Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Почему у хамбо ламы Дамбы Аюшеева и главы Бурятии Алексея Цыденова не получается найти общий язык 

В последние недели буддийская традиционная сангха России вновь оказалась в центре конфликта. Инициатор возрождения бурятской породы КРС Булат Лхасаранов обвинил хамбо ламу Дамбу Аюшеева в недостатке финансирования этого направления животноводства, при том, что средства сангхе на него выделены. 

Но сегодня мы не будем обсуждать подробности скандала, а посмотрим на природу конфликтов, которые периодически возникают в Бурятии именно с участием руководства БТСР. О природе противостояния, возможном выходе из него, а также будущих отношениях сангхи и светских властей Бурятии мы беседуем с журналистом, автором книг «Портрет иерарха. XXIV Пандито Хамбо лама Дамба Аюшеев» и «Хамбо лама. Мысли наедине» Александром Махачкеевым.

— Александр Виссарионович, все-таки почему периодически возникают конфликты и даже существует некое противостояние между светской и духовной властью?

— Сангха активно участвует в социальных проектах и из-за этого целенаправленного, системного альтруизма у нее иногда возникают различные разногласия с партнерами и контрагентами. Если бы она активно не участвовала в повседневной социально-экономической жизни республики, то ничего такого не было. Ламы бы сидели и просто медитировали, созерцали или оказывали какие-то ритуальные услуги, и никаких конфликтов не было. 

Но почему тогда сангха так поступает? Просто это в традиции бурятского буддизма, практика на благо всех существ, которая предполагает активную поддержку всем мирянам. Это гуманистическая позиция в целом сангхи и ее постоянно декларирует хамбо лама Дамба Аюшеев. Они даже считают, что, если лама занимается только собой, он, по сути, эгоист. Поэтому во главу угла сангха ставит социальные проекты – спортивные (Три игры мужей, национальные виды спорта), борьба за сохранение бурятского языка, развитие сельского хозяйства (проекты «Социальная отара» и возрождение бурятской породы КРС, переработка шерсти и шкур), началась работа по индивидуальной газификации и мелиорации фермерских хозяйств. 

Отсюда и возникают недоразумения с теми или иными людьми или структурами, которые имеют собственные планы, интересы и видение. Вообще этот вопрос более широкий – дискуссии между духовной и светской власти. Любая религиозная система претендует на обладание абсолютной истиной, в какой бы форме это ни было – верой в Христа, Аллаха или Будду. В том числе и в том, как обустроить жизнь как отдельно взятого индивида, так и целых народов. Сегодня исламской республикой Иран руководят аятоллы. Радикальные сунниты объявили о создании нового всемирного халифата, который должен объединить всех правоверных мусульман. 

Вполне дееспособным реликтом прошлого остается город-государство Ватикан. А в средние века римский папа обладал большей властью, чем все европейские короли и перед ним на коленях стоял сам император Священной Римской империи. История России также знает попытку возвышения духовной власти над светской, но она была пресечена. 

В свое время в Индии, Китае, на Ближнем Востоке и Средней Азии буддийские монастыри сосредотачивали у себя огромные богатства, имели силу и влияние, что не нравилось светским правителям. В итоге, у себя на родине в Индии и в других странах буддизм пришел в упадок. Но он успел распространиться в Тибете и Монголии, где утвердились теократии – власть Далай лам и Богдо Гэгэна, и у нас в Забайкалье.  

— Были такие попытки и у нас в Бурятии…

— Как считает действующий Хамбо лама, до революции у нас была построена, полноценная буддийская цивилизация. Сила тогдашней буддийской церкви была в многочисленности и образованности лам, составлявших до трети мужского населения бурят в Забайкалье. В одном Тамчинском дацане насчитывалось порядка двух тысяч монахов. Это в небольшом Селенгинском районе, в котором были еще и другие дацаны. Они не только занимались духовной практикой, но и лечили больных, учили грамоте и философии, были интеллигенцией того времени. 

Тогда Хамбо ламы, представляли, по сути, все бурятское общество перед имперской властью, делегировавшей на места генерал-губернаторов. Например, во время русско-японской и первой мировой войн – хамбо ламы собирали у бурят средства на поддержку фронта. Они активно участвовали в процедуре выборов и назначении тайшей – руководителей родов, а те, в свою очередь, влияли на процесс избрания хамбо лам. Это было обоюдное влияние. 

Острейшим вопросом того времени был земельный вопрос, когда в пользу переселенцев из центральной России у бурят изымались лучшие наделы. Тогдашняя сангха активно этому противодействовала и пользовалась заслуженным авторитетом в народе. Соответственно, когда в результате войны и революции в стране воцарился хаос, реакцией на это стало появление буддийской теократии в Кижинге. Но она отвергала насилие в любой форме, и это стало главной причиной ее быстрого падения.  

— Насколько возможен вариант невмешательства сангхи в светскую жизнь?

— Никогда. Сангха в уставном порядке декларирует поддержку населения, соответственно всегда будет участвовать в социально-экономической жизни бурятского общества. Эффект ее деятельности налицо. Пример того же Зоригто Цырендондопова и других скотоводов в Селенге. В Джиде сегодня 15 владельцев социальных отар – для района это достаточно много. Все они самостоятельные хозяева, помогают дацанам, создают рабочие места и закрепляют людей – прихожан исторических дацанов, на селе. Это гарантия того, что и в дальнейшем сангха со своего намеченного пути не свернет. 

— А чем можно объяснить тот факт, что там, где у светской власти не получается, у сангхи проект реализуется с успехом? В частности, если говорить о социальной отаре – почему наш Минсельхоз годами твердит о потерях и недофинансировании отрасли. 

— Минсельхоз России делает ставку на крупные компании, в том числе и с участием иностранного капитала. В свое время и Вячеслав Наговицын заявлял о приоритете поддержки крупных, вертикально-интегрированных агрохолдингов. Как пример, можно привести ГК «Николаевский» – где сами выращивают, сами перерабатывают и продают через собственную торговую сеть. Заработал же и свинокомплекс в Усть-Бряни. Республика обеспечена свининой, а излишки идут на экспорт. Картофель и овощи в торговые сети поставляют «Гарантия-2» Сергея Пашинского и другие крупные поставщики. 

В этой ситуации Сангха нашла свою нишу и работает с теми, кто сам пасет и сеет, с теми, кто работает на внутренний рынок, с теми, кто, в конечном итоге, сам ходит в родовой дацан. 

- В прошлый раз (см. №15 от 28 апреля 2020 года) мы говорили о том, что Сангха также вертикально интегрирована в систему российской власти…

- Да, Хамбо лама входит в религиозный совет при президенте, где представлены все традиционные конфессии. Они представляют наиболее консервативную часть российского общества и считаются надежными опорами Владимира Путина. Например, в противостоянии с либеральной идеологией Запада и радикальным исламом. И конечно, во внутриполитической жизни. Так, Хамбо лама уже выступил за внесение поправок в Конституцию. А в свое время, когда президент направил врио Алексея Цыденова, он поддержал его на выборах. Они оба люди системы, нынешнее охлаждение не носит принципиального характера, а в случае чего, арбитром всегда может выступить АП. Думаю, что коммуникации между ними должны быть выстроены ради общего блага. 

— Александр Виссарионович, получается, что между хамбо и Цыденовым сегодня нет диалога? Хотя я лично рассматриваю посты хамбо ламы в фейсбуке как призыв к диалогу, попытку обратить внимание на проблему и повернуть ее в другую сторону…

— Безусловно, как сангхе не обойтись без светской власти, так и правительству не обойтись без сангхи. Они, так или иначе, должны прийти к взаимовыгодному сотрудничеству. Соелма, вы заметили, что в целом отношения между ними, я бы не стал называть это конфликтом, из горячей фазы (осенью) постепенно перешли в холодную (зимой). По крайней мере, сейчас нет публичных негативных высказываний с обеих сторон. Каждый делает свое дело и, вероятно, шлет невидимые для стороннего наблюдателя сигналы…. 

В идеале светская и духовная власти должны дополнять друг друга. Ведь даже во времена расцвета развитого атеистического социализма, тогдашние руководители республики Андрей Урупхеевич Модогоев и Николай Буинович Пивоваров помогали с набором хувараков для обучения в Монголии и строительством согчен дугана в Иволгинском дацане. Как сказал тогда Модогоев: «Не мы придумали религию и не нам ее отменять».   

Соелма Сандакдоржиева

Похожие новости:

Власть
167
Власть
276
Власть
294
Власть
225
Власть
208
Общество и культура
342