Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Внезапно всплывший на выборах-2019 в Бурятии самый загадочный и обаятельный политик дал интервью, в котором рассказал то, о чем никому не рассказывал раньше

Журналист и блогер Татьяна Олзоева встретилась с героем своего поста про обаятельную улыбку вживую и делится своим впечатлением с читателями «Новой Бурятии». Далее от первого лица:

Первый вопрос, который я задала герою интервью: а есть ли на свете пресловутый чемодан? Конечно, его нет, сказали мне. Помощник пошутил, что даже если он есть, они его с собой не носят. Так что, вероятно, деньги есть. Но я не видела не то что чемодана, но и денег от обладателя обаятельной улыбки и его помощника. Пишу, что думаю, и рассказываю, каким я увидела Мункожапа Бадмаева.

Не упустить возможность

После окончания школы Мункожап, решил, что не будет напрягать родителей поступлением в другой город. Хотя они хотели, чтобы он уехал учиться в Москву или Новосибирск, так как в его портфолио были не только многочисленные победы на республиканских и межрегиональных Олимпиадах, но и рекомендация от известного профессора. Но решение Мункожапа было связано также и с тем, что заболел и вернулся на родину старший брат, учившийся в известной Новосибирской физматшколе, и им было бы легче вместе учиться в Улан-Удэ и помогать родителям в Кижинге. Он сдал документы на физмат БГПИ (БГУ) и вернулся домой на сенокос.

- В какой-то момент я заехал в родительский дом переодеться и пошел на встречу с друзьями. По пути встретил свою учительницу, которая рассказала о программе «Национальные кадры» - лучшие вузы страны предлагали квоту на обучение выпускникам из глубинки. И предложила мне подать документы в МГУ. Но я отказался, сказал, что вопрос уже решен. Учительница не сдалась и рассказала о программе моим родителям. И к моему возвращению от друзей семейный совет решил, что от этой возможности отказываться нельзя. В итоге я забрал документы с БГПИ, прошел собеседование и стал студентом МГУ.

Первый бизнес и первые идеи об улучшении города

На момент нашей с ним встречи, Мункожап Бадмаев планировал продолжать борьбу за кресло мэра. На мое замечание, что если подписи все же отобьются, останется мало времени на проведение хорошей предвыборной кампании, Мункожап сказал, что все равно будет бороться:

- Люди воспринимают мое выдвижение хорошо. Они понимают, что если возможны какие-нибудь перемены, то они возможны только в моем случае. Вряд ли у конкурентов есть понимание экономики вообще.

Тут нельзя не задать вопрос: а у него оно есть? На что Мункожап ответил: «Конечно», и рассказал историю со времен своего студенчества, как организовал в Москве одну из первых, наверное, клининговых компаний в стране. В те времена, конечно, она так не называлась, это была бригада мойщиков окон.

Все знают, когда Мункожап вернулся в Улан-Удэ, он занялся бизнесом. А мне стало интересно, думал ли он, что будет претендовать на пост мэра в этом городе.

- Нет, не думал. Но у меня была такая фишка: я всегда интересовался, что происходит в разных местах с разными интересными идеями. Когда я читал какой-нибудь журнал, и находил там интересные идеи, например, благоустройства территории или о каком-нибудь оборудовании, облегчающем строительство, или как классно сделан подземный переход, то всегда такие заметки вырезал. Еще тогда мне хотелось улучшить свой окружающий мир.

И так до сих пор, говорит он. Каждый раз, посещая другие города и страны, он смотрит что можно воплотить в родном городе.

Единая концепция

Почти всю нашу беседу мы говорили о городе и его проблемах. Причем я играла роль такого адвоката дьявола, который не верит ничему и убежден, что все бесполезно. Но Мункожап приводил аргументы, могущие пошатнуть это неверие, и почти убедил меня, что перемены возможны.

- Нам от Генерального плана нужно отказаться. Нужна концепция развития города. И те территории, которые еще не застроены, нужно развивать комплексно. Все хотят, чтобы они могли возле дома поиграть на детской площадке, на футбольном поле, на площадке для воркаута, и это все в одном микрорайоне. Чтобы человек на протяжении всей своей жизни в пределах досягаемости мог получать практически всю инфраструктуру: для детей, для подростков, для взрослых, для пожилых людей.

Он также считает, что прямо сейчас не нужно строить набережную, и вот почему:

- Набережная должна идти через весь город. Это точка притяжения, в любом городе это всегда объект номер один. А у нас нет достаточного количества людей, живущих непосредственно рядом с набережной. Люди должны на этой набережной гулять, выйдя из дома в любое время.

Ее надо развивать комплексно, это должен быть единый проект на протяжении всей набережной, который учитывает жилые, общественные и деловые зоны. Большая часть тех домов, которые в настоящее время находятся на берегу реки, давно уже могут быть внесены в программу ветхого и аварийного жилья и могут быть снесены. А на замену им придут новые микрорайоны.

- Мы делаем концепт развития поэтапно. Не надо делать сразу все, но ткань города надо срастить, чтобы человек мог пройти пешком через весь город и все это время понимать, что он находится на территории единого пространства.

Все программы по жилью и инфраструктуре, реализующиеся сегодня в России, надо «объединять в один кулак» и действовать не разрозненно, а комплексно, говорит Мункожап. К тому же, в Улан-Удэ можно реализовать проект арендного жилья, разработанный в Минстрое России, и тогда люди захотят переехать с многочисленных ДНТ и СНТ, окруживших Улан-Удэ в благоустроенное жилье.

Самое ценное в городе – люди

Также мы говорили о том, что руководитель не может контролировать все и вся, а его подчиненные могут выполнять свою работу спустя рукава, только, чтобы отчитаться. На что Мункожап ответил, что все дело в кадрах, что команду нужно подбирать и обучать.

- Если человек не направлен на то, чтобы решать проблемы, надо с ним расставаться. Есть человек-альтруист, а есть люди настроенные на корысть. На госслужбу должны идти альтруисты. Они понимают, что это тяжелая работа, ее надо выполнять и ее надо делать для людей. Если в человеке нет альтруизма, то, придя на должность, он ничего хорошего не сделает. Он будет подходить ко всему формально.

При этом он уверен, что таких людей в мэрии и в Бурятии в целом много: «Я со многими работал, знаю их. И могу сказать, что в мэрии, начиная с рядовых сотрудников и включая начальников, есть люди, готовые работать».

Но самое важное для городского главы – это забота о горожанах. А чтобы они не покидали город при застройке необходимо продумывать архитектуру, а не строить однотипные муравейники, считает Мункожап.

- В программе мы должны заложить архитектурные издержки, город должен быть красивым. Да, это дороже, но это вернется. Не сразу, но лет через десять, когда люди будут оставаться, жить здесь и развивать город. Активные люди не будут уезжать, а они – наш основной капитал. А сейчас мы его каждый год теряем – по 2-3 тысячи. Бах – подарили 3 тысячи Якутии, бах – подарили две тысячи Москве, это реальные подарки. Самое ценное – это люди. Сейчас нет понимания того, к чему мы должны прийти через 20 лет. А через 20 лет мы должны жить в классном городе с красивой архитектурой, в котором приятно гулять и в котором все услуги на хорошем уровне.

Когда мы говорили о выборах в России, Мункожап заметил, что, к сожалению, люди не осознают свою силу – силу воли и выбора.

- Да, люди не ходят на выборы, потому что они не верят. Но при этом они не осознают своей силы. Голоса нескольких тысяч человек могут быть использованы без их ведома. И получается смешная ситуация – люди, которые контролируют 70% голосов в Улан-Удэ (это около 200 тысяч человек), на выборы не ходят, осознавая то, что они ничего не могут поменять. Но если представить, что они вдруг пошли и проголосовали – эти 200 тысяч человек! И какие бы технологии не применялись (вбросы, подвозы и прочие), то эти технологии против 200 тысяч горожан не сыграют.

И сейчас для власти важно, чтобы на выборы пришли те, кто может отдать голос за них, а те, кто имеет другое мнение, продолжали бы игнорировать выборы. Тех лидеров мнений, которые могли бы что-то изменить, власти прикармливают – сажают на контракты и должности. И они начинают жить как флюгер – в какую сторону ветер дует, в ту сторону и смотрят.

- У нас вакуум собственного мнения в городе. Но так не должно быть. Большинство людей прекрасно знают, что надо делать: в своем дворе, районе. Но такой человек понимает, что в одиночку он ничего не может сделать, а договориться со всеми у него нет ни средств, ни желания. Ну, а если мы можем сделать это вместе – почему бы не попробовать?

Тем более, когда народ уже понимает, что перемены необходимы, уверен он.

- Сейчас наступило время, когда стали возможны перемены. Почему бы это не сделать сейчас. Если это не произойдет в дальнейшем, то дальше будет страшнее. Но такого не надо – нужна спокойная смена-передача власти. Чтобы пришли люди, которые понимают, каким курсом надо идти, могли проложить этот курс. И я абсолютно уверен в том, что в маленьком городе, маленькой республике это сделать реально. Нас всего миллион, и у нас нет таких мощных компаний, которые бы пытались продвигать свои интересы, и давили своими деньгами. К сожалению, мы все практически нищие. Это реальность. И в этой ситуации было бы правильно построить справедливую систему, где люди бы понимали, вот она – справедливость, и не было бы такого сопротивления как сейчас, когда все решается административно-командным методом.