Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Депутат Государственной Думы Николай Будуев рассказал, что компания из Иркутской области с учредителем на Багамских островах зарегистрировала исключительное право на наименование места происхождения «Байкал».

И коснется это не только выпускаемой ею воды, но и прочих товаров и услуг.

Иначе говоря, отныне никто не сможет использовать название священного озера как товарный знак. И пока некоторые эксперты считают, что подобное невозможно и что парламентарий просто зарабатывает политические очки перед грядущими выборами, наш корреспондент изучил любопытные документы, которые оказались в распоряжении «МК в Бурятии» и пролили свет на ситуацию.

Украденное озеро

Ключевой из них — выданное федеральной службой по интеллектуальной собственности в декабре 2019 года свидетельство о регистрации наименования места происхождения товара «Вода природная питьевая «Байкал» глубинная». Первые три слова здесь — указание на саму продукцию, четвертое — на базирование ее производства. А именно — озера Байкал на глубине от 400 метров от поверхности до 200 метров ото дна. 

Исходя из того, остается ли промежуток или происходит «смычка» между этими глубинами, таким местом является либо целый слой «славного моря», либо единственная точка в нем — грубо выражаясь, на конце проложенной трубы. Какие специалисты выдали экспертное заключение о том, что байкальская вода «нарекается» таковой и обладает всеми необходимыми свойствами именно в указанных координатах, а потому и забирается только отсюда — неизвестно.

Но определение границ географического объекта — полбеды. Беда — присутствие его названия, что развязывает руки одному предпринимателю и связывает их другим. Ведь в статье 1483 Гражданского кодекса РФ черным по белому написано: в качестве товарных знаков относительно любых товаров и услуг не могут быть зарегистрированы обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с наименованием места происхождения товаров, которые уже зарегистрированы или находятся в процессе (и, следовательно, в приоритете).

В переводе с юридического языка на общедоступный и применительно к конкретной ситуации сие означает: с конца минувшего года именовать свою продукцию с использованием слова «Байкал» для коммерческих целей не вправе никто, кроме «BAIKALSEA Company» из Листвянки, которая фактически приватизировала его на ближайшие десять лет и может продлить срок неограниченное количество раз. И хотя многие утверждают, что «это абсурдно» и призывают не сгущать краски, для беспокойства действительно имеется причина. И тому уже появился живой пример — так сказать, жертва патента.

Отдать на откуп

На днях в приемную Николая Будуева обратился местный бизнесмен. Предприниматель выпускает чай в пакетиках, джемы и варенья в баночках, кладет все это в дизайнерские упаковки, где красуется надпись «С Байкала с любовью!», из-за которой теперь он не может пустить товар в официальную продажу. Когда фирма подала заявку на регистрацию товарного знака, то получила предотказ на основании, приведенном выше. А заодно — и совет убрать слово «Байкал».

Масштаб случившегося оказывается серьезнее, чем кажется. Если раньше оформляли патент на торговую марку в определенном классе (например, газированный напиток «Черноголовка Байкал», 32 класс МКТУ), то теперь оформили его на местонахождение сразу во всех. Те, кто решат включить «Байкал», «байкальский» в любых формах в свое название/слоган и будут применять его, рискуют нарваться на штрафы и запреты по использованию чужого исключительного права. А закон не предполагает предоставления аналогичного.

Выходит, одноименный аэропорт, встречающий туристов, гостиница, размещающая их, национальный театр песни и танца и даже запланированный к выпуску самолет подвергаются определенному риску. Ибо едва ли догадались получить разрешение от Роспатента и «застолбиться» близ «жемчужины Сибири». В сухом остатке получается, что и без того дышащее на ладан производство нашего региона «добивается» окончательно.

Вишенка на торте — в том, что действующее же законодательство запрещает «эксплуатировать» названия уникальных объектов, тем более всемирного природного наследия ЮНЕСКО при регистрации товарных знаков — и полностью, и частично. Судя по всему, описанная «монополизация» произошла с легкой руки патентного поверенного и самого регистратора. Как выяснил «МК в Бурятии», в 2016 году на подобное исключительное право претендовала другая компания, чью заявку рассматривали до 2018-го и отклонили в итоге. Почему же иркутская фирма добилась таких преференций?

Лучшее — дядям!

Ларчик открывается просто. «BAIKALSEA Company» связана с такими марками, как «BAIKAL 430», BAIKAL PEARL «Жемчужина Байкала». До недавних пор ее мажоритарным акционером была бизнес-группа «Ренова» миллиардера из России Виктора Вексельберга. Сейчас учредитель — «ESW Investment LTD» с долей 99,98% и регистрацией на Багамских островах.

11 июня 2019 года состоялось заседание совета по качеству Роспатента. В протоколе от этой даты говорится, что по поступившей заявке было дано специальное поручение — оценить возможность ее регистрации, а 27 декабря принято положительное решение. Судя по спискам, на том совещании присутствовали и во всех комиссиях участвовали представители не только федеральной власти, но и региональной. В частности — заместитель главы полномочного представительства Бурятии при президенте России по экономическому развитию и инвестициям Юлия Дагданова.  

Последствия случившегося на просторах социальных сетей подтвердил заместитель министра промышленности Бурятии Алексей Оловянников: «С момента выдачи Роспатентом разрешения «BAIKALSEA Company» свидетельства на регистрацию места происхождения товара, любой другой предприниматель, желающий зарегистрировать товарный знак со словом «Байкал», получит отказ».

Между тем сам глава полпредства Бурятии при президенте России Антон Виноградов разместил на своей странице в Фейсбуке комментарий по произошедшему, из чего следует: наши производители тоже смогут «примкнуть» к «золотой жиле», но именно чтобы производить воду природную при выдерживании ее особых свойств и строго в заявленных границах, то есть 400 м от поверхности и 200 — ото дна.

И в самом деле, с лета 2020 года должно заработать так называемое правило о множественности лиц. Исключительное право на средство индивидуализации или результат интеллектуальной деятельности принадлежать может не одной организации, а нескольким. Однако республика не учла, что эти изменения не распространяются на уже зарегистрированные НМПТ. А даже если распространялись бы, с бурятской стороны священного озера вышеназванные глубины начинаются не сразу от берега, как с иркутской, а через 3-5 километров, что создает серьезные препятствия. 

Картина весьма удручающая. Жители республики всегда имели объект гордости и поклонения для узнаваемости в России и мире (большинство понимают где Улан-Удэ, только когда слышат про Байкал). И сейчас, пусть и отчасти, теряют права на оный, которые забирают «олигархи с Багам», сидящие в офшорах. «Сколько стоит бренд «Байкал?» — спрашивает Будуев в ролике. И сам же отвечает: — Он бесценен. Но коммерсы решили записать на себя значительную его часть. А вы маленько не охренели? Почему сразу не оформили право на всю воду в стране или на Земле?». Никакого ответа и реакции на сей счет, правда, не поступило.

Источник: МК в Бурятии