Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Возникшая ситуация с назначением ректора Бурятского госуниверситета, можно уверенно сказать, породила почти политический кризис в республике, который в дальнейшем может иметь последствия. Кризис этот был спровоцирован массированным конфликтом интересов, который стремительно развился из, казалось бы, обычного кадрового вопроса.

К кризису привели противоречия. Так, представители республиканской власти не согласились с позицией власти федеральной в лице министра Ливанова по отношению к БГУ. Например, депутат Народного Хурала РБ Бато Семенов 20 января в университете во время представления Мошкина сорвал аплодисменты коллектива БГУ, вполне справедливо спрашивая у представителя Минобраза РФ Владимира Голубовского, почему коллективу БГУ выкручивают руки?

Ведь университет довольно рутинно готовился к смене ректора, чтобы сохранить определенную преемственность в руководстве. На замену авторитетнейшего руководителя и политика Степана Калмыкова университет подготовил три кандидатуры. Однако некие силы вмешались в этот процесс, решив, вероятно, перехватить руководство вузом. Именно поэтому пресс-служба БГУ накануне 20 января заявляла о возможном «рейдерском захвате университета». Вероятно, на стороне этих сил сыграл и министр образования РФ Дмитрий Ливанов, который совсем недавно – в начале апреля прошлого года – бывал в Улан-Удэ, подтягивался на турнике, хвалил университет и жал руку Степану Владимировичу.

Министр Ливанов во время визита в Улан-Удэ в апреле 2014 года.

Так или иначе, по формальным признакам все три кандидатуры БГУ были Ливановым отметены. А для «заполнения вакуума руководства» на роль врио ректора университета до выборов ректора в апреле 2015 года был назначен Николай Мошкин, замминистра образования РБ. Его при представлении коллективу БГУ 20 января ожидал самый холодный прием. И, может быть, Мошкин и является вполне приличным человеком, однако попал он в ситуацию крайне неприличную.

В силу возникших противоречий коллектив БГУ уже обратился с достаточно резким обращением как к главе Бурятии Вячеславу Наговицыну, который должен быть арбитром в этой ситуации и ни в коем случае не должен быть вовлечен в конфликт, так и к президенту страны Владимиру Путину. Кроме того, 30 января преподаватели и студенты БГУ планируют проведение массового митинга. Митинг этот в условиях кризиса экономического может получить значительный резонанс в республике и далеко за ее пределами. То есть сор из избы уже вынесен.

В связи со всеми этими обстоятельствами депутаты Народного Хурала Бурятии, поддержавшие коллектив университета, начали готовиться к проведению внеочередной сессии. Значимость событий в БГУ подчеркнула и срочно созванная 21 января главой Бурятии Вячеславом Наговицыным пресс-конференция, на которой он дал понять, что не оказывал поддержку Николаю Мошкину, а лишь согласовал его кандидатуру. Глава региона также опроверг слухи о том, что якобы Мошкин назначен на эту должность, чтобы подготовить почву для объединения БГУ и ВСГУТУ.

Что же случилось с БГУ такого, что после скандального назначения временно исполняющим обязанности ректора БГУ Николая Мошкина 20 января отраслевой вузовский скандал начал расти как снежный ком?

По мнению «Новой Бурятии», есть несколько обстоятельств, которые способствовали развитию кризисной ситуации. Во-первых, возник конфликт власти и университета, который традиционно обладает определенной автономией и самоуправлением. Во-вторых, начали играть амбиции политиков, вовлеченных так или иначе в этот конфликт, ведь начинается подготовка к новому электоральному циклу. В 2016 году жители Бурятии со всей страной будут избирать депутатов Госдумы РФ, а в 2017 году пройдут выборы главы Бурятии. Многотысячный коллектив БГУ является «лакомым кусочком» в мобилизации общественного мнения на любых выборах, поэтому взять под контроль университет стремятся многие политические силы в Бурятии.

Выборы это всегда передел сфер политического влияния, однако в настоящее время ситуация политического передела возникает задолго до выборов. Эта ситуация могла возникнуть благодаря тому, что в последнее время глава Бурятии Наговицын развил значительную политическую активность. Осенью прошлого года при его поддержке мэром Улан-Удэ вновь стал крайне непопулярный в городе Александр Голков. Напомним, что ранее Голков был избран мэром в декабре 2012 года не в результате прямых выборов, а путем выборов из состава депутатов горсовета. Тогда же бывший мэр Геннадий Айдаев был буквально выброшен из республиканской политики.

А совсем недавно, 16 января, глава Бурятии на коллегии МВД фактически подверг «публичной порке» достаточно самостоятельного министра МВД по Бурятии Олега Кудинова, выставив «неуд» работе полиции. И это выглядело несколько странно, ведь министр Кудинов работает недавно и принял министерское хозяйство от экс-министра Зайченко, к которому ранее у главы РБ не было претензий.

В любом случае сейчас задача всех сторон, которые так или иначе принимают участие в этом университетском конфликте, найти такой выход, к которому с уважением отнеслись бы и БГУ, и республиканская власть, и общество.