Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

"Новая Бурятия" продолжает рассказывать о "мебельном скандале" в администрации главы Бурятии и о махинациях с фиктивным списанием госимущества.

Продолжение. Начало здесь

Глава дал показания

Брат Ольги Зайцевой, глава Бурятии Вячеслав Наговицын, тоже был допрошен в качестве свидетеля в первые же дни после того, как 1 октября 2015 года было возбуждено уголовное дело по факту фиктивного списания 20 наименований мебели и бытовой техники из бывшей квартиры Наговицына по улице Тобольской, д. 97.

Правда, первое уголовное дело в этом "мебельном скандале" было возбуждено не на тех, кому эта мебель и техника досталась, и даже не на директора ХТК Александра Сучкова, по чьему распоряжению имущество списывалось и вывозилось из Улан-Удэ. Тогда руководитель отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета (СУ СК) России по Бурятии Владимир Люкшин возбудил дело на его подчиненного и однофамильца Николая Сучкова, который возглавлял комиссию по списанию мебели и непосредственно подписывал фиктивные акты о списании и утилизации мебели Зайцевой. По горячим следам и был допрошен свидетель Наговицын.

16 октября 2015 года глава Бурятии дал показания, в которых рассказал следствию о том, что его сестра Ольга Зайцева в 2008 году приехала к нему в Улан-Удэ из Узбекистана с одними "носимыми вещами". По его словам, квартиру в таун-хаусе на улице Тобольской они с сестрой освободили одновременно. Он переехал в Сотниково, а сестра - на новую квартиру "в районе улицы Терешковой".

Вячеслав Наговицын показал на допросе, что зимой 2012-2013 годов он видел в новой квартире сестры мебель из их старой квартиры. Причем, уже тогда эта мебель была, якобы, "испорчена". Он рассказал историю о том, что за время его проживания в таун-хаусе на Тобольской, там произошло, якобы, пять или шесть аварий, и что мебель и бытовая техника "подвергались воздействию влаги".

На вопрос о том, зачем сестра перевезла с собой на новую квартиру "испорченную" мебель, Наговицын сказал, что сестра объяснила ему, что это имущество ее "попросил временно разместить" у себя Александр Сучков. И что он, Наговицын, дальнейшей судьбой мебели и техники не интересовался. До тех пор, пока в 2013 году тот же Сучков не сказал ему о том, что "каждый случай порчи мебели или техники должен оформляться с фотографированием". Якобы, только тогда высокопоставленный свидетель и "возместил ущерб", выкупив оказавшуюся у сестры мебель и технику за полмиллиона рублей.

И самое главное. В показаниях главы Бурятии сказано о том, что ему "не было известно о составлении актов о списании мебели", и что "когда он об этом узнал, то разозлился". Поэтому, якобы, и поручил Сучкову оформить "возмещение ущерба".

Интересно, что недавние показания самого Александра Сучкова, данные им следователю Татьяне Шевцовой в конце июня 2016 года, значительно расходятся с показаниями его бывшего шефа. Напомним,"завхоз" Наговицына утверждает, что глава Бурятии сам "предложил" ему списать мебель сестры как непригодную для использования.

Что же заставило Александра Сучкова дать показания на первое в республике лицо?

Два эпизода в деле Сучкова

Второе уголовное дело (вероятно, не последнее), связанное с хищением мебели в администрации главы Бурятии (ст. 160 УК РФ "Присвоение или растрата"), было возбуждено на этот раз на Александра Сучкова уже по результатам февральских 2016 года обысков в Обнинске в жилище Ольги Зайцевой и апрельских обысков в Улан-Удэ. В ходе этих обысков было изъято пропавшее имущество из администрации главы Бурятии и документы, касающиеся махинаций с госимуществом.

Пока самым неприятным для Александра Сучкова является то, что кроме мебели из квартиры Вячеслава Наговицына была обнаружена также мебель с инвентарными номерами из рабочего кабинета главы республики. На этот раз ее нашли на квартире у самого Александра Сучкова.

на фото: Александр Сучков, бывший директор ГКУ "ХТК администрации главы Бурятии"

15 апреля 2016 года следователи обнаружили набор мебели рабочего кабинета с отделкой из зеленой кожи, - две стенки, стол, 4 стула, 2 тумбы, - которые до 2011 года находились в кабинете тогда еще президента Бурятии Вячеслава Наговицына. По показаниям подчиненных Сучкова, он сначала увез эту мебель к себе домой, а затем в 2013 году заставил их составить и подписать акт о ее списании.

Сам же Сучков сначала пытался запутать следствие, сообщив, что мебель, якобы, раньше "использовалась в Народном Хурале Бурятии" и в 2007-2008 годах "была списана".

Кстати говоря, в апреле 2016 года в ходе повальных обысков в административных зданиях администрации главы Бурятии (по адресам: ул. Ранжурова, 8; ул. Ербанова, 7а; ул. Хахалова, 8а; ул. Гагарина, 10; ул. Революции 1905 года, 11а; ул. Ленина, 54; ул. Коммунистическая, 47) следователями СКР по Бурятии и оперативниками УФСБ России по Бурятии изымались мебель, техника, документы по списанию основных средств, передаточные документы из Минимущества Бурятии по мебели из квартиры по улице Тобольской, 97, акты фиктивных экспертных заключений РОО "Бурятская ассоциация юристов" о непригодности имущества за период с 2011-го по 2016-й годы, приказы об инвентаризации и другие документы, свидетельствующие о серьезном размахе незаконного присвоения госимущества в администрации главы Бурятии.

Когда эксперт нуждается

Были также проведены обыски с изъятием доказательств (документов) в офисе РОО "Бурятская ассоциация юристов" и на квартире эксперта Леонида Кузнецова, подпись которого стоит на многих экспертных заключениях о "непригодности" госимущества из ведомства Александра Сучкова.

Сам Леонид Кузнецов признался, что с 2012 года готовил такие заключения по поступающим из ГКУ "Хозяйственно-транспортный комплекс администрации главы РБ" спискам "без выезда на место и осмотра объектов".

Получается, что в администрации главы Бурятии имущество (мебель, бытовую, оргтехнику, стройматериалы и многое другое) списывали примерно так же, как герои бессмертной кинокомедии "Кавказская пленница" Трус и Балбес отчитывались за еду и вино, от которых отказывалась "комсомолка, студентка, спортсменка и просто красавица" Нина: "вино, три бутылки - разбила, три порции шашлыка - выкинула в пропасть"!

на фото: сцена из кинокомедии "Кавказская пленница или Новые приключения Шурика" (1966 г.)

Постоянный эксперт по списанию имущества Леонид Кузнецов (идет в деле как свидетель) рассказал следователю о том, что составлял эти фиктивные заключения по указанию президента Бурятской ассоциации юристов Анны Зурбановой. При этом он понимал, что "делает заведомо ложные заключения", но "нуждался в заработке и выполнял указания руководителя".

Также Кузнецов рассказал о том, что перед апрельскими обысками в ГКУ ХТК Александр Сучков и один из его сотрудников просили его подтвердить на следствии то, что он якобы лично осматривал все объекты, по которым делал заключения.

Все не спрячешь...

Тогда же были проведены обыски на квартирах у Александра Сучкова, и некоторых его подчиненных. Всего по этому делу в апреле 2016 года в Улан-Удэ следователями и оперативниками было проведено 11 обысков.

Поиски присвоенного госимущества продолжились в июне этого года, когда на квартирах сотрудников было проведено еще 18 обысков, в ходе которых изымалось и добровольно выдавалось новыми "собственниками" имущество с инвентарными номерами этого казенного учреждения.

Как оказалось, не только Александр Сучков и сестра Вячеслава Наговицына пользовались "списанной" мебелью и техникой. Так, например, начальник отдела снабжения ХТК Татьяна Кабанова показала, что руководитель административно-хозяйственного отдела Амгалан Бадмаев, который готовил многие акты по списанию имущества, "забирал к себе офисную мебель, инструменты, деревообрабатывающий станок". Он же, якобы, распорядился 30-тью новыми стеклопакетами, которые поступили для замены старых.

По словам Кабановой, когда тот же Бадмаев стал курировать столовую в администрации главы Бурятии, вскоре его жена "открыла свою точку общепита". В подобных же грехах (правда, в меньших масштабах) уличены еще несколько бывших подчиненных Александра Сучкова.

Кстати, в феврале-марте 2016 года после вступления в силу приговора суда по делу о "домике Наговицына" Александр Сучков, несмотря на то, что он был признан судом виновным и осужден (сразу же амнистирован), был снова принят на работу директором ГКУ ХТК администрации главы Бурятии. И проработал там в течение месяца-двух аккурат перед апрельскими обысками.

- На мой взгляд, Александр Алексеевич (Сучков А.А. - ред.) работать здесь долго и не собирался. В феврале он приходил, чтобы "подчистить" за собой, или за теми, кто ему указания давал, и уйти, - считает источник "Новой Бурятии" в бывшем ведомстве Сучкова. - Частично ему это сделать удалось, по-видимому. Когда он снова пришел, то начал заставлять комендантов зданий подписывать акты о том, что они получали имущество и стройматериалы. К примеру, те же цемент, шифер, гвозди, пять тысяч штук саморезов, 20 банок половой краски. А что ей красить-то? В здании на Революции 1905 года нет вообще ни одной половой рейки. Там везде на полу кафель, ламинат или линолеум. Опять же куда гвозди и саморезы забивать? В кафель, что ли?! Так имущество на сторону уходит, а списывают его на казенные нужды. Это они концы прячут. Хотя все, конечно, не спрячешь...

Заболели

В связи с этим вспоминается недавнее скандальное дело еще одного "варяга", бывшего начальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Бурятии Сергея Суша, приехавшего в республику из Красноярского края.

В феврале 2014 года после длительного расследования и отсидки в течение почти двух лет под домашним арестом Сергей Суш был осужден на 1 год и 8 месяцев лишения свободы за хищение (ст. 160 УК РФ "Присвоение и растрата") с территории двух тюремных изоляторов четырех единиц строительной техники (трех автоприцепов и трактора). Эта техника была автотранспортом вывезена Сушем на территорию Красноярского края и передана его брату и отцу.

Любопытно, что при обыске в жилище Суша несколько лет назад был обнаружен целый клептоманский склад из никому не нужных вещей и хлама, вынесенных им с территории подведомственных колоний. Среди них были, например, старые провода, где-то снятые Сушем непонятно для чего. Неужели он, руководитель (хотя и бывший) регионального уровня, по примеру каких-нибудь бомжей хотел все это сдать на металлолом?

Сегодня дома у Александра Сучкова оперативники тоже нашли кое-что странное. Например, какие-то не имеющие к последнему уголовному делу никакого отношения армейские одеяла. Напомним, что Сучков в прошлом в генеральском звании служил в Российской армии на интендантской должности крупного военного "завхоза". Одеяла оттуда?

Такая же болезнь клептомании заразила многих чиновников, больших и маленьких, в администрации главы Бурятии. Которые, похоже, несут все, что плохо лежит. И если верить показаниям Александра Сучкова по поводу скандального случая с мебелью Ольги Зайцевой, то этот недуг, возможно, не обошел стороной и семью главы Бурятии Вячеслава Наговицына.