Месяц назад сенатор Вячеслав Мархаев обратился к Владимиру Путину с официальным письмом, в котором попросил президента России передать расследование резонансных коррупционных дел в Бурятии сотрудникам центрального аппарата Следственного комитета РФ и ФСБ.

По мнению Вячеслава Мархаева, правоохранительные органы Бурятии малоэффективны, когда речь идет о расследованиях, касающихся действий руководства республики и дел, связанных с крупными хищениями бюджетных средств.

В качестве примеров сенатор привел известные факты, о которых многократно сообщали СМИ. Например, строительство так называемого «гостевого дома» в поселке Сотниково. В 2015 году по этому делу осудили экс-руководителя Хозяйственно-транспортного комплекса администрации главы и правительства Бурятии Александра Сучкова. Суд признал его виновным в «нецелевом расходовании» почти 62 млн рублей бюджетных средств. Чиновнику было назначено наказание в виде штрафа в размере 300 тыс. рублей с лишением права занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления на два года. На основании объявленной Госдумой РФ амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне Александр Сучков от назначенного наказания был освобожден. Судимость с него снята.

В письме сенатора речь шла о необоснованном осуждении Александра Сучкова, его повторном незаконном уголовном преследовании, а также о противоправных действиях главы Бурятии Вячеслава Наговицына и руководителя его администрации Петра Носкова. Эти действия выразились в даче ложных показаний в суде и злоупотреблении должностными полномочиями, бездействии органов предварительного следствия и прокуратуры республики.

Запрос Вячеслава Мархаева на имя Владимира Путина был перенаправлен сначала в генпрокуратуру России, а оттуда в аппарат республиканской прокуратуры с пометкой «на особом контроле».

В конце октября сенатор получил ответ из Генпрокуратуры, в котором сообщается, что «… доводы о якобы ложных показаниях, данных в судебном заседании Наговицыным В.В. и Носковым П.Л., не находят своего объективного подтверждения, поскольку органами предварительного следствия и судом установлен факт совершения Сучковым А.А. преступления, в отношении последнего постановлен обвинительный приговор, в основу которого положены в том числе показания указанных лиц, признанные судом достоверными и соответствующими действительности. Кроме того, в ходе предварительного и судебного следствия доказательств, свидетельствующих о причастности Наговицына В.В. и Носкова П.Л. к нецелевому расходованию бюджетных средств, совершенному Сучковым А.А., получено не было».

Напомним, Наговицын и Носков суду сообщили, что к ходу выполнения работ в Сотниково глава республики не имел отношения, никаких указаний Александру Сучкову по этому поводу не давал, и ему не докладывали о том, как идет реконструкция дома.

Однако редакция «Новой Бурятии» располагает документами, которые могут говорить о том, что Вячеслав Наговицын мог принимать активное участие в реконструкции своего «домика» и рукописно давать указания завхозу.

На 11-ти листах своей рукой, по всей видимости, глава Бурятии подробно расписывает, как обустроить «домик»: вот в цоколе нужен бильярд в зеленом тоне, а пульт управления сауной и включение света в сауне вынести в бильярдную на входе в бассейн. Вот на первом этаже вместо дивана установить зеркало; вот в бытовой комнате вместо раковины поставить на постаменте мини-ванну для стирки мелких вещей.

Дальше на 24 листах идет отпечатанная на принтере планировка всех этажей и комнат, дизайн-проекты помещений, а на полях – письменные заметки. Они посвящены тому, что и как переделать – в мельчайших подробностях: не нравится белый цвет стен в спальне, что напоминает ему больницу, обустройство гостиной он считает убогим и просит заменить шторы и люстру, указывает, какие установить двери, светильники, мебель, куда разместить розетки…

Чтобы убедиться, что почерк на проекте дизайна и реконструкции может принадлежать Наговицыну, достаточно посмотреть на официальное письмо с его рукописной резолюцией. Почерк уж очень характерный и легко узнаваемый.

Вряд ли у адекватного человека после изучения этих «рукописей» возникнут сомнения, участвовал ли глава республики непосредственно в возведении своего «домика».

Интересно, продолжат ли правоохранительные органы и дальше выгораживать главу Бурятии, сваливая всю вину на «стрелочника» Александра Сучкова? Понесут ли свидетели Наговицын и Носков уголовную ответственность за дачу ложных показаний в Советском районном суде г. Улан-Удэ?