Премьер- министр Исландии Сигмундур Давид Гуннлейгссон может оказаться вынужден покинуть свой пост из-за обнаружившихся у него связей с офшорной компанией, зарегистрированной на Британских Виргинских островах.

В понедельник у здания Альтинга (парламента страны) в Рейкьявике прошла массовая демонстрация с требованием отставки главы правительства Исландии, за которую высказалась 21 тысяча исландцев, подписавших соответствующую интернет-петицию.

Покинуть должность главу правительства открыто призывает и его предшественница Йоханна Сигурдардоттир. Об этом сообщает Исландская государственная теле- и радиовещательная служба, сотрудники которой принимали активное участие в работе Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ), в воскресенье опубликовавшего 11,5 млн документов с данными об офшорных счетах ряда действующих и бывших мировых лидеров.

Однако глава кабмина заявил, что в покидать должность пока не намерен. По словам премьера, правительство должно завершить свой срок пребывания у власти, а его дальнейшая судьба определится на парламентских выборах 2017 года. Гуннлейгссон отрицает, что нарушил какой-либо закон или предписание, и уверен, что направленная против него кампания в СМИ политически мотивирована.

Отметим, основной претензией простых исландцев к главе правительства является то, что его семья, не афишируя этого, владеет существенными активами за рубежом при том, что в самой Исландии с 2008 года действуют жесткие меры валютного регулирования и ограничения на ввоз и вывоз капитала, сообщает "ТАСС".

Они были введены, чтобы не допустить гиперинфляции исландской кроны после того, как в стране лопнул банковский пузырь, поставив ее на грань банкротства. До кризиса офшорная фирма Wintris, принадлежащая супруге премьера, владела банковскими облигациями трех крупнейших банков островного государства, которые в одночасье оказались банкротами.

Особенность ситуации заключается в том, что Wintris фактически является одним из иностранных кредиторов, уже много лет осаждающих Исландию, объявившую дефолт по долгам государственных банков. Гуннлейгссон же начинал свою политическую карьеру, как раз ведя борьбу с "иностранными стервятниками", которые, по его словам, пытаются разорить островное государство. Вопрос о том, могла ли занимаемая должность помочь премьеру вернуть семейные деньги, или же, напротив, мешала, остается открытым, однако формальных оснований, чтобы обвинить премьер-министра в конфликте интересов, хватает.

Суть второго обвинения - в том, что Гуннлейгссон после избрания в парламент не сообщил о том, что является совладельцем офшорной фирмы. Сам премьер утверждает, что не обязан был этого делать, так как Wintris никогда не занималась коммерческой деятельностью, однако, по мнению ряда экспертов, это не освобождало его от обязанности задекларировать все активы.

Скандал вокруг Гуннлейгссона начал разворачиваться в Исландии еще 2 недели назад. Его супруга Анна Сигурлейг Паулсдоттир официально объявила о том, что является владелицей Wintris еще 15 марта - через несколько дней после того, как шведский и исландский журналисты, являющиеся членами ICIJ, в интервью с премьер-министром начали открыто расспрашивать его об этой компании. Тогда глава правительства заявил, что не может точно вспомнить, как он может быть с ней связан, и поспешил закончить беседу. Воскресная публикация лишь обобщила информацию, которая за последние дни уже успела стать достоянием общественности, и добавила к ней несколько незначительных новых деталей.

Отметим, после вопросов в интервью шведской телекомпании SVT о принадлежавшей ему и его жене офшорной компании Wintris премьер-министр Исландии просто сбежал. Сначала он занервничал и начал ходить по комнате. Затем, обвинив журналистов в том, что они обманом привели его на интервью, политик ушел со словами: «Что вы тут пытаетесь сделать? Это совершенно неприемлемо», сообщает "Медуза".

Информация о деятельности компании Wintris оказалась у журналистов благодаря утечке документации панамского регистратора Mossack Fonseca. Из документов следует, что Гюннлёйгссон и его супруга купили оффшорную компанию в 2007 году и перевели на ее счета несколько миллионов долларов, полученных от продажи семейного бизнеса. Но в 2009 году, став членом парламента Исландии, политик не задекларировал свою 50-процентную долю в компании. Через восемь месяцев Гюннлёйгссон продал долю жене за один доллар.