Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Незамеченной общественностью Бурятии прошла новость об отставке 24-го мая главы соседней Республики Тыва Шолбана Кара-оола и о назначении его временно исполняющим обязанности. Срок Шолбана Кара-оола так же, как и Вячеслава Наговицына, заканчивается в 2017 году. Однако Кара-оллу Владимир Путин разрешил досрочно уйти в отставку и выдвинуться в качестве кандидата на прямых выборах в регионе уже в сентябре этого года. Добиться этого же Вячеславу Наговицыну, как известно, не удалось.

В этих решениях Кремля, при их правильной политико-правовой интерпретации, можно разглядеть интересную подоплеку реального положения Наговицына.

Итак, первое, на что следует обратить внимание – это разрешение проведения досрочных выборов. Именно под этим лозунгом Вячеслав Наговицын и местные (да и федеральные тоже) политологи преподносили нам мысль, что все зависит от Кремля – разрешит ли президент России и его администрация провести досрочные выборы в том или ином регионе или нет.

На деле же все выглядит несколько иначе, и чтобы понять это, достаточно взглянуть на пункт 1 статьи 19 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов власти в субъектах РФ». Нормы данной статьи посвящены досрочному прекращению полномочий высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Среди перечисленных в этой норме оснований для досрочной отставки имеется одно интересующее нас – «по собственному желанию». Это самое «по собственному желанию» по праву ничем не отличается от привычного всем нам увольнения «по собственному желанию», с которым сталкивался практически каждый из нас в своей жизни. Для увольнения с работы по собственному желанию не требуется официального разрешения работодателя, не требуется официальных объяснений, а потому и от Вячеслава Наговицына никто не может потребовать каких-либо объяснений и чьих-либо разрешений: захотел уйти – уходи, только приказа дождись. Могут, конечно, уговаривать остаться, но уж если захотел…

Почему же этим до сих пор не воспользовался Вячеслав Наговицын? Ушел досрочно сейчас, а следом назначили выборы главы Бурятии на сентябрь 2016 года. И проблем, вроде бы, как и нет. Повторюсь, что никакого разрешения Кремля в этом случае не надо.

К сожалению, проблема для Вячеслава Наговицына здесь есть, так как после такой добровольной отставки закон, по общему правилу, не позволит ему, Вячеславу Наговицыну, выдвинуться кандидатом на досрочных выборах главы Республики Бурятия. Об этом прямо говорит пункт 5.2 статьи 32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан…».

Однако есть одно исключение, указанное в пункте 5.3 той же статьи: «…гражданин Российской Федерации, наделенный полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации … и осуществлявший эти полномочия не менее одного года, с согласия президента Российской Федерации может быть выдвинут кандидатом на выборах высшего должностного лица субъекта Российской Федерации …, если эти выборы назначены в связи с досрочным прекращением указанных полномочий …».

Политическая интерпретация этого законодательного исключения заключается в том, что президент России дает согласие, а читай - оказывает доверие и разрешает пойти на досрочные выборы после досрочной отставки только тем губернаторам, которые показывают результативность управления своим регионом. Об этом свидетельствует и последняя встреча Владимира Путина с Шолбаном Кара-оолом, на которой президент как раз отметил заслуги Кара-оола. Поддержка и одобрение со стороны президента страны в таком случае дает губернатору-досрочнику практически безусловный карт-бланш на досрочных выборах. Такой сценарий не случился в отношении Вячеслава Наговицына.

Итак, назначение досрочных выборов главы Бурятии не зависит от Кремля, их проведение находится во власти Вячеслава Наговицына – захочет ли он сам уйти в досрочную отставку. Однако этого не происходит только потому, что Владимир Путин не дал и, очевидно, уже не даст разрешение Вячеславу Наговицыну после добровольной отставки снова баллотироваться кандидатом на главу Бурятии, так как Владимир Путин не доверяет Вячеславу Наговицыну настолько, чтобы позволить ему использовать авторитет и поддержку главы государства для победы на досрочных выборах, которые могли бы состояться уже ближайшей осенью. А потому Вячеслав Наговицын, связывая свое будущее, пусть и весьма сомнительное, с дальнейшим руководством республикой, может рассчитывать только на плановые выборы в следующем 2017 году.

Вместе с тем, не стоит упускать уже ставшее константой то, что для Вячеслава Наговицына досрочные выборы в 2016 году стали бы спасательным кругом для его политического будущего. А потому есть еще один спасательный круг для Наговицына, суть которого заключается в изменении системы наделения его полномочиями главы Бурятии и переходе с прямых выборов на назначение, т.е. так, как это было в мае 2012 года. Напомним, именно тогда Дмитрий Медведев, будучи еще Президентом России, внес в Народный Хурал три кандидатуры – Бато Очирова, Петра Носкова и Вячеслава Наговицына, из которых депутаты Хурала и должны были избрать главу Бурятии. На безрыбье и краб – рыба, результат был известен еще до заседания Хурала.

Почему же не повторить этот сценарий? Скорее всего, из-за шаткости позиций самого Наговицына на всех этапах внедрения снова этой схемы. Во-первых, не факт, что Народный Хурал пропустит эту схему. Поэтому, если Вячеслав Наговицын внесет соответствующий законопроект в Хурал, то в случае явного противостояния депутатов глава понесет репутационные потери, и при этом потери будут даже в том случае, если законопроект будет отозван еще до сессии, или, что еще хуже, законопроект «прокатят» на самой сессии. Почва для оппозиции будет явно благодатной.

Допустим, что Хурал изменил систему избрания главы Бурятии. Такое вполне под силу осуществить Наговицыну и его команде, учитывая, что то самое конституционное большинство депутатов в Хурале в количестве 44 человек, необходимых для изменения Конституции Бурятии, составляет абсолютно серая масса «овец», готовых пойти за «пастырем». Остается потрудиться найти «пастыря».

Итак, допустив, что законопроект успешно проходит народных избранников, Вячеслав Наговицын рискует столкнуться с гораздо большей проблемой – Кремль может не включить его в ту самую тройку кандидатов, либо включить его в тройку наряду с достаточно сильными кандидатами. Причем в последнем случае в тройке будет обязательно присутствовать бурят, имеющий высокий рейтинг в регионе, из-за необходимости соблюдения национального баланса.

Предположительно, именно это не позволяет Вячеславу Наговицыну пойти на изменение системы избрания главы Бурятии, а также предположительно, что в Кремле обсуждался и такой сценарий. Однако отличие от 2012 года заключается в том, что сейчас Наговицыну ничего не говорят наверху о возможных кандидатурах в составе тройки, как, впрочем, видимо, и само присутствие Наговицына в составе этой тройки оказывается под большим вопросом. Косвенным подтверждением тому является наш первый вывод об отсутствии доверия к нашему главе со стороны Владимира Путина и его администрации.

Итак, Вячеслав Наговицын не рассматривается Кремлем как единственно возможная кандидатура на пост главы Бурятии, поэтому ему не предоставляются карт-бланши в виде досрочных выборов либо в виде назначения из президентской тройки. Хотя это и не равнозначно тому, что у Кремля уже есть другой кандидат, но вместе с тем не исключается, что Вячеслав Наговицын рассматривается как отработанный материал, не справившийся с поставленными задачами.