Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

«Новая Бурятия» продолжает издательский проект к 350-летию основания Улан-Удэ, посвященный нашим землякам, жителям Бурятии и Сибири, именами которых названы улицы столицы Бурятии. Сегодня герой нашей статьи - знаменитый снайпер времен Великой Отечественной войны Жамбыл Тулаев.

Улица имени Героя Советского Союза Жамбыла Ешеевича Тулаева появилась в нашем городе в год 40-летия Победы. 20 марта 1985 года, в преддверии юбилея Улан-Удэнский городской Совет народных депутатов переименовал улицу Дорожная в Октябрьском районе Улан-Удэ (п. Никольский, п. Мелькомбината), дав ей имя бурятского снайпера.

Война - не спорт

Немного о моральной стороне снайперской профессии. Сложное отношение к снайперам в армиях разных стран мира всегда было обусловлено спецификой этой профессии.

Воины, обладающие искусством меткой стрельбы, ценились во всех армиях. Начиная с конных туменов монгольских полководцев Субэдэя-багатура и Джэбэ, где навыками мэргэна, меткого стрелка из лука (монг., бур. "мэргэн" - меткий стрелок) воины обладали в массовом порядке, и заканчивая полками арбалетчиков и мушкетеров в средневековых и более поздних европейских армиях.

Однако профессия снайпера, сверхметкого индивидуала-стрелка на дальние расстояния, "охотника на людей", появилась лишь во второй половине 19 века с массовым переходом армий европейских держав на нарезные ружья с ударным механизмом (капсульные ружья), из которых можно было поражать противника на расстоянии, в десять раз превышающем дальность старых гладкоствольных ружей.

Впервые снайперский огонь стал существенным фактором боевых действий регулярных войск во время 2-й англо-бурской войны (1899-1902 годов). Защитники Республики Трансвааль и Оранжевой республики с немецкими винтовками "Маузер" наглядно продемонстрировали британцам, что небольшая группа рассеянных по местности искусных стрелков может противостоять регулярной армии, и заставили обратить внимание военных специалистов на такой военный фактор, как меткий огонь из современной винтовки.

Само слово "снайпер" вошло в военный обиход (анг. sniper - "охотник на бекаса", snipe - птица бекас) в британской армии в Первую мировую войну, указывая на сходство действий снайпера с действиями охотника на бекаса, маленькой и быстрой птицы с непредсказуемой траекторией полета. Развитию снайперского искусства способствовали условия продолжительной позиционной войны, но в период между двумя мировыми войнами с развитием мощной военной техники более массового поражения о снайпинге в Европе почти забыли.

Зато в СССР, где в 30-е годы развитие стрелкового спорта прибрело грандиозные масштабы, снайпинг вошел в моду, массово готовились кадры снайперов для Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Но первый жестокий урок в условиях реальных боевых действий Красной армии преподали финские снайперы-"кукушки", боевая тактика и эффективные действия которых отличались особой "неспортивностью", нестандартностью и коварством. Именно "белофинны" первыми ввели такой стандарт в снайперскую практику, согласно которому никаких "запрещенных приемов" для "кукушки" не существовало, а главным показателем профессионализма стала эффективность в уничтожении противника.

Цена жизни - пустая консервная банка

Такую же практику взяли на вооружение советские снайперы с первых месяцев войны. Особенно в условиях позиционной войны, например, на некоторых участках Северо-западного фронта, где советские и германские воинские части стояли на одном и том же месте друг напротив друга почти два года.

Террор советских снайперов превратил жизнь немецких солдат в окопах на передовой в сплошной кошмар, когда солдаты не имели возможности помыться (а командование требовало строго соблюдения норм гигиены), приготовить пищу, отправлять естественные потребности вне окопов. Страх перед вражескими снайперами для солдата всегда морально изматывает и часто становится сродни мистическому страху перед некоей непонятной для человека, неведомой и смертельно опасной силой.

Это отношение к советским снайперам, как это и ни странно, многие солдаты Вермахта стали переносить и на своих собственных снайперов, которые в ответ на террор "кукушек Сталина" к концу 1942 года стали появляться в большом количестве в немецких частях. Теперь и немецкое командование стало уделять их подготовке большое значение. Однако менталитет военных изменился не сразу. Многие офицеры, пехотинцы и артиллеристы, которым чаще всего приходилось сталкиваться с необходимостью использования снайперов, относились к ним как к "бесчестным, коварным убийцам", а иногда и отказывались от них.

- Каждый их этих головорезов выползает на рассвете или перед сумерками и лежит неподвижно, просматривая вражеские позиции, подобно коту над мышиной норой. И вот из окопа на мгновение вынырнет лишь плечо или голова. Но и мгновения достаточно. Выстрел разрывает тишину. Из сведенной судорогой руки выпадет пустая консервная банка. Такова цена человеческой жизни для снайпера. Такова война", - описал стандартную ситуацию один из офицеров 3-й германской горнострелковой дивизии.

Дело в том, что, по гигиеническим причинам, избегая заваливать окопы экскрементами, немецкие солдаты использовали в качестве туалета консервные банки. Чтобы избавиться от содержимого банки, необходимо было выплеснуть банку за край траншеи. И момент выплескивания банки для многих неопытных солдат, которые боялись запачкать окоп и поднимались повыше, становился последним в жизни.

По воспоминаниям комиссара советской 188-й стрелковой дивизии Григория Шинкаренко, одного из командиров нашего земляка Жамбыла Тулаева, более года воевавшего на Северо-западном фронте под Старой Руссой, бывший охотник говорил своим сослуживцам, что "хорошая охота" бывает после дождя.

"При следующей встрече Тулаев сказал: Подобрался я тогда к фрицам метров на двести. Помните кусты на опушке леса? Вот там и залег. Оборудовал позицию, замаскировался. Наступил рассвет. Утро выдалось солнечным. Фрицы вытащили из блиндажа шинели и одеяла, развесили сушить. У блиндажа появился толстый гитлеровец, навстречу ему выбежал другой, с рукой под козырек. Ну, думаю, офицер. С него и начну... Шесть выстрелов прогремело в тот день. Ни одна пуля не прошла мимо". (Шинкаренко Г.Н. Несущие факел. - М., Воениздат, 1984)

У советских своя стать...

В целом, отношение советских солдат и командиров к своим снайперам, несколько отличалось от того, что часто можно было встретить в германском Вермахте или в войсках союзников по антигитлеровской коалиции, когда, например, американские пехотинцы могли крикнуть вслед идущим снайперам из команды морских пехотинцев: "Корпорация убийц идет"! Такие моменты встречались и в британской армии.

Через много лет после войны немецкий снайпер № 2 Йозеф Аллербергер (257 подтвержденных уничтоженных солдат противника) в своих мемуарах "Немецкий снайпер на Восточном фронте 1942-1945", опасаясь осуждения своей профессии со стороны соотечественников, будет вынужден изменить свою фамилию. В этой книге, которая была написана Альбрехтом Ваккером на основе воспоминаний снайпера, главный герой выведен как Йозеф Оллерберг. Поскольку, по словам автора, "немецкие снайперы даже в их собственной стране оцениваются, как грязные убийцы".

- Война не может быть этичной или героической. Это средство достижения политической цели через максимальное насилие, цена которого смерти, увечья и разрушения, - как бы оправдываясь, говорит Йозеф Аллербергер в своих воспоминаниях. - Нет абсолютно никакой разницы, погибнешь ли ты от пули снайпера или от осколка мины, выпущенной из миномета. И если смотреть на вещи с такой точки зрения, то говорить о чести неуместно. Тем более, что при этом напрашивается вполне логичный вопрос. Кто более честен и мужественен в бою - офицер, который, к примеру, посылает в кровавую мясорубку во имя достижения какой-то стратегической цели, ради личной славы или в результате тактической некомпетентности, либо же, так сказать, "коварный", но высокоэффективный в борьбе с противником снайпер, который постоянно подвергает себя значительному риску?

Кстати, в число 55-ти лучших снайперов мира входят только трое иностранных профессионалов. Это финская "кукушка" Симо Хайха (3-е место, 500 чел.), а также немецкие снайперы Матиас Хетценауэр (25-е место, 345 чел.) и его однополчанин из дивизии горный стрелков Йозеф Аллербергер (51-е место, 257 чел.). Остальные асы - это советские снайперы, в том числе, девушки Людмила Павлюченко (35-е место, 309 чел.) и снайперская пара Натальи Ковшовой и Марии Поливанова (42-место, вместе 300 чел.).

В Советском Союзе действия своих снайперов никогда не осуждались общественным мнением, воевавшими рядом с ними людьми. Есть большое количество воспоминаний самих советских снайперов из первой полусотни лучших снайперов мира (по количеству солдат противника), в том числе женщин, которые без всякого стеснения описываюсь их случаи "охоты на людей", существует много книг и фильмов, в которых наши снайперы предстают исключительно как герои.

Известен случай с другим нашим земляком, бурятоязычным эвенком из рода хамниган (обуряченных эвенков) из Агинского бурятского автономного округа, великим снайпером той войны Семеном Номоконовым (367 подтвержденных уничтоженных солдат противника, в том числе один генерал, 18-е место в списке лучших снайперов мира). Через много лет после войны одна немецкая женщина, сына которой убил один из советских снайперов, в письме спросила "шамана" (это прозвище ему дали немцы) Номоконова о том, молится ли он за своих жертв.

- Вполне возможно, что на трубке, которую я курил на фронте, была отметка и о вашем сыне – не запомнил всех грабителей и убийц, которые пришли с войной и которые оказались на мушке моей винтовки. И под Ленинградом беспощадно уничтожал фашистских гадов. Если бы своими глазами увидели вы, немецкие женщины, что натворили ваши сыновья в Ленинграде, прокляли бы их, - так ответил снайпер на этот вопрос.

О бурятских снайперах

В число 50-ти лучших снайперов мира кроме Семена Номоконова входят три наших земляка: снайпер-"зенитчик" Арсений Етобаев (335 человек, 2 самолета), единственный из снайперов, сбивший больше одного самолета; Герой Советского Союза Жамбыл Тулаев (313 человек, в т.ч. 30 снайперов), больше которого уничтожили вражеских снайперов только Василий Голосов (422 чел., в т.ч. 70 снайперов) и Людмила Павлюченко (309 чел., в т.ч. 36 снайперов); и Цырендаши Доржиев (270 чел.).

Известно также о большом количестве снайперов-бурят, причем большинство из них, в отличие от известных снайперов-эвенков, не были охотниками, не заканчивали до войны снайперских курсов, то есть, осваивали снайперскую профессию, будучи, так сказать любителями. Из первых трех бурятских снайперов только тункинец Жамбыл Тулаев был до войны охотником.

Часто на фронте буряты отличались природными качествами, свойственными снайперам, охотникам: тонкой интуицией, хитростью и коварством, наблюдательностью, терпением и аскетизмом, близким к безразличию к физическому дискомфорту, способностью приспосабливаться к окружающей среде, эмоциональной выдержанностью, а также острым зрением и меткостью. Ну и, собственно, холодной беспощадностью в сочетании с отсутствием сильной ненависти к врагу. Известно, что ненавидящие врага снайперы не бывают успешными в своей профессии, чаще ошибаются и, соответственно, погибают в дуэлях между снайперами.

В целом, если снайперов противника солдаты боялись, ненавидели и не брали в плен, то к своим снайперам отношение тоже отнюдь не всегда было теплым. Снайперы вели какую-то свою войну, жили и воевали как бы отдельно от остальных, никому не подчинялись. Из-за их метких выстрелов противник, желая отомстить, часто подвергал обстрелам позиции частей, где служили снайперы. С другой стороны, все сослуживцы "болели за своих" в поединках между снайперами и были благодарны своим в случае их победы. Поскольку, во-первых, с уничтожением вражеского снайпера жизнь солдат становилась спокойнее, и, во-вторых, все получали моральное удовлетворение, узнав о "справедливом возмездии".

Кстати, на Северо-западном фронте снайпер-бурят Жамбыл Тулаев был известен как специалист по ликвидации вражеских снайперов. В нескольких десятках поединков со снайперам врага он неизменно оставался живым, а один раз вышел на поединок сразу с четырьмя немецкими снайперами и к радости своих однополчан победил.

В армию в 36 лет

Жамбыл Ешеевич Тулаев родился 15 мая 1905 года в улусе Тагархай Тункинской волости (затем Койморского хошуна Тункинского аймака) Иркутской губернии в семье инородца-скотовода Еши Тулаева. В 1919 году он поступил в Тагархайскую начальную школу, которую закончил в 1923 году. Был одним из организаторов комсомольской ячейки в родном улусе, активно участвовал в кампании ликбеза, в 1925-1928 годах работал секретарем комсомольской ячейки в Тагархае, в начале 1929 года - председателем сельскохозяйственной коммуны имени Калинина в улусе Амар-Гол Тункинского аймака Бурят-Монгольской АССР.

Летом 1929 года поступил на курсы председателей коммун в столице Бурят-Монголии Верхнеудинске (с 1934 года Улан-Удэ), до 1932 года работает председателем коммуны, затем председателем Толтойского сомонного Совета, на территории которого находился колхоз имени Сталина, образованный в результате объединения нескольких коммун Тагархая.

С октября 1933 года по декабрь 1937 года Жамбыл Тулаев работает в заведующим обозом в конторе "Скотоимпорт" в Кырене, затем с 1939 года заведующим тарной базой в Иркутске.

В сентябре 1941 года, когда Жамбыла Тулаева призвали в РККА, ему было уже 36 лет. После короткой учебы в запасном полку он в начале 1942 года в звании рядового красноармейца оказывается в действующей армии в стрелковой роте 580-го полка 188-й стрелковой дивизии 11-й (затем 27-й) армии Северо-Западного фронта.

В этой части Тулаев и прослужил все время своей героической службы в РККА, ровно 1 год и 3 месяца до мая 1943 года. Весь этот год с лишним 188-я дивизия, оставив противнику небольшой город Старая Русса Новгородской области, в составе трех стрелковых полков (№№ 523, 580¸595) вела позиционные бои с немцами на участке в 20 километров между железнодорожным мостом на реке Соминка на севере от Старой Руссы до деревни Марфино на юге от города.

Именно на этом участке Жамбыл Тулаев и провоевал всю свою войну, снискав себе славу одного из лучших советских снайперов, мастера снайперских дуэлей и получив звание лейтенанта и высшие боевые награды Родины - медаль "Золотая звезда" Героя Советского Союза и орден Ленина. Но сначала он был просто рядовым бойцом в обычной пехотной роте.

Первый орден и всесоюзная известность

Впервые он ярко проявил себя в бою именно как меткий стрелок уже через два месяца своего пребывания на фронте.15 апреля 1942 года во время одной из атак 580-го полка на позиции немцев. Атака почти захлебнулась из-за пулеметного огня из ДЗОТа (деревянно-земляной огневой точки), который немцы вели с фланга атаки роты, сильно досаждая пехотинцам и прижав их к земле.

Командир роты Чагодаев приказал красноармейцу Жамбылу Тулаеву ликвидировать пулемет, уничтожив его расчет метким огнем из винтовки. Тулаев до войны слыл хорошим охотником. Выполняя приказ комроты, он подполз поближе к ДЗОТу и первыми же двумя выстрелами на расстоянии через амбразуру хладнокровно расстрелял пулеметный расчет в ДЗОТе. Затем он заметил расстреливающего наших пехотинцев немецкого снайпера и третьим выстрелом ликвидировал и его.

Здесь военная фортуна спасла Тулаева от верной гибели. В него стрелял второй немецкий снайпер, и военная слава нашего героя могла закончиться, не начавшись. Но к счастью, вражеский снайпер, реагируя на выстрел Тулаева в первого снайпера, поспешил и в результате промахнулся. За что тут же поплатился - выстрел Жамбыла Тулаева опять был точен, и в результате вторая немецкая "кукушка" последовала за своим напарником.

После этого Жамбыл Тулаев получает звание сержанта, принимает под свое командование отделение стрелковой роты, а 30 апреля 1942 года принят кандидатом в ВКП (б).

Вскоре он получает свою первую боевую награду - орден Боевого Красного Знамени. 1-го мая 1942 года немцы решили испортить советским бойцам праздник.

"Противник, подтянув свежие резервы, и под прикрытием сильного артиллерийского и минометного огня при поддержке авиации стал обходить наш левый фланг, пытаясь обойти 3-й стрелковый батальон. Среди бойцов получилось замешательство. Видя замешательство среди бойцов, тов. Тулаев закричал бойцам: "Не смейте оставлять занятый рубеж, нам не было дано приказа. Держаться до последнего"! Сам Тулаев схватил пулемет и начал в упор расстреливать наседавших фашистов. Немцы, не ожидавшие такого стремительного отпора, потеряв 27 солдат и офицеров, были вынуждены отступить. Этим самым отделение тов. Тулаева в количестве семи человек выполнили боевую задачу - отстояли занятый рубеж и дали возможность выноса раненных и убитых наших бойцов и командиров. За эту операцию тов. Тулаев награжден орденом Красного знамени", - говорится в наградных документах героя.

Приблизительно в это же время красноармеец Тулаев прославился на всю страну. О нем в своем военном очерке "Россия" написал писатель и военный корреспондент Илья Эренбург, ранее получивший широкую известность своим "разжигающим праведную ненависть к врагу" очерком "Убей"!

"После артиллерийской подготовки немцы пошли в атаку. Они думали, что в рощице не осталось живой души. Тогда закричал Жамбул Тулаев: "Ни шагу назад"! Семь бойцов. Пулеметчики выбыли из строя. Тулаев лег за пулемет. Немецкие автоматчики просочились во фланг. "Ни шагу", - кричал Тулаев. Атака отбита. Жамбул Тулаев - бурят. До войны он был искусным охотником. Далеко до дома Тулаева, далеко от Старой Руссы до Байкала. Но Жамбул Тулаев защищает свою родину", - писал Илья Эренбург.

Нужно сказать, что в дивизии стоявшего на одном месте Северо-Западного фронта в 1942-1943 годах зачастили разнообразные идеологические гости - бригады артистов, военных корреспондентов, делегации областей и республик. Ввиду невысокой активности боевых действий на этом участке большое внимание там уделялось политико-воспитательной работе, было много желающих обучиться снайперскому искусству. В связи с этим на всех советских фронтах получила широкую известность листовка "Снайпер Жамбыл Тулаев уничтожил 283 фашиста"! с портретом нашего героя.

Снайпер-ас

Основная работа Жамбыла Тулаева в качестве снайпера падает на шесть месяцев с мая по ноябрь 1942 года. За это время он стал настоящим асом своей военной профессии. На момент представления его к званию Героя Советского Союза (14 ноября 1942 года) на его личном счету было уже 262 жертвы. Кроме того, к этому времени им лично в условиях "размаха снайперского движения" было подготовлено 30 снайперов, которые уничтожили 561 солдата и офицера противника.

Напомним, всего на его счету до мая 1943 года, когда он вследствие серьезной болезни был комиссован из армии, было 313 немецких солдат и офицеров, из них 30 снайперов, а его 33 ученика, среди которых было и несколько земляков-бурят, ликвидировали 1442 немца. Например, Доржи Ухинов из Баргузинского аймака Бурят-Монголии уничтожил 193 немцев, Дондок Будаев из Закаменского района - 75, открыли свои счета подтвержденных уничтоженных солдат противника (в снайперский счет включались только подтвержденные командованием, наблюдателями и разведчиками жертвы индивидуального террора, не включались солдаты противника, убитые снайперами в совместном с однополчанами бою) Владимир Вартанов из Слюдянки, Ананий Гынеев, Дмитрий Загноев, Банной Ербоев и Семен Дарханов.

Активно работающий политотдел 188-й дивизии не забывал и родственников Тулаева. В начале 1943 года на его родину в улус Тагархай пришло письмо из 580-го полка в адрес жены снайпера:

«Дорогая Ханда Талдунаевна! В нашей части нет бойца, который не знал бы Вашего мужа Жамбыла Тулаева. Личной храбростью и бесстрашием завоевал он горячую любовь товарищей... Мы гордимся Вашим мужем — настоящим воином, доблестным защитником Советской Отчизны. Желаем Вам здоровья, успехов в труде ради укрепления мощи нашей Родины».

А из Челябинска Жамбылу Тулаеву прислали посылку со снайперским прицелом № 305004 немецкого производства от рабочего Адольфа Строкка, австрийца по национальности, бывшего бойца Венгерской Красной Армии и одной из интербригад в Испании. Адольф Строкк не расставался с прицелом с 1927 года, и узнав о Жамбыле Тулаеве, решил сделать подарок знаменитому фронтовику-снайперу. В своем ответе на письмо Строкка Тулаев сообщил ему о том, что этот подарок ему "хорошо служит", и что не один десяток немцев оказался в прицеле его винтовки.

14 февраля 1943 года указом президиума Верховного Совета СССР старшине Жамбылу Тулаеву было присвоено звание героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая звезда (№ 847) "за образцовое выполнение боевых задач командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом мужество и геройство". Кстати, "Золотую звезду " Героя и орден Ленина ему вручал в Кремле сам "всесоюзный староста" Михаил Калинин.

К тому времени Тулаев уже не так активно следовал снайперской практике, и основное внимание уделял обучению молодых стрелков в специальной снайперской школе. Сказались ранение и серьезная болезнь, полученная в ходе длительного пребывания в засадах в мороз и стужу.

В мае 1943 года из-за болезни знаменитый снайпер был уволен в запас и почти 20 последующих лет прожил у себя на родине в Тункинском районе Бурятии, воспитывал детей и внуков. Работал председателем родного колхоза имени Сталина, колхоза "Знамя Тункинского района", председателем Толтойского сомонного Совета депутатов. В 1959 году по состоянию здоровья вышел на пенсию и умер через два года в 1961 году в родном селе Тагархай.

Как и все известные советские снайперы, Жамбыл Тулаев гордился своей воинской профессией, пользовался у соотечественников уважением и почетом.