Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Нож в кармане

Что думают жители Бурятии о намерении российских законодателей вернуть уголовную ответственность за ношение холодного оружия.

Депутаты Госдумы фракции «Справедливая Россия» выступили с инициативой внести поправки в статью Уголовного кодекса Российской Федерации об установлении ответственности за незаконное приобретение и ношение холодного оружия. Речь о том, что если сегодня за найденный в кармане нож гражданину грозит только административное наказание в виде штрафа от 500 до 2 тыс. рублей, то очень скоро все может закончиться уголовным наказанием.

С одной стороны, в московском метро житель Бурятии Чимит Тармаев с помощью ножа оборонялся от напавших хулиганов и убил одного из них, за что отбыл реальное наказание. С другой – спортсмен Юрий Власко, вышедший к берегу Байкала урезонить хулиганов, был убит ударом ножа в шею. Поможет ли готовящийся закон избежать подобного рода трагедий, мы попросили рассказать жителей республики, знакомых с темой.

Александр Гармаев, фотокорреспондент:

– Мы прекрасно понимаем, что в условиях нестабильной политической ситуации система всячески пытается защитить сотрудников МВД. В условиях, когда по стране идут довольно агрессивные митинги, нож в толпе - это действительно страшно, и допустить, конечно, этого нельзя.  

Мало понимаю, зачем носить нож в мегаполисе наподобие Москвы, но в Бурятии это сплошь и рядом. Здесь это повседневная необходимость, в наших условиях нож, так сказать, повседневный рабочий инструмент для многих людей, привыкших работать руками, и нужен он не только в моей профессии. Не будем забывать, что в нашей культуре нож заложен как элемент воспитания мужчины, хотя, конечно, все должно быть в рамках разумного.

Мне кажется, это сырой законопроект. И у меня бывают конфликтные ситуации, но мне никогда не придет в голову применить нож. Хочется защититься – носите оружие травматическое. А последние данные МВД по убийствам в Бурятии ясно показывают, что кухонный нож и пьяное застолье несут гораздо большую угрозу обществу.

Николай Рогалев, председатель Общественного совета при МВД по Бурятии:

– Правда жизни заключается в том, что ножи в карманах, рюкзаках, бардачках встречаются у большинства сибиряков, которые ездят в лес, чинят машины, да и мало ли где еще может пригодиться ножик. Умозаключение, что если в кармане лежит перочинный нож, то он обязательно должен быть пущен в ход, несколько абсурдно. По сути, нет разницы, к какому наказанию будет привлечен за ношение ножа гражданин:  административному или уголовному. Но мы должны понимать, что в случае принятия закона, а такой закон, скорее всего, будет принят, правоохранительные органы столкнутся с дополнительной нагрузкой. В условиях постоянных сокращений им необходимо будет вести отчетность, постоянно отвлекать на эти вопросы людей.

История, случившаяся с жителем Бурятии в московском метро, имела большой резонанс. Несмотря на то, что он оборонялся, что нападавших было много, что молодой человек так и не признал своей вины, суд приговорил его к восьми годам лишения свободы. Вопрос, а чем бы все закончилось, не будь у парня в кармане ножа, связан с таким понятием, как «необходимая оборона». То есть, по логике законодателя, защита должна быть соразмерна нападению. Иными словами, почему бы не носить в кармане перцовый баллончик на такой случай или что-нибудь другое, не запрещенное законом? В той ситуации в московском метро, насколько я могу судить, у нападавших не было холодного оружия, а этот нож, скорее всего, был признан таковым, что наверняка повлияло на решение суда.

Исходя из собственной практики, скажу, что все-таки большинство наших граждан гибнут не от изящных перочинных ножей, а от тех, которыми мы каждый день режем дома хлеб. От такого ножа в советское время погибла знаменитая конькобежка и гордость нашего спорта Инга Артамонова. К сожалению, таких историй немало.     

Игорь Михайлов, депутат Народного Хурала РБ, член комитета по госустройству:

– Как бывший сотрудник правоохранительных органов, считаю, что новый закон положительно повлияет на криминогенную ситуацию как в стране, так и в Бурятии. К сожалению, многие отбывшие наказание подростки носят с собой не только кухонные ножи, но и холодное оружие. И не просто так, а зачастую с целью применить их. Чем обосновывают законодатели свою инициативу? Тем, что число преступлений, совершенных с применением холодного оружия, ежегодно увеличивается. В 2011 году было зафиксировано 638 преступлений с применением холодного оружия, в 2012 году – 768 преступлений. Авторы не приводят более свежие цифры, но, думаю, что предпосылки к ужесточению наказания есть. Криминогенная ситуация с каждым годом ухудшается, причина этому – ухудшающаяся социально-экономическая ситуация в стране.

Многие оппоненты говорят о сувенирной продукции, как быть с ней? Считаю, необходимо, чтобы было разрешение на приобретение сувенирной продукции, относящейся к категории холодное оружие. Сейчас же зайдешь в охотничий или сувенирный магазин, где торгуют ножами, и чего там только нет. И все продается без каких-либо требований. Такого быть не должно. Кстати, бывая на Северном Кавказе, ни разу не встречал, чтобы кто-то носил кинжалы в повседневной жизни. А для самообороны есть другие средства самозащиты, которые можно официально приобрести и не нарушать закон. Добавлю, холодное оружие и не только, нередко те же кухонные ножи пускают в ход без раздумий чаще всего в алкогольном или наркотическом опьянении, прежде всего, это так называемый криминальный элемент. И человеку без навыков самообороны противостоять этому трудно.

Валерий Коледенко, юрист:

– Государство может запретить, а может и разрешить. В своё время холодное оружие или просто ножи, похожие на него, провозили даже в самолётах, никакого досмотра не существовало. Потом запретили провозить все колюще-режущие предметы. Потом исключили уголовную ответственность за ношение холодного оружия, посчитав, что достаточно административной.

Установив уголовную ответственность за ношение холодного оружия, законодателям стоит задуматься, какова будет ответственность за ношение похожих, но по каким-то параметрам не подходящих к разряду холодного оружия предметов. В моей практике был случай, когда убийство совершили простыми вилками.

Как определить ношение? Если несут в портфеле, в туристическом рюкзаке или везут в багажнике автомобиля, это ношение или нет? Как в такой ситуации быть следователю или дознавателю, ведь ему нужно четко знать - холодное это оружие или нет. И хотя какие-то параметры холодного оружия определены, они не четкие. И как быть эксперту в такой ситуации? Ведь только от него зависит, что будет с человеком – попадет ли он тюрьму или останется на свободе. При вынесении экспертного заключения не должно быть сомнения, холодное оружие в руках или нет. А иначе может получиться, так, что один эксперт вынесет решение - это не холодное оружие. Другой придет к выводу о том, что это холодное оружие. Не должно быть ни второго, ни третьего эксперта. Холодное так холодное.

Кроме того, некоторое холодное оружие является составной частью костюмов либо формы тех же казаков, морских офицеров. Несколько лет назад на одной из больших пресс-конференции Владимира Путина севастопольский морской офицер поднял вопрос о морских кортиках, которые изымают у офицеров, когда они увольняются в запас.

В итоге своим распоряжением президент постановил вернуть всем морским офицерам кортики. Вообще мне кажется, что если запрещать ношение холодного оружия, то надо запретить ношение всех видов колюще-режущих предметов в общественных местах. Обходятся же наши граждане в самолетах без этих предметов. Думаю, что и мы без них обойдемся.

Похожие новости:

Власть
65
Здоровье, дом
102
Общество и культура
1564
Происшествия
590
Здоровье, дом
102
Власть
163