В Верховном суде РБ в апелляционном порядке рассматривалась жалоба экс-кандидата в депутаты Улан-Удэнского городского Совета депутатов 5-го созыва Алексея Тиваненко на решение Железнодорожного суда от 14 ноября 2014 года. Дело касалось признания недействительными итогов выборов горсовета 5-го созыва по одномандатному избирательному округу №6. Этот округ называют «Голковским», потому что именно по результатам голосования на округе №6 депутатом горсовета стал Александр Голков. Точку в разбирательстве должен был поставить 5 марта Верховный суд Бурятии. Однако заявление Алексея Тиваненко осталось неудовлетворенным. При этом решение суда вызывает ряд сомнений.

Первое судебное заседание в Верховном суде по этому делу состоялось 16 февраля 2015 года. А 5 марта прошло последнее. В итоге решением Железнодорожного райсуда г. Улан-Удэ от 14.11.2014 года отказано в удовлетворении заявления Алексея Тиваненко. То есть Тиваненко отказано в оспоривании избрания Александра Голкова депутатом горсовета 5-го созыва, равно как и в факте его незаконного мэрствования. Но процесс принятия данного решения судом оставляет больше вопросов, чем ответов.

Несуществующее решение суда

Теперь дело приняло новый оборот. С ноября 2014 по март 2015 года состоялось несколько судебных разбирательств, инициатором которых был Алексей Тиваненко. Напомним, в суде оспаривался факт избрания Александра Голкова мэром Улан-Удэ.

На округе № 6, о котором шла речь, было 6 кандидатов в депутаты. За Голкова избиратели подали 1312 голосов. Округ впоследствии получил имя скандального округа, так как накануне выборов один из сильных кандидатов – Александр Толстоухов – погиб.

В своих исках экс-кандидат в депутаты просил суд рассмотреть законность выборов мэра, так как считал, что процедура выборов была грубо нарушена, а значит назначение Голкова мэром нелегитимно. Однако жалобы остались без удовлетворения.

Например, в копии мотивированного апелляционного определения Верховного суда РБ от 5 марта была неверно указана дата – не 2015, а 2014 год. Это является грубой ошибкой в судебном документе. Далее последовала обоснованная жалоба в Прокуратуру Бурятии на апелляционное решение 5 марта 2015 года, которая не привела к положительному результату.

В ответе прокуратуры от начальника управления по надзору за исполнением федерального законодательства старшего советника юстиции Н.А. Сенникова утверждалось, что и решение Железнодорожного райсуда Улан-Удэ от 14 ноября 2014 года, и апелляционное определение Верховного суда Бурятии от 5 марта 2015 года законны и обоснованны. Однако подобные утверждения сомнительны, ведь, согласно закону, должен быть документ – апелляционное решение Верховного суда от 5 марта именно 2015 года, иначе такое решение, датируемое другим годом, числом или чем угодно, не является законным, так как просто не существует.

Отписки и приписки

Но и это еще не все. Очевидны нарушения процедуры вынесения решения. 5 марта 2015 года в ходе судебного заседания заявлялся отвод составу судебной коллегии, и судебная коллегия оставалась на совещании по отводу в зале, где рассматривалось дело. Судьи совещались долго. Но нужно обратить внимание на то, что судебная коллегия дважды оставалась на совещании в одном и том же зале: сначала по отводу состава судебной коллегии, затем по вопросу отклонения отвода и принятия апелляционного решения Верховного суда Бурятии.

В зале суда при рассмотрении дела не было ни одного компьютера, а потому определение Верховного суда об отклонении отвода было написано шариковой авторучкой одним из судей, находящимся в составе судебной коллегии. Дата на данном рукописном документе выставлена верно – 5 марта 2015 года. Однако позже выяснилось, что в материалах дела рукописного документа нет. Зато там нашлись апелляционные определения, уже отпечатанные на компьютере, но с неверной датой – от 2014 года.

Это может означать, что именно в совещательной комнате у судебной коллегии Верховного суда РБ не было возможности набрать на компьютере документ и затем огласить его в готовом виде со всеми подписями, то в зале суда оглашалось не апелляционное определение Верховного суда, а только то, что еще предстояло составить, принять и подписать.

Уже после этого кто-то из работников суда набрал на компьютере документ и ошибся в дате его оглашения. Хотя судьи коллегии и подписали апелляционное определение Верховного суда РБ, но становится понятно, что не в день вынесения решения, а в другое время, и потому не заметили грубой ошибки в дате.

Парадокс – суд признал все эти действия законными, хотя при этом ранее установил все обстоятельства незаконности решения горсовета, а именно избрания Голкова мэром. Но в то же время, несмотря на явные нарушения процедуры избрания выборов, эти действия также оказались законны. То есть по логике суда, мэр с полномочиями председателя горсовета 5-го созыва мог подписать решение об избрании мэра горсовета 5-го созыва, то есть самого себя. Но ведь именно это решение горсовета является недействительным – оно принято с нарушениями требований Устава города, Регламента горсовета и ФЗ-№131.