Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Из года в год Бурятии приходится бороться со стихийным бедствием – с лесными пожарами. В помощь на борьбу с огненной стихией МЧС России второй год отправляет в республику самолеты федеральной авиагруппировки. На их использование уходят огромные деньги, которые было бы эффективнее вложить в региональную Авиалесохрану.

Деньги на ветер

Тушение с воздуха – дорогостоящее удовольствие. Каждый год на тушение пожаров с помощью авиации выделяются миллионы рублей. Однако, по мнению лесников, эти средства «уходят в никуда», так как тушение с воздуха не очень эффективно.

- Это уже даже не мнение, а крик души. Зачем правительство тратит огромные средства на такие летательные аппараты? Каждый год. Когда можно эти деньги вложить в Авиалесохрану региона и поднять ее на ноги, - недоумевает старший инструктор парашютно-десантной пожарной службы Забайкальской авиабазы Андрей Савельев.

По словам членов Общественного совета при Агентстве лесного хозяйства, один только час полета самолета Ил-76 обходится примерно в 800 тыс. руб. Общий налет авиации МЧС России, по данным МЧС по Бурятии, составил 735 часов. Плюс содержание экипажа. Если все эти данные сложить, то получится кругленькая сумма затрат, которая уходит на федеральную авиацию.

- Эти средства ничем не оправданы. Использование Ил-76, Бе-200 у нас в горной местности совершенно ни к чему. Слив воды до земли почти не доходит. Я сам тому свидетель. В воздухе идет испарение, и вода до земли не доходит. А спуститься на ту высоту, с которой можно слить воду, чтобы действительно на огонь попасть – большой риск, - рассказывает Андрей Савельев. - Иногда летчики сливают воду просто в никуда. А каждый вылет – это налет часов, заправка. А у них оплата идет по налету часов. На это миллионы затрачиваются. Когда можно эти же деньги внести в Авиалесохрану и платить достойную зарплату огнеборцам.

По его словам, это было бы гораздо эффективнее. На сегодня в региональной Авиалесохране всего 37 парашютистов и около 70 десантников-пожарных. Десантников больше, потому что их проще обучить и затрат меньше.

- Если эти деньги вложить в аренду воздушных судов на месте, то у нас соблюдалось бы авиапатрулирование, то есть при 4-5 классах пожароопасности было бы в день двукратное патрулирование. У нас иногда даже однократного патрулирования нет. На нормативное количество полетов нет денег. Ведь говорят: «Зачем летать, если ничего не горит». А когда горит уже поздно, - рассказывает старший инструктор парашютно-десантной пожарной службы Забайкальской авиабазы.

Что горит, то и тушу

Эффективность «дорогостоящих» самолетов в республике мала и в некоторых случаях даже абсурдна. Часто воздушные суда просто производят сливы на горящие участки внутри пожара, что не влечет за собой никакого смысла. Тушение по принципу «что горит, то и тушу» не приводит к результатам.

- Самолет еще не взлетел, а координаты уже даны. Пока он доберется до нужной точки, пройдет 30-40 минут. А скорость пожара при интенсивности намного быстрее – пожар уже ушел на полкилометра. И получается, что слив будут производить в отгоревшее пожарище. С самолетом начинаешь связь держать, наводить его, а он отвечает: «Что ты умничаешь, у меня есть координаты». А мне-то нужно по кромке воду лить, остановить пожар, а не в пожарище, - говорит Андрей Савельев. – С самолета они просто видят дым, сливают воду и уходят за следующим набором воды. А вылет Ил-76 сколько стоит, и на него еще затраты по заправке водой.

Как отмечают в Общественном совете, эффект был, когда борт Ми-8 доставлял на пожары десантников, которые оперативно тушили возгорания. Сейчас же людей не хватает, а на обучение новых в Авиалесохране нет средств.

- Тех, кто тушит пожары по-настоящему, их не видно. Это бойцы невидимого фронта, - рассказывает старший инструктор Савельев. – Сейчас парашютисты работают за гроши. Ладно, они обеспечены на пожаре продуктами питания. А ведь дома у них семьи, их кто будет кормить? Доходит дело даже до разводов.

Возрождать старое

Как подчеркивают в Общественном совете при рослесхозе, лесную охрану нужно полностью возрождать. По их словам, необходимо вновь увеличить штат лесников, вернуть им права и полномочия, лес - государству, а также расширить штат парашютно-десантной пожарной службы и дать достойную заработную плату.

- На сегодняшний день в Авиалесохране утратилось слово «оперативность». До этого было, например Бичурское оперативное авиаотделение, а сейчас просто Бичурское авиаотделение. Тогда у нас при пятом классе пожароопасности не было горимости, - вспоминает Савельев. – Не было таких площадей пожаров как сейчас, потому что воздушные суда находились в воздухе, были парашютисты и постоянное патрулирование. Сейчас же из Авиабазы сделали Автобазу. Техники практически нет, только автомобили, на них и перемещаются огнеборцы.

Сейчас в республике ситуация с лесными пожарами пошла на спад. На помощь со стихией пришла другая – непрекращающиеся ливневые дожди. Но как отмечают в Авиалесохране, расслабляться не стоит.

Пока же у авиабазы республики актуальна другая проблема – задолженность по авиации, которую привлекали на тушение в прошлом году. Сумма долга составляет 240 млн рублей.

Справка:

По данным МЧС по Бурятии, с начала пожароопасного периода 2016 года (с 27.04.2016 по 15.08.16) для тушения лесных пожаров была задействована авиационная группировка МЧС России в составе 6 бортов Ми-8, 1 борт Бе-200ЧС, 3 борта Ил-76.

Всего авиацией МЧС России проведено 1103 вылета, переброшено 4860 человек, доставлено 176,4 тонны груза, проведено 423 сбросов воды (2756 тонн воды). Общий налет авиации МЧС России составил 735 часов.