Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В Бурятии продолжаются скандалы вокруг ООО «Забайкальское горнорудное предприятие» (ЗГРП). После резонансного убийства адвоката этой компании в Улан-Удэ 27 сентября, которое произошло из-за участия этого предприятия в уничтожении эвенкийской семейно-родовой общины «Дылача», выясняется, что ЗГРП разрушает еще одну общину сойотов (малая народность в Бурятии).

Обращение родовой общины

Как стало известно «Новой Бурятии», в прокуратуру Бурятии обратился председатель семейно-родовой сойотской общины «Онот» Окинского района Евгений Доржиев. В своем заявлении прокурору республики он просит провести проверку незаконных действий ООО «Забайкальское горнорудное предприятие», которое на территории лесного участка, арендуемого общиной «Онот», якобы проводит работы и добычу нефрита.

СМИ уже сообщали о том, что в 2015 году ЗГРП выиграло конкурс на геологическое изучение, разведку и добычу нефрита на участке недр «Окинский-2» в Окинском районе Республики Бурятия. Общая площадь участка составляет более 154 кв. км. Он охватывает бассейны рек Ока, Урик, Онот, Китой и Горлык-Гол. Ресурсный потенциал участка оценен в количестве 2140 тонн нефрита. На конкурсе ЗГРП, по данным СМИ, заплатило 63 млн рублей при стартовой цене 61,5 млн рублей.

Сойотская земля

Однако одно из условий лицензионного соглашения с ЗГРП предусматривает, что недропользователь должен урегулировать отношения с пользователями участков, которые работают на территории участка недр «Окинский-2». А на этой территории как раз и арендует лесной участок площадью в 11 гектаров семейно-родовая сойотская община «Онот». Эта община использует свой участок для ведения традиционного сельского хозяйства. Договор аренды зарегистрирован Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РБ 14 мая 2013 года.

Напомним, что сойоты являются малой тюркоязычной народностью, проживающей на юге Республики Бурятия, в частности в Окинском районе. На протяжении тысячелетий в саянских горах они традиционно занимались вьючно-верховым оленеводством, которое является наследием древнейшего оленеводства населения древнего Саяно-Алтайского региона. Для членов общины «Онот» земли, арендуемые у Республиканского агентства лесного хозяйства, являются их коренным ареалом обитания и основой поддержания традиционного вида хозяйствования. Однако, несмотря на это, земли сойотов в настоящее время отбираются у семейно-родовой общины для того, чтобы ЗГРП могло вести добычу нефрита в горах Восточного Саяна.

В своем заявлении прокурору Бурятии руководитель семейно-родовой общины «Онот» указывает, что никому не передавал прав общины по пользованию этим лесным участком. Однако при этом ЗГРП, начиная с сентября 2016 года, доставило на данный участок тяжелую технику и приступило к проведению работ, грубо нарушая российское законодательство.

Законная процедура

Так, в нарушение лесного законодательства ЗГРП не оформило свои права пользования этим лесным участком, который находится в аренде у общины «Онот». Также предприятие не разработало проект освоения лесов на участке. Кроме того, ЗГРП до начала работ по добыче полезного ископаемого — нефрита — должно было разработать проект поисково-оценочных и разведывательных работ. Далее получить заключение государственной экспертизы на данный проект, провести поисково-оценочные работы, защитить запасы полезного ископаемого и поставить их на государственный баланс. А потом разработать проект по добыче полезного ископаемого, получить положительное заключение государственной экспертизы. И только после проведения всего этого комплекса мероприятий ЗГРП могло бы приступить к добыче нефрита в Окинском районе.

Но, видимо, в ЗГРП решили пренебречь прописанной в законе процедурой и сразу приступили к добыче ценного камня нефрита при помощи вскрышных работ и использования тяжелой техники. Однако без проведения всех указанных мероприятий и получения всех соответствующих документов ЗГРП не вправе осуществлять какую-либо деятельность, связанную с геолого-разведочными работами и добычей нефрита. Как говориться, что хочу, то и ворочу!

А поскольку предприятие уже добывает нефрит самыми «варварскими» методами, то деятельность ЗГРП вызывает множество вопросов и по закону должна бы привести к лишению этой компании лицензии на весь участок.

Как было с «Дылачой»

Напомним также, что во многом благодаря ЗГРП в Бурятии уже была разгромлена одна семейно-родовая община «Дылача», которая ранее вела работу на Кавоктинском месторождении в Баунтовском районе. Эта эвенкийская община получила лицензию на разработку месторождения еще в 1997 году сроком на 20 лет. Однако ее обвинили в добыче нефрита за пределами своего участка и возбудили уголовное дело в отношении неустановленных лиц о хищении 20-ти тонн нефрита на 600 млн рублей.

Тогда 4 октября 2012 года на Кавоктинское месторождение на двух вертолетах высадилось около трех десятков сотрудников правоохранительных органов. Они взяли участок под контроль. Вся техника, которая была обнаружена на участке и близ него, как говорят, была незаконно реквизирована и собрана в одном месте. Причем технику якобы специально выводили из строя, хотя по закону ее должны были вернуть владельцам. Одновременно были проведены обыски в офисе общины «Дылача» в Улан-Удэ, а также на ее складах. Повсеместно изымались документы, электронные носители, а также добытый нефрит. Отметим, что судьба этого нефрита неизвестна. Как говорят, его продали китайцам чуть ли не за $1 млрд. Никаких налогов с этих продаж, как говорят, в бюджет Бурятии не поступало.

Затем решением суда община «Дылача» была закрыта, а месторождение в дальнейшем перешло в руки ЗГРП. Самое интересное, что после многочисленных обвинений и массированной атаки силовиков на общину «Дылача» так и не было возбуждено каких-то уголовных дел. Соответственно, никого не осудили. Как говорится, гора родила мышь. Видимо, потому, что цель была достигнута — месторождение отобрали и передали «нужным» людям.

Куда уходит нефрит?

Вся деятельность федеральных и республиканских правоохранителей, направленная против эвенкийской общины «Дылача», проводилась под лозунгами декриминализации нефритового рынка Бурятии и вывода этого значительного сектора экономики из тени. Однако с тех пор так ничего и неизвестно о налоговых платежах ООО «ЗГРП» в пользу бюджета Республики Бурятия. А убийство адвоката ЗГРП Дмитрия Васькова показывает, что криминализация нефритового рынка только усугубляется, поскольку никакой прозрачности этого рынка в Бурятии не наблюдается. Есть только вопросы. Например, сколько нефрита добывает ЗГРП? Куда этот нефрит уходит и какую прибыль получает предприятие от продаж этого культового камня за рубеж?

Более того, известно, что весной 2015 года представители ЗГРП презентовали открытие перерабатывающего нефритового цеха в Улан-Удэ мощностью в 100 — 200 тонн нефрита в год. Однако опять же по его деятельности существуют только вопросы: какие объемы перерабатывает этот цех и куда уходит эта продукция? Вообще куда уходит нефрит, который добывает ЗГРП на севере Бурятии? Ведь специализированный таможенный пост в Бурятии, через который нефритовые недропользователи могут экспортировать нефрит в Китай, регистрирует прохождение не очень больших объемов экспорта этого камня. Возможно, камень отгружается в Китай через Казахстан в рамках Таможенного союза, однако данных по объемам отгрузки нефрита в этом направлении нет. И возникает подозрение, что Бурятия теряет миллиарды рублей от «теневого» экспорта нефрита.

Лесники расторгают договор

Ну а теперь, вероятно, пришло время прибрать к рукам ЗГРП нефрит и в других районах Бурятии. И вот пришел черед еще одной семейно-родовой общины, теперь уже сойотской. Имидж ЗГРП, уже испорченный в процессе ликвидации «Дылачи», становится безнадежно одиозным, особенно на фоне всех деклараций по «декриминализации» нефритового рынка и того, что государство только выиграет от деятельности ЗГРП.

Кстати, когда представители семейно-родовой сойотской общины «Онот» обратились в Республиканское агентство лесного хозяйства с письмом, аналогичным заявлению в прокуратуру, они узнали, что в агентстве, видимо, решили «взять под козырек» внушительным силам, которые стоят за ЗГРП. Эти чиновники стали настаивать на расторжении договора аренды с семейно-родовой общиной.

А почему бы не сделать все действительно по закону?