Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Иннокентий Сергеевич Чулков родился в 1911 году в  с. Хара-Шибирь  Мухоршибирского района  БМАССР. Учился в сельскохозяйственной школе г. Верхнеудинска (землеустроительном техникуме – ныне Бурятский аграрный колледж  М.Н. Ербанова) до 1933 года по профессии «зоотехник». На том же факультете училась и его будущая жена – Нина Сергеевна Мороз. После окончания учебы они по распределению попали в Аларский район  с. Нукуты, где с 1934-го по 1936 годы Иннокентий работал зоотехником. С 1936-го по 1939-й семья Чулковых жила в Улан Удэ: он работал в одной из общественных организаций, а его жена  Нина Сергеевна  – в бактериологической лаборатории.

В 1939 году Иннокентий Сергеевич был призван в армию и принимал участие в боях на Халхин-Голе, где был тяжело ранен в плечо. Пока Иннокентий Сергеевич воевал на Халхин-Голе, его семья – жена и четверо детей – переехали в с. Гильбира Иволгинского района в колхоз им. Ленина, где Нина Сергеевна работала по своей профессии зоотехником. После конфликта на Халхин-Голе Иннокентий Сергеевич весь 1940-й год лечился в госпитале. После того как   поправился, с 1 июля 1941 года был вновь призван в ряды Красной армии. Но на фронт его не брали – он оставался служить в одной из воинских частей близ Улан-Удэ. Чулков писал рапорты начальству  с просьбой отправить его на фронт.

Как вспоминала его старшая дочь Талина Иннокентьевна, ее бабушка говорила своему сыну: «Куда ты, сынок, торопишься, успеешь еще сложить свою голову, погодил бы маленько». На это  отец отвечал: «Некогда, мать, годить, вся страна на фронте. Профессия у всех такая – защищать Родину». И вновь подавал рапорты с просьбой отпустить его на фронт. И однажды добился своего. Талина Иннокентьевна так рассказывала о том, как ее отец уходил на фронт. «Вокзал. Мне 7 лет, мы с мамой провожаем отца на фронт. На вокзале много народа. В основном женщины. Матери, жены, невесты  и другие близкие люди наших фронтовиков, а на перроне стоит эшелон, готовый к отправлению. На вокзале очень шумно. Каждый говорит последние самые дорогие слова: кто-то плачет, кто-то даже шутит, кто-то молится и надеется на лучше. Я слышу, как где-то играет гармошка. Отец сказал: «Запомни, дочка, этот день навсегда, ты у меня уже большая. То, что видела и слышала сегодня, расскажешь братишкам, я вас всех очень люблю». Он крепко поцеловал меня несколько раз и тут уже объявили посадку. Я помню, что, стоя на ступеньках вагона, отец обернулся и громко крикнул: «Нинуся, береги детей, я вернусь». На всю жизнь я запомнила последние слова отца, сказанные на вокзале: «Я вернусь».

В армию Иннокентий Сергеевич был призван из Иволгинского РВК в 1943 году.  Именно в том же 1943 году пропал без вести его старший брат Алексей, который ушел на фронт в 1941 году, служивший в 4-м отдельном зенитно-пулемётном батальоне на 4-м Украинском фронте. С фронта Иннокентий Сергеевич писал теплые письма, которые начинались всегда такими словами: «Дорогая моя Ниночка. Сообщаю тебе, что жив и здоров, у меня все однообразно…». Как и всякий солдат той поры, он не хотел, чтоб семья беспокоилась и переживала. Поэтому во всех письмах и были строчки: «У меня все однообразно…». Иннокентий Сергеевич служил командиром стрелковой роты 818-го стрелкового полка 31-й дивизии. В январе 1945 года был награжден орденом Отечественной войны 2 степени. В наградном листе о его подвиге говорилось: «27.1.45 г. рота, первая в батальоне, форсировала р. Одер и, продолжая наступать, с ходу атаковала противника в с. Вассерборн. После краткого жестокого боя противник был выбит из села. Рота захватила 50 автомашин, уничтожила два станковых пулемета и до 25 гитлеровцев.  За пять дней нахождения батальона в окружении ротой было отбито 20 контратак противника, при этом противник понес большие потери в людском составе,   подбито две автомашины и одна самоходка противника.

При отходе полка из с. Вассерборн 31.1.45 г. рота прорывала тройное кольцо противника и полностью вышла на указанный рубеж. В бою при прорыве вражеской обороны в районе с. Юртш 8.2.45 г. рота действовала смело и уверенно. Оборона была прорвана, и противник, потеряв много техники и людей, оставил занимаемые рубежи. Отлично действовала рота под командованием т. Чулкова при взятии г. Бунцлау 11.2. 45 г., при этом ротой была захвачены большие трофеи /машинный склад, пулеметы, автоматы/.

Во всех проведенных боях т. Чулков действовал смело и решительно, правильно оценивая создавшуюся обстановку».

 Мы не знаем, как тогда воевали, мы не прошли через это. Но некоторые ветераны говорили, что иногда люди чувствовали свою смерь  или это было видно на лицах еще живых людей. Наверное, Иннокентий Сергеевич что-то предчувствовал. В конце января он написал письмо, в котором были такие строчки: «Идет сильный бой, многие мои однополчане уже погибли. Слышно, как пули свистят. Не знаю, выживу ли я в этом бою».

Приказ о награждении был подписан 8 марта 1945 года. К этому дню он уже погиб. Орден и похоронка. Орден, который он не успел получить, и похоронка, которую получили родные в те же дни, когда ему должны были вручить орден. В похоронке было написано: «Ваш муж лейтенант Чулков Иннокентий Сергеевич, уроженец Иволгинского района, в бою за Социалистическую Родину  верный присяге был убит 19 февраля 1945 года и похоронен в Германии, в Силезии, с. Тифенфурт, в районе церкви, что 20 км  северо-западнее  г. Бунцлау». Был перезахоронен 18 апреля 1945 года. Польша, Вроцлавское воеводство, на Боголеславском военном кладбище.

Орден и похоронка. И память – вот что осталось о том, кто защищал Родину.  

Старший научный сотрудник Музея Истории Бурятии им. М.Н. Хангалова

Дмитрий Фролов

 

 

 

 

 

 

 

Похожие новости:

Общество и культура
91
Общество и культура
329
История
206
Общество и культура
252
Общество и культура
209
История
337