Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Одним из участников Совета был заместитель председателя комитета Народного Хурала по экономической политике, природопользованию и экологии Егор Олзоев. В большом интервью «Новой Бурятии» он объясняет, почему депутаты «завернули» столь необходимые вопросы, а также делится своим видением того, какие механизмы необходимо подключить, чтобы уменьшить количество выбросов в атмосферу. В частности, он предлагает присмотреться к монгольскому опыту, где комплекс решений позволил снизить вредное влияние выбросов.

— В декабре прошлого года мы предложили создать межведомственную комиссию под председательством зампреда правительства Алексея Мишенина. К сожалению, в связи с коронавирусом было проведено всего два совещания, да еще онлайн. Но, тем не менее, сегодня создан Проектный офис в городе Улан-Удэ. Кроме того, мы предлагали, чтобы была написана и вынесена на обсуждение комплексная программа по оздоровлению воздуха. Но Минприроды так ее нам и не представило. Но это всё-таки орган власти, который отвечает за политику в области экологии, и он должен быть впереди. Я сегодня, честно, не вижу, чтобы Минприроды возглавляло это дело. 

— Сегодня, кажется,  только город заинтересован...

— Но у нас не только город Улан-Удэ,   есть Гусиноозерск, Селенгинск,  другие города и крупные поселки. Поэтому политику должно проводить министерство, в том числе и по своему функционалу обязано это делать. Но,  к сожалению, не в обиду Алексею Хандархаеву, город сейчас действительно больше занимается данной проблемой. Но я хотел бы подчеркнуть, что это комплексная программа, которую должно сделать и исполнять Министерство природы. Они должны написать программу, определить, кому и что надо делать и куда дальше двигаться. 

— Но почему отклонили вопрос с экспериментом, который так анонсировали власти и которого ждали жители?

— Законопроект поступил к нам достаточно поздно, с нарушением установленных регламентов. Вопрос достаточно сложный и в юридическом, и в технологическом плане, и отпущенного времени просто не хватило. К тому же на закон поступили отрицательные заключения всех участников законодательной инициативы: прокуратуры республики, Управления министерства юстиции,  Счётной палаты,   правового и информационно-аналитического управления Народного Хурала.  В связи с этим депутаты и на Совете Народного Хурала, и на нашем комитете предложили главе отозвать данный законопроект. Кроме того, до начала сессии отсутствовала оценка регулирующего воздействия, которую даёт Министерство экономики, то есть  как этот закон соотносится с другими. 

Также депутатов насторожила гарантия безопасности при использовании этого угля. Все-таки это высококалорийное топливо, и  если в обычной печи его использовать (печи же у нас в основном из обычного, не огнеупорного кирпича) и    печь прогорит, могут быть пожары и, не дай бог, человеческие жертвы. 

Неясен был принцип, как это будет реализовываться в будущем. Говорят, что уголь будем обогащать на Юго-Западной котельной, стоимость такого проекта составляет 800 млн  рублей. Но чьи это деньги? Опять бюджет будет платить? Об этом пока никто не говорит. Или какой-то инвестор появится – тоже нет ответа на этот вопрос. 

Когда в Красноярске проводился эксперимент,  СУЭК предоставляла уголь бесплатно, субъект не потратил ни одного рубля. А ведь СУЭК владеет самым прибыльным активом в Бурятии — Тугнуйским угольным разрезом, большая часть продукции (сопоставимой и по цене, и по калорийности с «бездымным» углём)  которого уходит за границу. И почему СУЭК сегодня не может стать инвестором производства «бездымного» угля в Бурятии, имея сверхдоходы с наших ресурсов?

Вообще, я считаю, это чисто инвестиционный проект, который должен предлагаться населению республики наряду с предложениями по другим источникам тепла: электроэнергии, возобновляемым источникам энергии, пеллетам. И если люди поставили пеллетные котлы, значит, им надо тоже компенсировать, люди отапливаются электричеством, значит, и им необходима субсидия? Моя точка зрения:   должны развиваться другие,   высокотехнологичные источники тепла. Уголь — это XIX век. В этом году Англия закрывает последнюю угольную шахту, в Европе возобновляемые источники сегодня занимают 30%, дальше атомная, потом гидро- и угольная энергетика. А отапливать частные дома углем давно стало нонсенсом. 

Мы в 70-х годах строили в посёлке Солдатский своим работникам дома и делали свои котельные — тогда это казалось новацией. И тогда   уже обратили внимание, что качество воздуха стало ухудшаться. Но за это время появились другие технологии…

— К слову, о технологиях. Энергосбережение, энергоэффективность востребованы в Бурятии?

— У нас существует программа по энергосбережению, которую ведет Минтранс. К сожалению, проблеме энергосбережения и энергоэффективности у нас уделяется мало внимания. Эта программа началась 2012 году, в этом году она завершает своё действие. 

Отмечу, что энергосбережение, энергоэффективность — это наши собственные внутренние ресурсы, которые мы можем использовать, не привлекая больших бюджетных средств, не обращаясь к каким-либо монополиям. Например, жители улицы Гагарина, 22, провели мероприятия по энергосбережению: поставили современные приборы учета, утеплили все подъезды, чердаки и крыши, северную сторону. Всё за свой счёт. И у них потребление тепла стало 0,14 гигакалории на один квадратный метр, при этом среднее потребление по городу 0,29 гигакалории на квадратный метр. И в итоге платят в два раза меньше за тепло, в два раза меньше используется уголь и, соответственно, в два раза меньше выбросы в атмосферу.

Это же касается и  деревянных домов — они построены в основном из бруса 18 на 18, должного утепления нет. По нормам, толщина должна быть 28 — 32, то есть почти в полтора-два раза больше. Соответственно, если утепление сделано из современных материалов, человек будет два раза меньше тратить угля, потреблять электроэнергию и, естественно, производить в два раза меньше выбросов.

Что касается многоквартирных домов, офисно-торговых центров и производственных зданий — для них всех необходимо провести оценку энергоэффективности. Уровней энергоэффективности всего 5: А, B, C, D и E, и в лучшем случае у нас энергоэффективность B+, а в основном D и Е. Необходимо провести мероприятия по этим всем зданиям на  соответствие  классам энергоэффективности А и В, в том числе  поставить везде современные приборы учёта. Когда мы входили в программу энергоэффективности,  49% МКД были оснащены приборами учета. Выходим из программы, по данным ГИС ЖКХ, с показателем в 11%. Получается, что этим не занимаются ни Минстрой, ни   Госжилнадзор, ни местная администрация, ни ТГК-14. А ведь работа по энергосбережению, кроме снижения затрат на отопление, снижения выбросов, позволит нам высвободить мощности на ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 для подключения новых потребителей

— Опять же возникнет вопрос,  где брать деньги, где брать финансирование? 

— Для жителей МКД есть программа Фонда содействия реформированию ЖКХ «Энергоэффективный ремонт», и через эту программу жителям   возмещается от 50% до 80% затрат на утепление и установку теплосчётчиков. На 1 июля 18 регионов Российской Федерации работают по этой программе, но,  к сожалению, в ней нет Бурятии. Но заниматься этим целенаправленно надо. Так,  жители Калининградской области получили до 25% уменьшения затрат по теплу за счет этой программы, а нам,  живущим в Сибири, сам бог велел. 

Для частного сектора можно разработать свою программу энергоэффективности. Например, как с Ипотечной корпорации: можно выделять средства на ремонт, которые впоследствии человек может возместить,   по сути, получить кредит на ремонтные работы в своём доме. В итоге мы получим оживление строительного сектора за счет производства материалов, того же базальта, за счет строительных работ. То есть оживление всей экономики в целом. А сегодня 40% энергии у нас уходит в воздух — не утеплены дома, не отремонтированы сети, не установлены счетчики.

— Но все-таки будущее за углем?

— Я считаю, что будущее за современными экологичными технологиями, за возобновляемыми источниками энергии. На сегодня самым близким, самым экологичным источником энергии для частного сектора является электричество. У нас избыток электрической энергии (из-за этого нам не дают строительство турбогенератора на ТЭЦ-2,   что снизило бы стоимость теплоэнергии), электрическая сеть дошла до каждого дома и имеет организованный и прозрачный учёт. Я запросил, сколько у нас домов подключено к трехфазным сетям – 5,5 тысячи. Трехфазное потребление – это, по умолчанию, люди пользуются электрокотлами. Из 45 тыс.  частных домов – более 12%. Кроме того, есть данные о тех, у кого потребление электроэнергии превышает 4.5 тыс./кВт в год – это те люди, которые так или иначе пользуются дополнительными источниками тепла: энергокаминами, обогревателями и так далее. Вышло 15 тыс.  домов —   1/3 части. То есть люди уже поняли, что это выгоднее, чем быть кочегарами и быть привязанными к котлу. При этом подключение к трехфазной сети до 15 кВт и до двух километров носит заявительный характер, производится за счет инвестиционной составляющей Россетей и стоит для жителя 550 рублей. И нашему Минтрансу надо работать с Минэнерго России по распределению инвестпрограммы  Россетей  с учётом сложившегося состояния воздуха в Улан-Удэ, Бурятии, а не просить совместно с «МРСК Сибири» из бюджета республики 2 млрд рублей. И, кстати, эти суммы сопоставимы с суммами, которые мы хотим потратить на производство и субсидирование  бездымного угля. Заслуживает отдельного внимания вопрос о тарифах на электроотопление: да, у нас в Бурятии, в регионах Дальнего Востока субсидируется стоимость электроэнергии до средних по России. И почему это преподносится как великое благо? При этом самая дешевая электроэнергия производится на сибирских гидроэлектростанциях (около10 коп./кВт). Сибирь — это кладовая газа, нефти, того же угля, и кто  кому должен, вопрос риторический. И Службе по тарифам надо прорабатывать совместно с регионами Сибири и Дальнего Востока, имеющими загрязненные города, вопрос о введении особого тарифа на электроотопление, как сделано в Республике Беларусь. Кроме этого, и это очень важно — развитие наших электросетей будет способствовать развитию среднего и малого бизнеса в республике,   сокращению оттока населения республики.

Депутаты Народного Хурала шестого созыва, наш комитет с самого начала работы акцентировали своё внимание на состоянии воздуха, проведено несколько слушаний, принято обращение Народного Хурала к федеральным органам власти по данному вопросу, и все готовы в дальнейшем участвовать в этой работе. И она должна быть ориентирована на современные экологичные технологии, должен быть комплекс мер, а не скатывание в позапрошлый век. 

Соелма Сандакдоржиева