На минувшей неделе одними из главных тем остаются экологическая ситуация и природные катаклизмы в Бурятии. С 18 августа в республике с очередным визитом находился депутат Госдумы от Бурятии, заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаил Слипенчук. Он провел пресс-конференцию, где раскритиковал по многим вопросам республику. А решение проблем парламентарий пообещал «продвинуть» на федеральном уровне. Однако на то, чтобы произошли заметные изменения, по его словам, требуется около одного года и мощная инициатива со стороны республиканских властей, чего не наблюдается.

Михаил Слипенчук отметил, что его визит в республику неслучаен: «Байкальский регион остро нуждается в решении проблем». Пожары в Бурятии – это одна из самых серьезных экологических катастроф, которая страшнее даже зарастания озера спирогирой. Он пояснил, что все пожары проходят непосредственно в водоохранной и водосборной зоне озера Байкал, а уничтожение лесов угрожает экосистеме. Для восстановления последней потребуется 3050 лет. Сгорающие леса – это пересыхающие реки.

Но на пресс-конференции парламентарий не преминул упомянуть о своем, цитируем, «посильном вкладе» в решение проблемы.

В частности, он отметил, что пристально следит за экологической обстановкой в Байкальском регионе и обеспокоен ростом площади пожаров.

Когда пожары достигли критической массы и стало совсем невмоготу, я был одним из тех, кто в соцсетях стал бить политический набат о том, что на это необходимо обратить внимание. Наверное, в этом есть и мой маленький посильный вклад. За неделю до известных событий я связался с министром природных ресурсов, сообщил ему об этом и попросил довести до полпреда президента в СФО аэроснимок по пожарам в Бурятии. Поэтому думаю, что моя маленькая капля в том, что мы сейчас дышим свежим воздухом, есть, заявил он.

Однако тут же добавил, что, возможно, утихание пожарища связано и с другими причинами.

Надежды нет

К сожалению, замечания депутата по поводу изменений в природоохранном законодательстве фактически лишают жителей берегов Байкала надежды на выход из зоны отчуждения. Постановление №368 федерального правительства отодвинуло территорию усиленной охраны природы и экологии озера на 80 км. Ранее природоохранная зона имела протяженность в 300 метров от воды. Наличие этой зоны означает полный запрет на экономическую деятельность и вообще на проживание и строительство жилых домов населения. Под удар вынужденного выселения попали жители Прибайкальского, Тункинского, Кабанского и многих других районов республики. Села в этих районах численностью до нескольких тысяч человек расположены в 500-метровой зоне от воды, и теперь жизнь людей там становится невозможной.

Любопытно, что сам председатель вел речь о проблемах жителей только Тункинского района, постоянно заостряя на этом внимание.

Это большая глупость. Как это получилось: когда принимались изменения в закон об охране озера Байкал, право устанавливать географические границы зоны было отдано правительству, пояснил депутат. – И так получилось, что без согласования с учеными и местными жителями, без общественных слушаний одним из комитетов Министерства природных ресурсов были подготовлены границы этой зоны, которые затем были приняты на уровне правительства и подписаны Дмитрием Медведевым.

Он также добавил: «Борьба идет, мы работаем над этим законом, не опускаем руки. Если хоть что-то поменять в законодательстве, то надо брать минимум один год совместных усилий большого количества людей. Надо объединяться, создавать общественные движения и достигать совместными усилиями позитивного результата. Нужно понимать, что легче всего внести изменения в закон еще на стадии рассмотрения, чем уже после его принятия».

Последовала ответная реплика журналистов по поводу проблем населения злосчастных береговых зон и других районов. Многие люди оказались в ситуации, когда не могут по закону оформить в собственность свои дома, не имеют право прописки и разведения хозяйства. Имеют место и вопиющие факты законодательных путаниц. Уже у тех, кому выделялись ранее на законных основаниях земельные участки и оформлялись в собственность, эти же участки муниципалитеты пытаются вернуть через судебные иски.

Михаил Слипенчук заключил только, что не слышал о таких юридических казусах и пообещал рассмотреть проблему детально.

Бурятия митингует

Но далее последовало замечание, кажущееся на фоне обсуждаемых вопросов ироничным. Зашла речь о гражданском самосознании жителей республики. Михаил Слипенчук подчеркнул, что сейчас Бурятия может стать площадкой для гражданских инициатив. Наблюдается всплеск митингов и общественных протестов. Демонстрации, по мнению депутата, это хороший признак. Но необходимо, чтобы это не переходило в плоскость экстремизма.

Сегодня ситуация кажется неприглядной. За неделю республику посетили несколько высокопоставленных чинов с обещаниями решить проблему. Но пока все выглядит иначе. Пожары в Бурятии катастрофических масштабов, обмеление священного озера, культурного наследия ЮНЕСКО, и политически неблагоприятный климат сегодня превратились в инструмент спекуляций. Но реальных действий критически остро не хватает. Потому ироничное упоминание о самосознании населения, возможно, появилось к месту. Видимо, все глобальные вопросы находят решение только после публичных протестов и митингов.