Депутаты отказались рассмотреть на очередной сессии Народного Хурала Бурятии законопроект об уполовинивании чиновничьих пенсий, предложенный Михаилом Гергеновым. Обсуждение ограничилось попыткой создать и пересоздать рабочую группу для решения вопроса.

Очередная попытка Михаила Гергенова включить в повестку дня свой законопроект вновь не нашла поддержки в парламенте республики. Вместо этого было решено организовать рабочую группу из членов правительства и депутатов. В состав этой гипотетической группы вошли такие члены правительства, как заместитель председателя правительства Пётр Носков, председатель комитета госслужбы Александр Башкирцев, председатель Государственно-правового комитета Валерия Халтакшинова и министр соцзащиты Татьяна Быкова.

Такой состав Михаилу Гергенову не понравился, он заявил, что прекрасно знает, какое решение примет такая группа, и в целом выразил сомнение, что она в скором времени начнёт работать: «В сентябре прошлого года мы решили создать совет по развитию малого бизнеса. Глава республики поручил создать рабочую группу, до сих пор этот совет не создан. Я боюсь, что если мы создадим рабочую группу по доработке законопроекта о сокращении пенсий на 50 процентов, такая группа тоже будет создаваться месяцами».

Пресловутые «рабочие группы» уже становятся притчей во языцех. Всякий раз, когда перед руководителями региона встают проблемы, которые они не могут (или не хотят?) решить, появляется очередная рабочая группа, как универсальный ответ недовольной общественности, имитация действий. Поэтому опасения Михаила Гергенова вполне оправданны. В конце концов на сессии Хурала было принято решение, что рабочая группа будет пополнена всеми желающими депутатами.

Спасительные соломинки

Инициативу о том, чтобы не рассматривать предложение Гергенова, на сессии озвучил депутат Александр Стопичев: «Предлагаю законопроект отозвать. На данный законопроект поступило четыре заключения об отклонении. Комитет по бюджету не рассмотрел данный законопроект, комитет по межрегиональным связям рекомендует создать рабочую группу, правительство, Счетная палата, правовое управление, министерство юстиции также требуют доработки. Предлагаем отклонить до принятия федерального закона».

Таким образом, депутаты ссылаются на федеральный закон, который якобы вот-вот должен появиться и автоматически всё урегулировать, однако, по словам всё того же Михаила Гергенова, федеральный законопроект касается только бывших чиновников из федеральных ведомств. «Про региональных госпенсионеров там не сказано ни слова, и мы вправе сами регулировать законом эти доплаты, как поступили коллеги из Краснодарского края - полностью убрав региональные доплаты экс-чиновникам», - заявил он. Этим упованием на решения федерального центра бурятские законодатели в очередной раз показали себя политически несостоятельными. Грех жаловаться на давление из Москвы, когда сами неспособны решить внутреннее противоречие. Как это, например, сделали в Брянской области и Краснодарском крае.

Ещё одно препятствие для рассмотрения законопроекта озвучил депутат Вячеслав Ирильдеев: «Под действие закона попало много людей, разные поколения - те, кто работал в советское время. С другой стороны, доплату получают более 900 человек». Если быть точнее, то речь идёт о 929 пенсионерах, 29 из которых бывшие депутаты, остальные работали в органах исполнительной власти. Многие из них получают весьма невысокие надбавки, около 5-6 тысяч, и депутаты опасаются, что принятие закона ударит по всем сразу. Однако здесь на лицо очевидное лукавство, ведь в проекте Михаила Гергенова чётко упоминаются категории пенсионеров, доплаты которым должны быть уменьшены вдвое. Да и в действующем с 2001 года законе существует разграничение по занимаемым прежде должностям. То есть в теории урезать доплаты кому следует – задача не такая уж трудоёмкая.

Откуда берутся «элитные» пенсии для VIP- пенсионеров Бурятии?

Если в бюджет 2013 года на доплату к пенсиям высоких сановников в бюджет было заложено 220 млн рублей, то на сегодня эта цифра достигла уже 272 млн. Количество получателей за два года выросло с 800 до 926 человек. Для примера, ежемесячно в Бурятии получают: бывшие министры – 70763 рубля, заместитель председателя правительства – 75369 рублей, заместитель председателя комитета НХ – 89097 рублей, председатель комитета НХ – 93627 рублей, заместитель председателя НХ – 94173 рубля, председатель НХ – 116319 рублей, президент Республики Бурятия – 247877 рублей, и это без учёта суммы самой пенсии.

Тем временем в стране разрастается экономический кризис. Средний размер трудовой пенсии в России в 2015 году составил 12,4 тыс. рублей, социальной пенсии - около 8 тыс.рублей. При этом индексация пенсий составила 10% при инфляции в 13%. Дальше будет хуже. Правительство одобрило индексацию пенсий в 2016–2018 годах всего на 4–5,5% при прогнозируемых темпах инфляции 10–12%. Таким образом, пенсии рядовых граждан стремительно приближаются к прожиточному минимуму, который сейчас в Бурятии составляет 9400 рублей. Средние пенсии ветеранов ВОВ в 2015 году составляли от 21,8 до 30,3 тыс. рублей. Ветераны труда в регионе получают и вовсе смешные доплаты к пенсиям – чуть больше 1 тыс. рублей, ветераны ВОВ – 3,5 тыс. рублей, ветераны боевых действий – 2,5 тыс. рублей, инвалиды 1 группы – 3,2 тыс. рублей.

Бюджет Бурятии за год сократился на 3 млрд рублей,встретив год с дефицитом в 2,5 млрд. При этом доходы бюджета выросли за год на 20%, во многом это произошло за счёт увеличения сборов налога на доход физических лиц. Таким образом, VIP-пенсионеры продолжают почивать на лаврах за счёт налогоплательщиков.

Однако, согласно федеральному законодательству, расходы на аппарат можно ограничить, если регион дотационный, коим Бурятия и является. Большинство регионов России входят в это число, однако Бурятия превосходит многих, получая почти половину бюджетных средств из Москвы. Так, в Брянской области удалось через Верховный суд РФ отменить завышенные надбавки, а краснодарские парламентарии отменили их сами, направив освободившиеся средства на более насущные нужды бюджета. Точно так же и Михаил Гергенов предлагал 136 млн рублей, которые останутся после сокращения прибавок к пенсиям наполовину, направить на финансирование малого бизнеса или на финансирование школьного питания, вопрос о котором, кстати, депутаты обошли стороной на прошедшей сессии. Соответственно, если добавки будут отменены полностью, как это произошло в других регионах, то освободится уже более 270 млн рублей.

За эти годы ситуация вокруг чиновничьих пенсий не раз привлекала внимание прокуратуры и ОНФ, вызывая соответствующие претензии. Однако, если рекомендации ОНФ для Народного Хурала, возможно, и не являются столь существенными, но полное игнорирование требований прокуратуры со стороны законодателей и правительства показывает истинное отношение власти к своим избирателям. Этим шагом элитарное сословие очередной раз демонстрирует своё дистанцирование от народа Бурятии.

«Слуги народа»

«Мне позвонили из администрации главы Бурятии и настоятельно рекомендовали самому отозвать законопроект», – заявил в ходе обсуждения вопроса на 16 сессии республиканского парламента Михаил Гергенов. И это неудивительно, ведь с 2007 года выплаты элитным пенсионерам привязали к зарплате действующих чиновников, тогда же первые выросли в 2,5 раза. То есть пересмотр пенсий может повлечь за собой и урезание доходов работающих госслужащих.

При этом средняя заработная плата в Бурятии сегодня равна 28 тыс. рублей и будет повышаться только вдогонку инфляции. Логично было бы ожидать в такие непростые времена от главы республики с ежегодным доходом в 5 млн рублей и его окружения какого-то самоограничения. Иначе призывы «затянуть пояса» относятся только к народу.

Кстати, на пресс-конференции в декабре 2015 года Вячеслав Наговицын говорил: «Если человек пошёл работать на население, у него должны быть какие то гарантии в будущем, это антикоррупционная мера».Однако никто не говорит, какие гарантии есть у народа в случае, если руководители, оставив его у разбитого корыта, отправятся на сытую пенсию.