжении» п. 6, ч. 3, ст. 7) вполне позволяют вам вернуть себе полномочия по регулированию теплотарифов для ТЭЦ-2 и котельных 34 муниципальных котельных УУЭК.

Что говорит закон

Оба закона содержат следующую норму:

- Органы местного самоуправления могут наделяться законом субъекта Российской Федерации полномочиями на государственное регулирование тарифов на тепловую энергию (за исключением производимой электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии), отпускаемую непосредственно источниками тепловой энергии, обеспечивающими снабжение тепловой энергией потребителей, расположенных на территории одного муниципального образования.

Таким образом, горсовет вполне может обоснованно потребовать от правительства РБ вернуть муниципальному органу полномочия по установлению тарифов, во-первых, отдельно для каждой муниципальной котельной и, во-вторых, для ТЭЦ-2, на которой у ТГК-14 нет турбин для комбинированной выработки энергии.

Вернув себе (пусть частично, без ТЭЦ-1) эти полномочия, депутаты горсовета, выполняя волю своих избирателей, могут существенно (в разы), а самое главное, на законном основании снизить нагрузку по оплате теплоэнергии для улан-удэнцев. Тем более что закон о конкуренции России, по сути, запрещает устанавливать единый тариф для разных производителей. Повторим, не связанных между собой технологически – системой труб и теплосетей.

Самостоятельно устанавливая тарифы для ТЭЦ-2 и муниципальных котельных и существенно снизив их, депутаты также лишат РСТ РБ морального основания устанавливать высокие тарифы для ТЭЦ-1. По крайней мере, даже существующий ныне тариф для ТЭЦ-1, который формально принимает РСТ, и так почти в два раза реально ниже, чем грабительский «единый тариф».

От малодушия к решимости!

И целый ряд котельных, где тариф для потребителей может быть выше, чем ныне существующий «единый тариф». Например, ведомственных котельных моторостроительного завода, НГЧ ст. Медведчиково и ряда других. Предлагаемые изменения в практике установления теплотарифов будут стимулировать процесс присоединения их теплосетей к котельным УУЭКа или к теплосетям городских ТЭЦ. Что уменьшит количество вредных в экологическом отношении старых котельных и очистит воздух над столицей Бурятии.

Кроме того, депутаты горсовета могли бы самостоятельно устанавливать тарифы на передачу теплоэнергии от всех ТЭЦ и котельных по муниципальным тепловым сетям, а в идеале и инициировать создание муниципальной тепловой компании, занимающейся доставкой тепла до домов горожан. Что также ограничило бы ТГК-14 в деле выкачивания ею денег из населения. Кстати говоря, вполне справедливо было бы (забегая вперед) устанавливать тариф на передачу теплоэнергии в зависимости от расстояния конкретного дома от источника тепла. Как в такси: «сколько проехал – за столько и заплатил»! Это открыло бы более широкое поле деятельности в сфере теплоснабжения для ТСЖ и ТОС.

Определенные перспективы могут быть и у идеи передачи горсовету полномочий по установлению тарифа на горячую воду, получаемую горожанами по закрытой системе горячего водоснабжения. Поскольку по ФЗ о теплоснабжении правительство РБ имеет право устанавливать тарифы только на горячую воду, поставляемую с использованием открытых систем теплоснабжения (горячего водоснабжения).

Таким образом, новый состав горсовета может пойти навстречу желанию улан-удэнцев, а не ТГК-14. Депутатам, на мой взгляд, нужно перестать бояться критики, перестать избегать ответственности за установление теплотарифов в Улан-Удэ, а наоборот, взять всю (или почти всю) полноту власти в деле установления тарифов на тепло и помочь горожанам снять с себя ярмо эксплуатации ТГК-14.