Кандидатура Зандры Гэндэновича Сангадиева на пост министра экономики Бурятии ни у кого не вызвала вопросов: касалось ли это немногочисленного экспертного сообщества или людей, обличенных властью и принимающих решения. Успешное голосование для кандидата в 83% лишний раз подтвердило консолидированное мнение элит о своевременности освежения кадров в правительстве и о высоких профессиональных и коммуникационных качествах кандидата.

В процессе голосования в Народном Хурале прозвучали болевые проблемы многих отраслей, которые логично бы адресовать профильным ведомствам. Но готовность обсуждать решение проблем Сангадиевым в очередной раз подкупила многих. На сессии была также затронута тема невыполнения стратегического плана 2007 года о достижении к 2017 году бездотационности бюджета региона. Отметил бы, что эта тема даже без обсуждения в среде политиков начинает будоражить умы простых жителей.

Проблем, с которыми придется столкнуться новому министру, очень много.

Проблема первая

Это ограниченность полномочий министра экономики Бурятии и довольно скудный объем имеющихся ресурсов при постоянном разрастании проблемных областей. Под министром экономики находятся функционал и контроль за распределением ресурсов для развития только отрасли туризма и поддержки занятости, функциональные обязательства аналитической поддержки всех ведомств, учреждений и муниципальных образований. Причем роль ведомственного Агентства занятости населения на фоне долгосрочного кризиса будет только возрастать, а результативность его действий будет вызывать все больше вопросов. Так в декабре прошлого года общий уровень безработицы пробил психологически важную отметку в 10%. Тогда как в октябре общий уровень безработицы составлял 9,1% и уже в декабре показатель вырос до 10,4%. Всего за 2 месяца безработными стали 4 500 человек! С учетом предстоящих сокращений в бюджетном секторе, промышленности показатели по безработице могут зашкаливать до такого уровня, что многочисленным сюжетам про ограбления банков и граждан на фоне высокой закредитованности мы уже не будем удивляться, а будем воспринимать их как неотъемлемую часть нашей жизни.

Снижение роли агентства по развитию туризма до комитета пока кажется ошибочным. Кризис, санкции и девальвация рубля предоставляют нам шанс, с одной стороны. С другой стороны, все это происходит на фоне экологической катастрофы на Байкале, высокой конфликтогенности на курортных территориях, неэффективного управления имущественными комплексами, подведомственными профсоюзным организациям, и отсутствия единой идеологии развития туризма, понятной всем участникам.

Вторая проблема

На данный момент инерционность - одна из главных сложностей. Большинство крупных инвестиционных проектов и стратегических инициатив уже запущены или находятся в процессе реализации с некоторыми просчетами, которые в условиях кризиса дают серьезные сбои. Касается ли это проекта развития Байкальской гавани или процесса разработки Стратегии развития Бурятии до 2030 года, развитие туристических зон в районах. Процесс их реализации уже запущен и для их корректировки нужны серьезная политическая воля, команда управленцев, совмещающих в себе и хорошие аналитические навыки, и хороший идеологический стержень.

Третья проблема

Это то, что управление в условиях кризиса существенно отличается от управления в стабильных условиях отсутствием ресурсов и высокой конфликтогенностью. Очень важным становится возможность прямых коммуникаций с первым лицом для ускоренного принятия решений. Это важно для успешности решения конфликтов между местным бизнесом и контролирующими органами, лоббистами местных и федеральных компаний и другими. Для министерства экономики важный ресурс, это, прежде всего, его профессиональные кадры. И очень важно, чтобы кадры перестроились под нового руководителя, а не наоборот.

Времени уже мало. Час икс в виде неконтролируемого роста безработицы, резкого падения доходов, роста преступности на фоне экологической катастрофы на Байкале уже наступает. Но резерв доверия на активные действия, и не только в экономическом блоке, пока имеется.