Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Утруждать же себя расследованием сложных уголовных дел представители правоохранительных органов не хотят.  К нам обратился председатель РОО «Защитники России» Владимир Марков, который, как член ревизионной комиссии ЖСК «Академический», созданной при БНЦ СО РАН, после проверки финансово-хозяйственной деятельности ЖСК на основании нотариальной доверенности и поручения общего собрания ЖСК направил заявление по итогам проверки в Следственное управление СК РФ по РБ.

 – Владимир Иванович, почему вы обратились в следственные органы после проверки ЖСК «Академический»?

 – Ревизией и контрольным обмером выполненных для ЖСК строительных работ с помощью специалистов по возведению домов, электросетей, канализации, водопровода на земельном участке на втором километре спиртзаводского тракта было выявлено хищение денежных средств ЖСК в особо крупных размерах. В частности, получены деньги по фиктивным актам приемки, подписанным должностными лицами правления ЖСК и БНЦ  о якобы выполненных работах по устройству системы канализации  – из 105 колодцев, предусмотренных проектом, смонтировано не в полном объеме всего 13, не сооружена канализационно-насосная станция, из 58 водопроводных колодцев фактически не в полном объеме (примерно одна треть) смонтировано 49. Обе системы не подвергались испытаниям, однако эти работы по фиктивным актам приемки оплачены правлением ЖСК полностью. Не выполнены, но полностью оплачены работы по устройству системы энергообеспечения ЖСК. Ущерб, причиненный ЖСК, измеряется десятками миллионов рублей, по уголовному закону является особо крупным и влечет суровую ответственность в виде наказания к длительному сроку лишения свободы.

Построены дома  в основном  для руководителей БНЦ и членов правления ЖСК. Но при возведении допущены грубые отступления от СНИП, строения, по заключению экспертов, не могут эксплуатироваться ввиду низкого качества кирпича, цементного раствора, бруса, плит перекрытий и подлежат сносу, так как не отвечают требованиям безопасности, в том числе ввиду высокой сейсмичности в нашем регионе. По устному объяснению председателя ЖСК, оплата была произведена в 2013 году полностью (90% – наличными) в надежде, что подрядчиком – ООО «Аквастиль» – в дальнейшем работы будут завершены. Однако  прошло уже более пяти лет, а работы до сих пор не выполнены, хотя правление ЖСК и руководство БНЦ систематически обманывали членов ЖСК, заявляя, что работы по сооружению инженерных сетей завершены. Не оказалось в кассе ЖСК и суммы вступительных взносов, внесенных по 5 тыс. рублей каждым из более 70 членов ЖСК. С каждым членом ЖСК, внесшим паевые взносы, должны быть составлены договоры, но до сих пор их нет, хотя давно обещаны его правлением. Не выполнены планировочные работы, не составлена проектно-сметная документация, а если составлена, то самим подрядчиком, не имеющим на это лицензии; не продлен срок договора аренды земельного участка, выделенного ФАНО (Федеральным агентством научных организаций, ныне ДОМ.РФ) Министерства науки и высших учебных заведений РФ.

 Почему к работам был привлечен такой подрядчик?

– По устному объяснению председателя ЖСК, руководству БНЦ и правлению ЖСК ООО «Аквастиль» навязало руководство ФАНО. В ходе проверки ревизионной комиссией ЖСК было выяснено, что ООО «Аквастиль» еще при заключении договора подряда с ЖСК в лице своих дочерних предприятий – ООО «Метекс» и ООО «Сантехкомплектцентр» – имело долги, повлекшие затем   банкротство и лишение права руководителей занимать руководящие должности, однако, вопреки решению суда, оно подписало договор подряда с ЖСК «Академический». Хотя в качестве возможных подрядчиков были строительные организации с хорошей репутацией и обладающие технической базой, подготовленными строителями и специалистами.  По свидетельству членов ЖСК, присутствовавших при определении подрядчика, руководство БНЦ и ЖСК настойчиво навязывало в качестве подрядчика ООО «Аквастиль», даже показывало несуществующую базу с техникой и материальными ресурсами.

Очевидно, следствию нужно выяснить, за какие преимущества они выбрали именно ООО «Аквастиль», не было ли это следствием коррупции со стороны руководства БНЦ и ФАНО. Когда стало очевидно, что налицо обман и хищение, в 2019 году руководство ООО «Аквастиль» объявило о неплатежеспособности предприятия, и налоговой инспекцией РБ без каких-либо проверок был заявлен иск в Арбитражный суд РБ о банкротстве в упрощенном порядке за неуплату налогов на сумму 300 тыс. рублей. Ясно, что после признания предприятия банкротом, поскольку активов у предприятия нет,   расплатиться с ЖСК «Академический» оно не сможет.

Какие меры были приняты новым составом ревизионной комиссии ЖСК по итогам проверки?

– На общем собрании ЖСК «Академический»   заслушан доклад ревизионной комиссии, по моему предложению   принято решение, по которому мне поручалось направить материалы проверки в Следственный комитет. Однако  руководство БНЦ и ЖСК не торопилось оформить решение собрания, на протяжении полумесяца  оформляя выписку из протокола собрания и материалы ревизионной комиссии, хотя на это требовался всего один день. Только 30 декабря 2019 года, после неоднократных напоминаний, удалось получить необходимые материалы и в этот же день представить их вместе с заявлением на личном приеме заместителю руководителя Следственного управления СК РФ по РБ С.Н. Базарову. Ознакомившись с ними, С.Н. Базаров высказал мнение, что вряд ли руководитель СУ СК РФ по РБ В.В. Сухоруков примет материалы к производству, скорее всего, направит в Управление по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД по РБ. Материал  зарегистрирован в 12 часов 15 минут и положен в почту В.В. Сухорукову.

До 10 января 2020 года мне не было сообщено о результатах рассмотрения моего заявления. Тогда я обратился к С.Н., Базарову, и он мне сообщил, что 9 января 2020 года материал направлен в Управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РБ его начальнику И.В. Никитчуку. Но  по материалу никаких проверочных действий в течение более 10 дней не проводилось.

Мной направлены два ходатайства на имя И.В. Никитчука о проведении необходимых проверочных, а в случае возбуждения уголовного дела и следственных действий, в том числе финансово-экономической экспертизы по активам ООО «Аквастиль»  для проверки наличия состава преступления о преднамеренном банкротстве. С меня же в Управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РБ формально взяли объяснение точно скопированного моего заявления. На мои предложения начать действительно настоящую проверку  оперативный работник, как говорят в народе, и ухом не повел.

После направления ходатайств, я попросился на прием к И.В. Никитчуку, чтобы ускорить рассмотрение материала и понудить его подчиненных начать работу, но он ответил, что принимает по расписанию только в феврале 2020 года, а мне нужно вначале записаться к нему на прием.  Возникает вопрос, что же в этих условиях нужно делать?

 Очевидно, мне необходимо обратиться теперь только к новому Генеральному прокурору РФ и президенту РФ В.В. Путину, возможно, тогда   начнут работать местные органы правопорядка?     

 Владимир Иванович, как вы оцениваете, с точки зрения своего немалого опыта работы в органах прокуратуры (более 35 лет), в том числе более 10 лет на следствии, каков сегодня уровень борьбы с коррупционными преступлениями, в частности в Бурятии?

– Общаясь с работниками правопорядка, жителями республики, я выскажу свою точку зрения.  Сегодня важно установить тесную координацию всех правоохранительных органов и органов государственной власти республики и страны в борьбе с коррупцией и хищениями. Этой координации сегодня нет, силы правопорядка работают как в известной басне Крылова. Нередко стараясь перестраховаться, мешают правильному расследованию дел, по формальным основаниям прокуратура возвращает уголовные дела на дополнительное расследование, оперативный состав МВД по РБ, признанный бороться с хищениями и коррупцией, часто ведет мелкие дела, «для галочки». Я об этом уже обращал внимание в СМИ, но обстановка не меняется к лучшему, поскольку «сверху» любой ценой требуют план по показателям, а настоящее крупное дело страдает. На хорошем счету тот, кто вовремя хорошо отрапортовал, а   кто ведет действительную борьбу с коррупцией, остается еще виновным перед начальством за низкие количественные показатели, не получая заслуженного поощрения.

Очевидно, что руководителям страны и республики нужно поменять свои критерии оценки деятельности правоохранительных органов, строго спрашивать за бездеятельность и формализм в борьбе с коррупцией. Судебным органам следует выработать практику повышенной уголовной ответственности за коррупционные преступления. А то, получается, за мелкую кражу срок лишения свободы определяется судом в несколько лет, а за миллиардные хищения – даже меньше. Я видел телесюжеты, как высокие чиновники  после отбытия двух лет лишения свободы получают помилование президента страны и освобождаются от ответственности, выходят на свободу, пользуясь спрятанными в кубышку похищенными народными деньгами. Во время отбытия срока наказания эти лица живут лучше, чем на свободе, пользуясь законодательством, устанавливающим привилегии для «богатых» осужденных. Эти «гримасы» нашего закона надо устранять законодательным органам страны и президенту РФ как гаранту Конституции России, устанавливающей равенство всех перед законом. Вот тогда вместо красивых слов о борьбе с коррупцией будет эффективная деятельность, отвечающая требованиям народа.