30 марта (почему-то после окончания рабочего дня, в 18.30) глава Бурятии Вячеслав Наговицын, как это и было оговорено на его встрече с коллективом БГУ 25 марта, получил письмо с достаточно обширным "обзором" нарушений законодательства, которые, возможно, были совершены при назначении Николая Мошкина и.о. ректора этого вуза. Этот весьма любопытный документ (8 печатных страниц без учета нескольких документальных приложений) сразу же стал "секретным". Дело в том, что глава РБ попросил сотрудников БГУ не делать его достоянием общественности раньше времени.

О содержании этого документа, подписанного членами координационной группы по организации выборов ректора БГУ, "Новая Бурятии" сегодня может судить только со слов нашего источника в университете, который является одним из составителей коллективного письма.

Инициатором не был!

Напомним, что сегодня основная интрига вокруг скандального назначения не имевшего ранее прямого отношения к БГУ, бывшего замминистра образования Бурятии Николая Мошкина, родственника сразу нескольких высокопоставленных чиновников Бурятии, крутится вокруг роли Вячеслава Наговицына в этом общественном конфликте.

Согласно одной версии известно, что Вячеслав Наговицын является автором письма в Минобразования России, в котором он, по одной версии, просит назначить Мошкина и.о. ректора БГУ. А по другой версии, - глава Бурятии лишь задним числом "согласовывает" кандидатуру, то есть, как бы не возражает против нее.

Кстати, Мошкин был назначен на эту спорную должность приказом Минобраза на две недели позже, чем туда "обратился" глава Бурятии. То есть, приказ вышел 30 декабря 2014 года, а на "согласовании" Наговицына почему-то стоит дата 13 января. Главу Бурятии не спросили о назначении и.о. ректора ведущего в республике вуза?

В настоящее время Вячеслав Наговицын пошел в "полную отрицаловку" и резко опровергает версию о том, что это он является "инициатором назначения Мошкина". На встрече с коллективом БГУ Вячеслав Владимирович рассказал о том, что процедура согласования была чистой формальностью и прошла задним числом.

- Я никогда не был инициатором назначения Николая Ильича (Мошкина Н.И. - С.Б.), - уверял коллектив БГУ Вячеслав Наговицын. - Но я согласовывал его кандидатуру, это правда. Приказ о назначении Николая Ильича вышел 30 декабря, министр (Ливанов Д.В., министр образования и науки РФ, - С.Б.) его подписал. После этого кадровая служба от меня потребовала, чтобы я..., чтобы из моей службы (видимо, из правительства Бурятии - С.Б.) забрали заместителя министра. Я подписал эту бумагу. Мне эту форму прислали прямо из министерства образования (РФ - С.Б.), так, как она должна выглядеть. Я не возражал, это правда. Но я не был инициатором!

В итоге Вячеслав Наговицын сказал, что может выступить с ходатайством в Минобрнауки России об отзыве приказа о назначении Мошкина и.о. ректора БГУ. Но при условии, если сам коллектив предоставит главе веские в юридическом плане обоснования того, что назначение Мошкина прошло с нарушениями нормативных актов, что оно абсолютно неприемлемо для коллектива по профессиональным и морально-этическим основаниям.

"Секретное письмо"

И вот такой официальный документ составлен "координационной группой по выборам ректора БГУ", состоящей из наиболее активных сотрудников вуза, при помощи профессиональных юристов, преподавателей юридического факультета БГУ.

В нем авторы письма, опираясь на постановление Народного Хурала Бурятии "О ситуации в БГУ", а также на резолюции двух протестных митингов, которые прошли 30 января и 8 февраля 2015 года, просят Вячеслава Наговицына "предотвратить дальнейшее нарастание конфликтной ситуации вокруг выборов ректора БГУ", а также проинформировать министра образования России "о фактах нарушения законодательства" со стороны некоторых его подчиненных (видимо, руководителя департамента Владимира Голубовского) и самого Николая Мошкина.

Главная же просьба коллектива БГУ, обращенная к главе Бурятии, заключается в том, чтобы он лично выступил инициатором отзыва приказа о назначении Мошкина и.о. ректора, а также содействовал координационной группе в "обеспечении легитимных выборов" нового ректора в апреле 2015 года.

По информации источника "Новой Бурятии", авторы письма Наговицыну считают, что при назначении Николая Мошкина и.о. ректора были нарушены сразу несколько федеральных законов, касающихся сферы образования, а также нормативных актов, включая принятые Минобразования России. Противники Мошкина утверждают, что им был нарушен также Устав БГУ, который они называют "конституцией вуза".

- Самым первым нарушением, на наш взгляд, является то, что должностные лица Министерства образования России, в частности возглавляемого Владимиром Голубовским "антикоррупционного" департамента (по вопросам госслужбы, кадрам и профилактики коррупции - С.Б.), не рассмотрели вовремя, в течение 60-ти дней, предложения Ученого совета БГУ по кандидатурам для выборов нового ректора, - сказал источник "Новой Бурятии". - Тем самым, содействуя назначению Мошкина, они грубо нарушили, во-первых, то самое законодательство о противодействии коррупции, которое призваны блюсти, и, во-вторых, сразу несколько положений законодательства об образовании.

Чем занимается "антикоррупционный" департамент?

Дело в том, что Ученый совет БГУ еще 14 октября 2014 года в точном соответствии с положением об аттестационной комиссии Минобрнауки России (то есть, не позднее, чем за 60 дней до истечения срока полномочий бывшего ректора Степана Калмыкова, за 90 с лишним дней до 19 января, когда тому должно было исполниться 65 лет) внес предложения по кандидатурам на пост ректора. Ими стали профессор, доктор исторических наук Константин Митупов, директор мединститута Владимир Хитрихеев и декан биолого-географического факультета Эрдэни Елаев.

Документы кандидатов были аккуратно отправлены в тот же день в Москву для рассмотрения на заседании аттестационной комиссии Минобрнауки. По тому же положению, не позже, чем через те же 60 дней должно было состояться заседание аттестационной комиссии, на котором каждая из этих кандидатур должна была быть либо утверждена, либо не утверждена для участия в выборах. Однако через положенные 60 дней никакого решения департамент по кадрам не принял, заседания комиссии не состоялось и предложения Ученого совета БГУ почему-то так и не были рассмотрены.

Только 20 января, сразу же после юбилея Степана Калмыкова, в Улан-Удэ прибыл Владимир Голубовский, который на расширенном заседании Ученого совета БГУ зачитал приказ о назначении Мошкина, датированный 30 декабря, и по военному (В. Голубовский - генерал-майор полиции, бывший сотрудник МВД и ФСКН) сообщил профессорам и член-коррам о том, что "это приказ, который не обсуждается". Также задним числом 20 января 2015 года Голубовский сообщил Ученому совету БГУ о том, что заседание аттестационной комиссии, оказывается, состоялось "в конце декабря" и все кандидаты, предложенные самим БГУ, были забракованы из-за ненадлежащего оформления документов.

Этим, естественно, он вызвал подозрения преподавателей БГУ в том, что "дело здесь нечистое", и следующие сомнения. А занимается ли департамент по кадрам и профилактики коррупции тем, чем должен заниматься? Или он занимается совсем противоположным?

Кстати, в дальнейшем, после ряда митингов в Улан-Удэ и нового рассмотрения документов кандидатов оказалось, что документы составлены удовлетворительно.

- В письме Наговицыну говорится о том, что нерассмотрение в указанный срок наших предложений говорит либо о халатном отношении некоторых сотрудников Минобрнауки России к своим обязанностям, либо об умышленном нарушении, возможно, коррупционного характера! - считает источник "Новой Бурятии".

Неизвестный Мошкин

Кроме того, назначение Мошкина и.о. ректора, как оказалось, противоречит Положению о порядке выборов ректора БГУ, принятом в июне 2014 года, где черным по белому написано о том, что кандидат на должность ректора должен иметь соответствующий этому посту опыт работы. То есть, до того как претендовать на пост ректора БГУ он должен был более года работать либо ректором вуза, директором филиала вуза, либо директором научно-исследовательского института, либо проректором вуза, деканом, либо на худой конец заведующим кафедрой, научным отделом или научным сектором. То есть, иметь опыт руководства каким-либо научным или научно-преподавательским коллективом.

В нарушение этого положения состоялось назначение и.о. ректора Николая Мошкина, который никогда не возглавлял какое-либо научное подразделение или образовательную организацию и необходимого опыта работы не имеет. Как известно, он до 2010 года работал сначала доцентом, а затем профессором кафедры "Автомобили" ВСГУТУ, а в 37 лет стал заместителем министра образования Бурятии.

- Кроме того, у Мошкина нет никаких документов о получении дополнительного профессионального образования в области государственного и муниципального управления, управления персоналом, управления проектами менеджмента и экономики, хотя это является обязательным требованием к квалификации руководителей высшего профессионального образования. О чем свидетельствует принятый Министерством здравоохранения и социального развития России Единый квалификационный справочник должностей руководителей, - считает источник. - В то же время, мы выяснили, что во время работы Николая Ильича заместителем министра он в нарушения закона о статусе госслужащих продолжал заниматься незаконной предпринимательской деятельностью, вплоть до 2011 года возглавляя некое ООО "Инженер Плюс", расположенное по адресу: улица Сахьяновой, 3а!

В письме Наговицыну, по словам источника, скрупулезно зафиксированы многочисленные нарушения Мошкиным Устава БГУ, своеобразной "конституции" вуза, а также Положения о редакционном совете рецензируемого ВАК научного журнала "Вестник БГУ".

- Мошкин, которого никто в научном мире не знает, своим единоличным решением исключил из редакционного совета ""Вестника БГУ" вице-президента РАН, академика Александра Леонидовича Асеева, часто цитируемого в научной литературе доктора физико-математических наук Валерия Архинчеева, а председателем редсовета вместо член-корра РАО Калмыкова назначил себя "драгоценного", - говорит источник.- Хотя наукометрические показатели нынешнего и.о. ректора, а это всего 20 публикаций, 7 ссылок на его работы, индекс Хирша - один (1), ниже, чем у многих наших кандидатов наук и почти в 8 раз уступают показателям того же Архинчеева. Не говоря уже об Асееве, который является ученым мировой величины. Поэтому неправомерное решение Мошкина, а состав "Вестника БГУ" утверждается только по решению Ученого совета вуза, выглядит вопиющим в глазах мировой научной общественности!

Напомним, что в редсовет "Вестника" сейчас входят ученые с мировым именем - профессор Михаил Бакланов (Бельгия), академик РАН Станислав Васильев (Москва), член-корреспондент РАО Олег Матыцин (Москва), член-корреспондент РАН Георгий Дамбаев (Томск). Многие члены Совета, в частности Михаил Бакланов, были возмущены такими действиями Мошкина и приостановили свое членство в редсовете журнала. Таким образом, по мнению противников Мошкина, последствием этого нарушения со стороны и.о. ректора может быть отказ о включении журнала в список Высшей аттестационной комиссии (ВАК) России. Что неизбежно ударит по научной карьере многих молодых преподавателей БГУ.

"Опричнина" в БГУ

- Сегодня к руководству вуза Николай Мошкин привел своих людей, чья научная квалификация крайне низка, - считает источник "Новой Бурятии". - Например, у нынешнего проректора по науке Александра Макарова вообще нет публикаций с Российским индексом научного цитирования (РИНЦ), нет ссылок на его работы в солидных журналах, в том числе зарубежных, нет ссылок на его работы. Близкие наукометрические показатели и у и.о проректора по административно-хозяйственной работе Андрея Козулина. Зато тот же председатель вузовской комиссии по госзакупкам Макаров прославился тем, что является фигурантом уголовного дела о хищениях, связанных со скандальной фирмой "Кримсон". Сейчас Макаров по служебной записке Андрея Козулина, фактически по доносу, занимается "важным делом", - служебной проверкой по факту проведения 23 марта "несанкционированного собрания" преподавателей БГУ!

Напомним, что после выступления Вячеслава Наговицына на пресс-конференции 23 марта в БГУ состоялось "производственное совещание сотрудников", на котором обсуждалась подготовка к предстоящим выборам ректора. По словам источника, сегодня преподавателей БГУ "тянут на ковер" к Мошкину и Макарову, где с них требуют предоставить письменные доносы ("объяснительные"), которые согласно приказу Мошкина должны содержать следующую информацию: кто, где и когда собирался, какие вопросы обсуждались, кто вел собрание, кто выступал, о чем говорил! Члены коллектива не без основания считают, что происходящее сейчас в вузе сильно напоминает "37-й год".

Дать официальный ответ на письмо преподавателей БГУ глава Бурятии обещал в ближайшее время. Вероятно, после этого появятся ответы на следующие вопросы:

- Выступит ли Вячеслав Наговицын с ходатайством об отзыве приказа о назначении Мошкина?

- Состоится очередной митинг протестный митинг за отставку Мошкина (или Наговицына)?