Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Первый выпускник из Бурятии, кто получил образование Буддийского института при Гандан-дацане Монголии. Работал ламой-лекарем в Иволгинском дацане, стажировался в клиниках тибетской медицины в Дхармасале, Индия. Вел прием во всероссийском Центре традиционной медицины в Москве и в настоящее время работает в ГАУЗ «РКЛРЦ «Центр восточной медицины». 

Сегодня модно говорить об интеграции восточной медицины в современное здравоохранение, и мы попросили Чимит-Доржи Дугаровича рассказать о его видении синтеза разных медицинских систем,   способах сохранения здоровья населения мира.

– Человеческая цивилизация, встав на путь развития науки и техники, пришла к тому, что ее разрушительное воздействие на окружающую среду, общество и личность человека, приобретает характер катастрофы. Сегодня судьба человечества связана с таким нарушением внутреннего мира каждого индивидуума и социума в целом, с такой разбалансировкой физической и духовной сторон жизни, при которых здоровье человека – фундаментальная основа его существования – находится под угрозой разрушения. 

Проблема физического выживания человека и общества все более выдвигает на первый план проблему сохранения и развития духовного начала во всех сферах человеческого существования  и, прежде всего, в области здоровья и медицины. На это указывает кризис, доминирующий в европейской медицине, которая в результате прагматико-рационалистического подхода к пониманию природы человека в гипертрофированной форме  ориентирована на биологическое составляющее человеческой личности. Здоровье человека, как физическое, так и духовное, рассматривается в этой системе только через призму медицинской патологии.

В сегодняшней ситуации, когда побочным продуктом развития цивилизации становятся все новые болезни человека, которые считаются неизлечимыми, а страх и безысходность, вызванные ими, играют все более нарастающую деструктивную роль в обществе, прагматико-рационалистический подход оказывается несостоятельным и беспомощным.

В отличие от европейской медицины, восточная медицина,    в частности, индо-тибетская, опирается на Учение Будды и буддийскую философию – мысль, которая за 2,5 тыс. лет не утеряла духовности свой концептуальной основы – истины о страдании. Согласно учению Будды, внутренний мир человека строится на четырех благородных истинах: существовании страдания, причинах его возникновения  и пути, ведущем к освобождению от страдания.

На всех этапах развития буддийской философии мысль   концепции страдания оставалась неизменной. Философское понятие «страдание» и физическое страдание – это разные вещи, внутренний мир индивида и мировое бытие в единстве организуют сущность человека. Буддизм в понимании сущности бытия человека ориентирован на равновесие физического и духовного, внешнего и внутреннего и их взаимозависимости. В индо-тибетской медицине природное и социальное в человеке рассматриваются не только в сакральном единстве, но и на духовной основе, то есть здоровье и болезнь становятся отражением пути человека к истине, основной целью для совершенствования физического и духовного здоровья, направленного на восстановление гармонии внутреннего мира человека с внешним бытием.

Являясь одной из пяти составляющих буддизма, тибетская медицина выступает как морально-нравственный институт развития человека от уровня индивида к уровню личности, основанной на нравственно-моральном сохранении человеческой жизни  с использованием методов и средств лечения болезней.

Европейская медицина, ориентированная, как уже отмечалось, на биологическую составляющую человека, базируется на достижениях промышленной и научно-технической революции, обеспечивающей лавинообразный рост потока лекарственных средств. Современная фармацевтическая индустрия ежегодно выбрасывает на рынок более сотни новых лекарственных препаратов, а врачи начинают бить тревогу о множестве побочных патологических эффектах лекарств. 

В традиционной индо-тибетской медицине ставка делается на гармонию с природой, энергетическую и социальную составляющую человека. Основной принцип в лечении – это прямое, непосредственное обращение к личности. Потенциал тибетской медицины кроется в самой личности, сущности человека. 

Окружающая человека природная среда является составным элементом его сущности. Системная модель всех заболеваний  не может быть вне философской концепции буддизма. Выбор судьбы – здоровье или болезнь   не результат биологических нарушений организма человека, а результат сохранения или разрушения фундамента жизни: его морально-нравственного выбора. В старинной рукописи по индо-тибетской медицине говорится, что в жизни человека 25% болезней будут иметь летальный исход, 25%  завершатся самовыздоровлением, 25% выздоровлений наступят на основе лекарственной или иной терапии. 

Абсолютизация возможностей лекарственной терапии европейской медицины – опасность для человека. Для примера мною был проведен прием граждан Швейцарии в течение двух месяцев в 1994 году, и я сделал вывод, что все пациенты, пройдя длительное лечение в лучших европейских клиниках, приобрели зависимость от таблеток.

По существу, мир современной медицины стоит перед дилеммой: соперничество  или партнерство с традиционной восточной медициной. По  нашему мнению, всякая монополия в сфере медицины вредна, различные школы лечения человека должны равноценно присутствовать. Система гомеопатии, например, признанная в европейской медицине, до настоящего времени не слилась, не интегрировалась с аллопатической медициной.

Если эти почти родственные направления лечения человека не смогли за длительное время прийти к черте интеграции и слияния, то о взаимопроникновении традиционной восточной и европейской медицины не может быть речи. Исходные принципы традиционной индо-тибетской и европейской медицины различные, а поэтому интеграция и соединение их невозможны, и они должны существовать параллельно.

Мир заболеваний настолько разнообразен и многомерен, что, подобно Вселенной, не знает ни начала, ни конца, а поэтому ни одна из существующих систем лечения, будь то европейская или восточная, не сможет охватить весь мир человеческих недугов и страданий. Более того, научно-технический прогресс и порожденный им глобальный экологический кризис  сулит человеческой цивилизации дальнейшую дестабилизацию систем жизнеобеспечения, а  следовательно, и появление новых недугов. Мы можем предполагать, что европейской медицине доступно лечение около 2/3 общего числа болезней человека, заметное число болезней поддается лечению методом традиционной индо-тибетской медицины, но есть недуги, которые не поддаются ни той, ни другой    системе врачевания.

В ближайшем будущем  вряд ли можно ожидать появления так называемой  супермедицины, вбирающей и интегрирующей в себе традиционные восточные и европейские знания. Такой детерминизм в медицине не только невозможен, но стал бы опасным для судьбы человечества. Поэтому мы должны сконцентрироваться и заняться проблемами не взаимопроникновения и слияния, а проблемами расширения возможностей применения существующих методов в рамках каждого из представленных лечебных направлений. Поле деятельности так безгранично, что каждая лечебная система найдет свое место в огромном пространстве. По нашему мнению, все современные школы медицины, традиционные  восточные и европейские, должны развиваться параллельно, не вступая в конфронтацию друг с другом. Обучение, воспитание кадров и исследовательские работы должны идти в каждой медицинской традиции независимо. Без навязывания своих стандартов и взглядов. Унификация и стандартизация систем лечения путем интеграции традиционной и европейской медицины  были бы опрометчивым шагом в такой деликатной и священной области социальной деятельности, как спасение жизни человека.