В день прибытия в Улан-Удэ врио главы республики Алексея Цыденова в республике бурно обсуждалась новость о лишении сертификатов двух местных авиакомпаний. В СМИ писали, что якобы Росавиация действовала несправедливо.

Авиакомпания «Бурятские авиалинии», которую «умыкнули» А.М. Попов и Т.В. Пайвина, но все-таки имевшая положительный потенциал в эксплуатации авиатехники на протяжении 90 лет, стала подвергать серьезному риску безопасность полётов. И ставить в рейс самолет с просроченным ресурсом двигателя. А ведь игнорирование требований законов летной годности недопустимо - это знает каждый пассажир.

Бурятская авиация умерла

И сейчас мы, с сожалением, вынуждены признать тот факт, что бурятская авиация, начавшая свою историю 22 июля 1926 года с первого рейса на самолете бурят-монгольской воздушной линии по маршруту «Верхнеудинск – Урга», умерла формально и по сути. И непонятно, возможно ли ее возрождение.

Впрочем, это стало логичным следствием хищения бурятской авиации, проведенного под благовидным предлогом приватизации. Затем ее активы были распроданы, начиная с самолетов ТУ-154, аэропорта Улан-Удэ, аэропортов местных линий, «Байкалавиасервис» с гостиницей «Полет» и заканчивая вертолетами Ми-8 и самой авиакомпанией – родоначальницей авиации Республики Бурятия.

А началось разрушение бурятской гражданской авиации при первом президенте республики Л.В. Потапове. Мы, члены совета директоров, письмом от 27 апреля 2004 года обратились к президенту РБ, выражая обеспокоенность состоянием дел в авиапредприятиях, вопросами безопасности полетов, поддержания в эксплуатационном состоянии воздушных судов.

Напомним, что тогда Поповым единолично принималось решение по приобретению кредиторской задолженности ликёро-водочного предприятия «Ливона», оформлению кредита на 43 млн рублей под залог имущества ОАО «Международный аэропорт Улан- Удэ». Для возврата кредита Попов вывел из авиакомпании «Бурятские авиалинии» оборотные средства, которые были крайне необходимы для поддержания летной годности воздушных судов, выполнения государственных задач по охране лесов от пожаров, обеспечения авиаперевозок в северных районах республики.

На наше заявление тогда последовал демарш самого Попова, который протокольным решением внеочередного собрания акционеров от 7 мая 2004 года (через 10 дней) досрочно прекратил полномочия совета директоров. В результате я был уволен с окончательным расчетом. После этого не только потерял доверие к Потапову, но и понял, что он встал на сторону Попова.

Потапов «развалил» уголовное дело

В апреле 2003 года прокуратура Бурятии в отношении А.М. Попова возбудила уголовное дело по ст. 159 УК РФ. В июне того же года Л.В. Потапов с письмом обратился в Генпрокуратуру России к самому В.В. Устинову. В письме указывалось, что дело имеет явно заказной характер, что Попов такой «белый и пушистый». А вот следственные органы и прокуратура РБ нарушили законность, и надо предпринять меры по ним – восстановить законность (!).

Уголовное дело было прекращено и считается утерянным. После этого письма Потапова от 2003 года и до сегодняшнего дня фактически игнорируются все заявления по преступным фактам мошенничества, растраты, злоупотребления полномочиями группой Попова-Пайвиной. Следственные органы республики не обеспечивают полноту следствия и проверочных мероприятий, отказывают в возбуждении уголовного дела или же такие дела прекращаются.

А распродажа бурятской авиации продолжалась самым наглым способом на глазах всей республики. При очередной попытке продажи ОАО «Авиакомпании БурАЛ» (ее все-таки продали в 2016 году) была объявлена убыточной работа самолетов Ан-24 за 2008 год. Соответственно, были вручены уведомления о предстоящем 100%-ном сокращении всего летного состава (!). Тогда коллектив авиакомпании попросил ветеранов авиации обратиться к тогда еще новому главе республики В.В. Наговицыну с открытым письмом.

Письмо начиналось буквально с крика души: «Мы, ветераны и представители многострадальных трудовых коллективов бывшего Улан-Удэнского авиапредприятия, а ныне дочерних предприятий кипрской офшорной компании А. Попова, неоднократно обращались ранее к бывшему президенту РБ Л.В. Потапову и Народный Хурал РБ по фактам мошенничества и крупномасштабных финансовых махинаций, начавшихся с продажи двух наших самолетов ТУ-154 М и ликвидации целой авиаэскадрильи. Ликвидировано было одно из лучших достижений бурятской авиации за всю свою многолетнюю историю. 60 человек высококлассных специалистов летного и инженерно-технического персонала, имевших опыт полетов на международных авиалиниях, остались без работы в родной Бурятии. Порой у нас создавалось впечатление, что авиация больше не нужна республике. Что не успел распродать А. Попов, сегодня усиленно пытается сделать руководство авиакомпании в лице ее директора Т. Пайвиной, по основной профессии бухгалтера.

… Люди в большинстве своем удивлены бессилием правительства РБ по пресечению продолжающихся разрушительных процессов».

А ведь когда-то коллектив авиакомпании успешно освоил эксплуатацию самолета ТУ-154 М.

Заканчивалось письмо так: «В связи с вышеизложенным, учитывая, что «авиакомпания БурАЛ» имеет еще необходимый потенциал для возрождения и достижения стратегических целей, просим вас, Вячеслав Владимирович, принять решительные меры с привлечением правоохранительных органов найти виновников нашей трагедии и не допустить банкротства авиакомпании, сохранить полеты на местных авиалиниях, пресечь разбазаривание оставшейся собственности и спекуляции».

Наговицын продолжил развал

Всего 32 подписи вполне дееспособных, авторитетных, активных патриотов бурятской авиации. Было решено опубликовать это открытое письмо в газете «Бурятия». Однако в редакции газеты мне объяснили, что «открытые письма» публикуются по согласованию с пресс-службой администрации главы РБ. А на следующий день нам в этой публикации было отказано. Мне ничего не оставалось, как направить это важное письмо в администрацию президента и правительства РБ и зарегистрировать входящим №С-1791 от 16 июля 2009 г.

Реакция на это письмо была довольно странной. Как рассказывали позже подписанты этого письма, они подверглись буквально административной экзекуции со стороны представителя Минтранса РБ, правительства РБ в лице зампреда А.Е. Чепика, администрации города и авиакомпании «БурАЛ». Всем задавали вопрос: «зачем подписали это нехорошее письмо?».

Если Л.В. Потапов защитил от уголовного преследования криминальные дела группы Попова, то администрация В.В. Наговицына создала информационную блокаду от честного разговора с авиаторами не только в газете «Бурятия», но и в других СМИ. Это чувствовалось постоянно, поверьте… В «советниках» у обоих первых лиц республики всегда оказывались люди, не заинтересованные в успехах бурятской авиации и думающие только о своем личном благополучии или меркантильных интересах.

Другие письма по этой теме были направлены главе республики с копиями в правоохранительные органы, УФСБ по РБ - 12 января 2010 года за подписью гендиректора ООО «МедиаГрупп» А. Бадиева, 19 марта 2010 года за моей подписью от имени ветеранов. В этих письмах отмечалось бездействие следственных органов, благодаря чему стали возможными хищение акций авиапредприятий и их распродажа.

Далее во втором письме мы писали: «Убедительно прошу Вас поддержать просьбу ООО «МедиаГрупп» от 12 января с.г. в отношении проявления Вашей воли к раскрытию этого резонансного дела и дать возможность патриотам бурятской авиации продолжить развивать авиационный бизнес в интересах общества и республики. Во всяком случае, эту готовность сегодня мы Вам, Вячеслав Владимирович, выражаем».

Впрочем, на эти наши письма, как и следовало ожидать, была откровенная, подробная отписка, просьба не была услышана.

Специалисты без работы

Удивляет другое. Во всех письмах, обращенных к руководителям республики, говоря о проблемах авиации, авиаперевозках и безопасности полетов, красной нитью подчеркивалось, что в результате бездействия властей и правоохранительных органов республики, начиная с 2004 года, без работы остаются все больше и больше высококвалифицированных специалистов летного, инженерно-технического персонала. Ломаются судьбы людей, у них теряется вера в наши власти. Находясь под гнетом власти криминала, они не могут пожаловаться куда-либо, не получая месяцами мизерные свои зарплаты.

В результате аннулирования сертификата «Бурятских авиалиний» даже страшно представить, сколько еще людей остались без работы. И здесь виноват не мировой экономический кризис, здесь результат кризиса рукотворного, морального кризиса наших руководителей республики. Обеспечив себя и свое окружение несоразмерно высокими зарплатами, премиями, пенсиями, давая возможность криминалу разграбить и разрушить бурятскую авиацию, они бессовестным образом не хотели слышать крики о помощи авиаторам.

Кому мешали самолеты ТУ-154М, которые были приобретены в трудные 90-е годы авиапредприятием? Они успешно выполняли рейсы Улан-Удэ – Москва, начали выполнять международные чартерные рейсы в Европу.

В правительстве Потапова знали, что мы участвовали в программе «ТАМ» Европейского банка реконструкции и развития. Мы были подготовлены для разработки бизнес-плана развития нашего авиационного комплекса и его реализации. Под председательством Потапова в ноябре 2004 года состоялось совещание о состоянии и перспективах развития аэрокомплекса Бурятии. На нем было установлено, что ООО «МедиаГрупп» (А.М. Попов) не выполнило ни одного условия договора купли-продажи бизнеса ОАО «Бурятские авиалинии». И Потапову ничего не стоило остановить этого мошенника. Он обязан был это сделать. Но этого не случилось. Это очень серьезный факт потери управляемости республикой. Болезнь, недееспособность? Мне до сих пор непонятно.

Кто продал самолеты?

В ситуации полного бездействия властей и правоохранительных органов по пресечению преступлений в отношении авиации в республике остается актуальным вопрос: «кто же тогда в начале 2000-х годов продал самолеты?». В мае 2016 года на имя генпрокурора РФ Ю.Я. Чайки была направлена жалоба от ветеранов авиации РБ, летного и инженерно-технического персонала авиапредприятий с просьбой принять прокурорские решения по отмене конкретных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. Одно из тех постановлений прокуратура РБ отменила, но УЭБиПК МВД по РБ продолжает необоснованно отказывать в возбуждении уголовного дела.

В этой жалобе, опубликованной в газете «Новая Бурятия» 6 июня 2016 года, говорилось, что авиаторы Бурятии до сих пор продолжают находиться под гнетом этого криминального наследия. Рядом с паразитирующей базовой авиакомпанией «Бурятские авиалинии», арендуя у нее техническое обеспечение, выкупив местные, северные аэропорты у Попова и Пайвиной, шло освоение и эксплуатация пяти легких иностранных самолетов в новой авиакомпании «ПАНХ». В ней трудилось около 140 человек, в основном это был бывший летный и технический персонал «Бурятских авиалиний». Из-за прекращения финансовой поддержки из бюджета республики обслуживание северных, отдалённых районов было прекращено. Эти самолеты прекратили полеты. Известно, что половина из этих 140 человек сокращена. Под вопросом находятся еще человек 30.

Это был проект по приобретению в лизинг этих самолетов для эксплуатации на северном направлении. И почему же власти, планируя расходы и оплачивая лизинговые платежи в течение двух лет, вдруг прекратили это делать? Страдают северяне, а летчики остаются без работы. Хотя созидательный потенциал у этой компании был большим. Больно за нашу авиацию, действительно она стала многострадальной. И корни этого зла продолжают жить у нас в республике.

Ветераны авиации болезненно воспринимают последние события разрушения этой отрасли. Они переживают и обращаются в государственные органы республики и РФ на протяжении уже длительного периода. Продолжают надеяться на органы власти республики, хотя бы быть услышанными, как говорится, «надежда умирает последней».

Надежда на Алексея Цыденова

Хотелось бы, чтобы врио главы РБ Алексей Цыденов совпадение дня его прибытия в Улан-Удэ и лишение сертификата республиканской авиакомпании принял как сигнал «свыше». Сигнал о том, что надо сохранить и возродить нашу авиацию.

И в первую очередь надо покончить с криминальным наследием в авиации, привлечь мошенников к ответственности в уголовном порядке. После этого оздоровится моральная атмосфера в авиационных подразделениях и с ними можно будет решать любые сложные задачи.

Летчики после полетов проводят «разбор полетов». Было бы уместно и полезно провести специальное совещание правительства – «разбор полетов» и задать один вопрос: «Вы понимаете сейчас, что сделали (натворили) с авиацией?».

Лишение сертификата эксплуатанта на коммерческие перевозки – это крайняя мера государства остановить полеты, чтобы не допустить авиационного происшествия с человеческими жертвами. Это процесс обратимый. Хуже будет, когда этот процесс станет необратимым.

Ветеран авиации Анатолий Абашеев