Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Основным документом, который определял развитие Бурятии за прошедшие пять лет, является Программа социального развития РБ на 2011—2015 годы (Программа СЭР), принятая законом РБ №1907-IV от 14 марта 2011 года. В этой программе были определены приоритеты, целевые ориентиры и мероприятия по развитию республики.

Структура и содержание программы соответствуют Стратегии социально-экономического развития РБ до 2025 года, одобренной постановлением правительства РБ от 15 декабря 2007 года №410.

Очковтирательство с индикаторами

Надо отметить, что в течение четырех лет программа 9 раз редактировалась, в том числе 4 раза в 2015 году. Неоднократно, как правило, в сторону снижения «планки» производилась корректировка значений основных макроэкономических индикаторов. Так, значение показателя «Объем валового регионального продукта» (ВРП) был снижен с 227,7 млрд рублей по первоначальной редакции программы (Закон РБ «О Программе социально-экономического развития РБ на 2011-2015 годы» №1907-IV от 14 марта 2011 г.) до 193,3 млрд рублей в скорректированной редакции программы (Закон РБ от 5 мая 2015 года №1104-V«О внесении изменений в Закон РБ «О программе СЭР РБ на 2011—2015 годы»).

Неудивительно, что с помощью такой «эквилибристики» в 2015 году правительству РБ удалось выйти на запланированные показатели.

Сравнительный анализ исходного варианта Программы СЭР с отчетом о ее реализации дает основания утверждать о невыполнении ряда важнейших показателей развития республики. Объем ВРП в 2015 году составил всего лишь 87,5% от запланированного значения (199,4 млрд рублей против 227,4 млрд рублей). С учетом значительного превышения фактического уровня инфляции над запланированным реальное значение ВРП еще меньше.

Падение объема инвестиций

Еще большее отклонение в 2015 году было по объему инвестиций в основной капитал. Фактическое значение показателя составило лишь 77,2% от первоначально заданного индикатора.

В Программе СЭР практически все индикаторы в отраслях экономики указаны в денежной форме. В условиях высокой инфляции это позволило достичь запланированных значений по большинству показателей. Вместе с тем валовая продукция сельского хозяйства в 2015 году составила лишь 89% от запланированного объема (по первоначальной редакции Программы СЭР).

Гораздо хуже ситуация по виду деятельности «Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака» — 74,6%, что наглядно характеризует кризисное состояние этой подотрасли экономики Бурятии. Наиболее сложное положение в последние годы наблюдается в отрасли «Добыча полезных ископаемых», объем инвестиций в которую в 2015 году составил лишь 63,2% от первоначально запланированного показателя.

Недостижение запланированных макроэкономических индикаторов и показателей по отдельным подотраслям дает основание сделать вывод о невыполнении Программы СЭР РБ на 2011—2015 годы.

Нерадостные перспективы

В соответствии с ФЗ от 28 июня 2014 года №172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» в каждом субъекте РФ до 1 января 2017 года должны быть разработаны документы стратегического планирования развития региона. Ответственность за их разработку, обеспечение координации, корректировки, а также мониторинга и контроля реализации возложена на исполнительные органы государственной власти субъекта РФ.

Процесс разработки и принятия документов стратегического планирования (ДСП) развития регионов в субъектах РФ, в том числе в Республике Бурятия, достаточно хорошо отработан и включает следующие этапы:

1. Подготовка проектов ДСП.

2. Разработка предложений и рекомендаций по проектам документов.

3. Общественное обсуждение проектов ДСП.

4. Корректировка ДСП с учетом результатов обсуждения.

5. Принятие документов стратегического планирования.

Правительство не видит цели?

Правительство РБ отошло от сложившейся практики и разработало план мероприятий по разработке базового документа, определяющего перспективы развития Бурятии, — Стратегии социально-экономического развития на период до 2030 года (Стратегия СЭР).

В соответствии с ним были созданы «экспертные площадки по определению долгосрочного социально-экономического развития Республики Бурятия». В их состав были включены представители вузов, научных и общественных организаций. На них была возложена задача по определению приоритетов долгосрочного развития по 20-ти направлениям.

Такой подход вызвал крайнее удивление. Основные направления, цели и приоритеты социально-экономического развития РБ должны быть определены правительством республики. Главе РБ следовало бы озвучить их публично в виде послания депутатам Народного Хурала РБ и народу Бурятии. К сожалению, этого не произошло.

Слово «стратегия» дословно в переводе с древнегреческого языка означает «войско веду». Напрашивается вывод: есть ли в Бурятии полководец-стратег? Если да, то почему-то не ясно, куда он нас ведет?

Правительству РБ предлагалось создать консорциум по разработке Стратегии СЭР, включающий организации, имеющие большой опыт подготовки подобных документов и их согласования с федеральными органами исполнительной сласти. К сожалению, это предложение не получило поддержку.

Странный конкурс

Большой ошибкой стало проведение конкурса на выполнение научно-исследовательской работы «Разработка проекта концепции и проекта Стратегии СЭР РБ на период до 2030 года». Подготовка документа, определяющего перспективы развития Бурятии по сути была приравнена к покупке канцелярских товаров. В итоге конкурс выиграл Новосибирский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, предложивший минимальную цену — 3,6 млн рублей. Таким образом, Стратегию СЭР будут разрабатывать люди, не знающие Бурятию.

Этой командой уже разработан проект «Концепции социально-экономического развития Республики Бурятия на период до 2030 года». Как и предполагалось, качество данного опуса оказалось гораздо ниже допустимого — никаких идей (а откуда они могут взяться у «пришлых» разработчиков), никакой конкретики, отсутствие основных направлений, целей и приоритетов социально-экономического развития РБ. Нет никаких оснований полагать, что этим коллективом будет разработана качественная Стратегия СЭР.

Не видно реальной работы

С другой стороны, возникают вопросы относительно увязки разрабатываемой Стратегии с федеральными документами стратегического планирования. В настоящее время правительство РФ внесло в Госдуму законопроект об изменении сроков подготовки документов стратегического планирования и переносе их с 1 января 2017 года на 1 января 2019 года. Если он будет одобрен, в чем нет сомнений, тогда в ближайшей перспективе Стратегию СЭР РБ придется существенно корректировать с учетом федеральных документов. Возникает вопрос: в чем смысл разработки Стратегии? Зачем ставить телегу впереди лошади?

С формальной точки зрения, работа по реализации ФЗ от 28 июня 2014 года №172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» идет. Разрабатываются планы, проводятся определенные мероприятия и совещания, принимаются нормативные и законодательные акты, включая закон РБ «О стратегическом планировании в РБ». Созданы экспертные площадки, участники которых недоумевают: «…если мы эксперты, то мы должны проводить экспертизу проектов документов, а не разрабатывать их…».

Вместе с тем реальной работы по перспективному развитию Бурятии не видно. В отличие от многих регионов России в Республике Бурятия нет крупных инвестиционных проектов, которые могли бы стать источником экономического роста республики. Наоборот, идет отток предпринимателей, активной части населения в другие регионы страны.

Возникают вопросы: почему это происходит? Означает ли это отсутствие у руководства Бурятии реального стремления развивать республику или определенные действия по обескровливанию экономики Бурятии для реализации далеко идущих целей?