Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Хоть и говорили о переносе летней кампании, о создании необходимых условий во время пандемии коронавируса в учреждениях летнего отдыха, в которых дети смогли бы отдохнуть, запустить всем привычный летний сезон так и не решились: слишком велики расходы и не слишком реализуемы в полную силу планы на отдых в практически «тепличных» условиях.

Взгрустнулось? Пройдет

О грустном говорить не хочется, но можно вспомнить, освежить память, скажем так, как в общем и целом проводятся смены в детском лагере и как на протяжении этого времени срабатываются дети и вожатые. Потому что слаженная работа отряда – залог успешно проведенного лета и уверенности в том, что у ребенка сложатся хорошие впечатления от лагеря.

В вожатской практике полно ситуаций, в том числе внештатных, где нужно быстро среагировать и своевременно найти решение. Не все могут представить, какую ответственность берет на себя человек, решившись на должность вожатого.

Помимо обеспечения досуга для детей, вожатые в некоторых ситуациях выступают и в роли детских психологов, ведь пусть и во временном коллективе, но у детей могут возникнуть трудности. Один едет отдыхать в первый раз, второй не привык находиться в шумной компании, третий ребенок – со скрытым талантом, которому нужно помочь проявить себя. Так что не одни дети испытывают стресс в связи со сменой обстановки. В таком же состоянии могут находиться и вожатые, особенно те, кто едет работать в первый раз.

На время смены, а это в основном 21 день, вожатый становится и мамой, и папой, и братом, и бабушкой для ребенка. Причем не для одного, а для целой группы детей. Количество варьируется от 15 до 35 – 40 человек, в зависимости от того, в какой лагерь поехал отдыхать ребенок. Такие гиганты, как «Байкальские волны», «Огонек» и «Березка» в п. Верхняя Березовка принимают за одну смену более 300 детей. Оценивая и другие обстоятельства, условия работы и коллектив, можно понять, какую нагрузку испытывают вожатые в течение лета. Особенно новички.

Мы поговорили с Дугаром Зундуевым, педагогом дополнительного образования физико-математической школы № 56, о ситуациях из жизни вожатых, когда молодым специалистам приходилось задействовать все знания и проявить недюжинное упорство, чтобы избежать негативных для себя или ребенка последствий.

Ситуация 1: ребенок-националист

«У нас в отряде был ребенок-националист, который не любил бурят. Ребенку 11 лет, он русский. Из-за этого     неприязнь распространялась и на вожатых. Со мной и моим напарником он не общался, всячески игнорировал нас, потому что мы – буряты. С третьей, русской, мальчик более-менее мог контактировать, но не без проблем. Сам он необщительный, скромный. Я поговорила с ним, потому что стало очень жалко ребенка. Он хотел дружить с другими ребятами, но вот эта позиция по отношению к бурятам ставила блок, он не мог из-за этого сблизиться с кем-то. Как потом выяснилось, все шло из семьи – отец был негативно настроен по отношению к нашей национальности, поэтому нужно было показать ребенку, что у него есть выбор, что он может решить, как к кому относиться и не идти на поводу у родителей в этом вопросе. Потому что в будущем могут возникнуть проблемы. Это был неродной отец, у самого мальчика не было причин ненавидеть людей другой национальности. После нашего разговора он стал только ко мне по-другому относиться. Надеюсь, задел на будущее я дала, и общение, тем более со сверстниками, у него изменится».

–  Отчасти да, вожатый поступила правильно. Но  на ее месте  я бы сделал следующее: можно создать внутри отряда ситуацию, в которой именно вожатый бурят сможет стать для ребенка единственным выходом. Вожатого русского мы отправляем на выходной. Далее, исходя из увлечений ребенка, если он хочет участвовать в каком-то конкурсе, как-то проявить себя, а помочь ему некому, то за помощью он может обратиться только к вожатому буряту. Главное, чтобы ситуация контролировалась вами. Это будет первым шагом для того, чтобы ребенок пошел навстречу этому вожатому.

Такие ситуации   не редкость, как в нашем регионе, так и по стране в целом. Зачастую  опять же  подобное отношение у детей к работникам возникает в процессе воспитания, что во многом осложняет как работу вожатого, так и дальнейшее развитие взаимоотношений ребенка со сверстниками.

В прошлом году наши вожатые поехали работать в детский оздоровительный лагерь «Восток» на острове Сахалин. Один из них столкнулся с похожей проблемой: ребенок также отказывался выходить на контакт с вожатым из-за другой национальности последнего. Со слов вожатого: «Ребенок во всем подчинялся отцу, мать особой роли в воспитании ребенка не играла. Отец его, в свою очередь, думал, что я мусульманин. Видимо, поначалу он принял меня за казаха, а у них ведь основная религия ислам. А отец его, как выяснилось, служил в Афганистане. Мусульман он, мягко говоря, ненавидел. Соответственно, ребенок опасался меня. Это длилось на протяжении первых трех дней смены, ребенок боялся меня и старался не подходить даже. Я пытался поговорить с ним, но он просто смотрел на меня и молчал. Позже этот вопрос мы подняли на планерке, отцу   дали понять, что я не мусульманин, а буддист. Родители потом приехали с подарками, извинились, а ребенок сразу открылся и начал контактировать. Но было сложно, это да».

Ситуация 2: перелом

Бывает так, что возникают конфликты с администрацией лагеря, нередко   с воспитателями и другими вожатыми. Бывают даже целые противостояния воспитателя со своим вожатым, и тут уже только вышестоящий по должности может решить конфликт.

«Это произошло за пару дней до окончания смены. Ребенок по неосторожности сломал руку. Просто вечером шел к отряду после дискотеки в компании соотрядников и упал. Сначала ни мы с напарниками, ни воспитатель не поняли, что у ребенка перелом, поэтому для начала предложили просто обработать царапины и ссадины. Но обработать решили не в медпункте, а в отряде. Такое предложение воспитателя мы восприняли в штыки. Мы упрашивали отвести ребенка в медпункт на осмотр, даже пару раз сами порывались это сделать, но воспитатель был непреклонен. Вечером перед отбоем между нами и воспитателем произошел словесный конфликт. В итоге утром ребенка все-таки отвели к медсестре и осмотрели. Медсестра почувствовала, что что-то не так. Мы обо всем рассказали старшему воспитателю и директору, воспитатель в итоге получила выговор. Ребенка забрали из лагеря раньше и отправили в больницу на обследование, а воспитатель потом волком на нас смотрела до конца смены. А как мы должны были поступить в итоге? Пустить все на самотек? А если бы не забили тревогу, у ребенка бы в будущем могли проблемы со здоровьем начаться. Быть виновными в этом мы не хотели».

–  Безусловно, вожатый в этой ситуации поступил правильно. Здоровье детей – одно из основополагающих направлений в нашей работе. Ребенок должен вернуться домой не только целым, но еще и оздоровленным. Лагеря ведь в основе своей оздоровительные. Вожатый поступил верно. Если ребенку необходима медицинская помощь, даже если это будет не перелом, а ушиб, лучше «перебдеть, чем недобдеть», как говорится. После этого ребенок с переломом вправе вернуться в лагерь и также продолжить свою жизнедеятельность.

Главное правило, которого Дугар рекомендует придерживаться, это «слушать ребенка и прислушиваться к его мнению». Родители бывают разные. Кто-то обсуждает с детьми, куда поехать отдыхать, кто-то лишь ставит их перед фактом. Кто-то записывает ребенка в музыкальную школу исключительно по своим соображениям, кто-то ждет, пока ребенок проявит интерес к предмету, и только тогда начинает его учить. Обычно довольно тяжело достичь баланса между желаниями ребенка и представлением родителя о том, как все должно происходить. Многое, конечно, зависит от сути вопроса. Но, тем не менее, учитывать мнение ребенка необходимо, потому что в последующем на этом «основании» будет строиться уже его видение жизни и различных жизненных аспектов.