Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

По данным «Новой Бурятии», сегодня секвестрируется большинство расходов по многим министерствам – к таким мерам правительству Бурятии пришлось прибегнуть из-за коронавирусного кризиса. Но пока остается единственная священная корова – Народный Хурал и расходы на его содержание.  Тем более что сегодня к депутатам возникает все больше вопросов – например почему вместо рассмотрения мер поддержки населения и бизнеса громко прозвучали кадровые вопросы. Все чаще звучат упреки в адрес депутатов о том, что они занимаются не законотворчеством, а нажимают кнопки с целью «приведения в соответствие с федеральным законодательством». Еще больше претензий у избирателей к собственно народному представительству – депутаты в своем большинстве давно и безнадежно потеряли связь с народом, живут интересами собственных бизнесов и вообще «слишком далеки они от народа».  Очевидно, что есть к парламентариям и вопросы со стороны главы Бурятии Алексея Цыденова.  Как мы все уже успели убедиться сформировать в Народном Хурале «Команду Бурятии» так и не удалось – депутаты как были, так и остаются представителями собственных команд: бизнес-групп, землячеств и прочих существующих в республике кланов. Интересы Алексея Цыденова искренне представляет спикер Владимир Павлов, приученный «брать под козырек»

Немного цифр

На содержание республиканского парламента только в этом году заложено почти 273 млн рублей. В том числе 113,6 млн рублей – на заработную плату аппарата, куда входят сотрудники правового, информационно-аналитического, организационно-технического и управление финансового и материально-технического обеспечения, а также работники пресс-службы и отдела кадров.

На зарплату 15 депутатов, работающих на постоянной основе, тратится 29,31 млн рублей (к ним относятся председатель НХ РБ, его заместители, руководители и заместители в шести комитетах), один председатель Хурала обходится бюджету в 2,4 млн рублей ежегодно, еще порядка 33 млн рублей приходится на заработную плату помощников депутатов. Итак, только на зарплату депутатов, помощников и сотрудников аппарата тратится 178,3 млн рублей. Остальные без малого 100 млн рублей тратятся на обеспечение деятельности – от закупки канцтоваров до оплаты бензина.

Сократить ненужных

19 мая лидер ЛДПР Владимир Жириновский предложил обсудить возможность ликвидации верхней палаты российского парламента — Совета Федерации. Об этом он сообщил в своем Twitter.  Вице-спикер Государственной Думы аргументировал свою позицию тем, что в стране «много ненужных депутатов и чиновников». «Нужно в два раза сократить аппараты чиновников и количество депутатов в парламентах всех уровней, в том числе в Государственной Думе и Мосгордуме», — написал Жириновский. И, что если сократить количество депутатов по стране в два раза, то удастся сэкономить деньги и «обеспечить социальную дистанцию в местных парламентах».

Примерно об этом же говорили в программе «Мнение» радио «Эхо Москвы» бурятские журналисты Игорь Озеров и Виктор Золотарев. В частности, они пришли к мнению, что республиканский парламент в том виде, в каком он сегодня существует, не позволяет говорить о том, что депутаты являются народными представителями.

– Подобная форма парламента с такой ментальностью, с   отстранённостью от сиюминутной ситуации – она, по сути, не нужна. И надо понять, что ничего не изменилось с 2015 года. Надо сокращать, при этом не давать им борзеть – не перед Цыденовым, пускай они с ним бодаются – а  по отношению к населению, к его проблемам, проблемам экономики, социальной политики. Если бы они так кричали за малый бизнес, как бьются уже несколько месяцев за два кресла... 99% населения без разницы, кто там и какие кресла занимает, – отметил Виктор Золотарев. – И, если говорить честно, это не политика. Политика была бы, если бы они смотрели с Цыденовым меры поддержки малого и среднего бизнеса, медиков или сирот.  Хурал надо сокращать, потому что они перестали быть народными представителями.

Нужных оставить

Итак, главное мнение наконец-то публично озвучено – депутатов надо сократить. Вопрос – насколько? Традиционно смотрим на соседей: в Иркутской области в Законодательном Собрании – 45 депутатов, из них 18 работают на постоянной основе (количество избирателей – 1 861 205 человек). Но сравнивать Бурятию с Приангарьем некорректно – просто потому, что бюджет, как и население в Иркутской области, в 2,5 раза больше бурятского: 180,6 млрд рублей против 73,4 млрд рублей. По этому показателю Бурятия ближе к Забайкальскому краю с бюджетом в 70,7 млрд рублей. В Забайкальской краевой Думе -  50 парламентариев, из них 17 работает на постоянной основе (количество избирателей – 795 168). Напомним, в Народном Хурале Бурятии – 66 народных избранников, 15 занимают оплачиваемые должности, именно на их зарплату уходит порядка 30 млн рублей в год (711 196). Путем несложных вычислений можно понять, что один депутат Думы Забайкалья представляет почти 16 тыс. избирателей, депутат ЗакСа – больше 41 тыс. избирателей и депутат Хурала – чуть меньше 11 тыс. избирателей.  Грубо говоря, за одного иркутского депутата можно отдать четверых бурятских или 2,5 забайкальского парламента. Если перекраивать округа по примеру Иркутской области, то Бурятии будет достаточно 30 депутатов, каждый из которых будет представлять порядка 40 тыс. избирателей. Такой же вариант по забайкальской схеме в итоге дает 45 депутатов в республиканском парламенте.

Сокращение, во-первых, повысит электоральный вес каждого депутата, во-вторых, увеличит его активность – отсидеться за спинами более старших или опытных коллег не получится  и, в-третьих, даст возможность каждому депутату быть услышанным. Да и управлять 30 или 45 депутатами гораздо легче, чем той толпой, которая сегодня собирается в здании Народного Хурала. К тому же сократятся и расходы на содержание как самих депутатов, так и их помощников. Можно будет скорректировать и общие расходы на аппарат Народного Хурала.

Плюсом можно переформатировать и сам республиканский парламент – убрать должность одного вице-спикера и заместителей председателей комитетов. Впрочем, можно пересмотреть и необходимость самих комитетов. Напомним, их в структуре Хурала – шесть. И если, например, без комитета по бюджету, налогам и финансам никак не обойтись – именно в нем верстается бюджет, то в условиях упавшей экономики комитет по экономической политике (особенно после того, как поправки депутатов по мерам поддержки предприятий не были приняты) играет роль этакого бантика на пустой коробке. То же самое можно сказать и о комитете по межрегиональным связям, национальным вопросам, молодежной политике, общественным и религиозным объединениям, который в большинстве своем несет представительские функции, и с ними в условиях кризиса вполне справится сам председатель Народного Хурала или его заместитель. Понятно, что в аграрной республике, каковой до сих пор себя мнит Бурятия, не обойтись без комитета по земельным вопросам, аграрной политике и потребительскому рынку.  А вот с социальной политикой депутаты, скажем честно, справляются с трудом – так, они не стали разбираться с так называемыми «сиротскими гетто», а средства, выделяемые на детей войны, сопоставимы со средствами, выделяемыми на работу этого комитета. Остается комитет по государственному устройству, местному самоуправлению, законности и вопросам государственной службы, из-за поста председателя которого последние девять месяцев бурлили нешуточные страсти. Так может пойти по принципу «не доставайся ты никому» и упразднить как пост, так и сам комитет?

Распустить и сохранить

Такая экономия в условиях глобального кризиса, в котором весь мир окажется по окончании пандемии, весьма своевременна. К тому же  новая структура Народного Хурала усилит предвыборную работу кандидатов  и они будут вынуждены работать на округе, а не ограничиваться предвыборными обещаниями, которые забываются ровно после оглашения результатов выборов. Да и спрос с депутатов может быть строже.

Впрочем, пока о возможном сокращении официально никто не говорит. Кроме того, любые изменения в закон о Народном Хурале обычно вступают в силу в новом созыве, а значит, чтобы сократить Хурал, нужно после принятия закона его распустить, а потом снова выбрать. А это значит  снова расходовать бюджетные средства, которые сегодня надо экономить. С другой стороны, новые выборы могут влить в падающую экономику Бурятии некие суммы, которые придется затратить депутатам на новую компанию. Но игра может стоить свеч.

 

 

Похожие новости:

Власть
41
Власть
113
Власть
107
Власть
339
Власть
201
Власть
252