Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Не так давно, 27 июня, глава Республики Бурятия Алексей Цыденов вручил Раисе Пшеничниковой, профессору, бывшему ректору бывшей академии, а теперь Восточно-Сибирского государственного института культуры, медаль «За заслуги перед Республикой Бурятия».

Советник ректората ВСГИК получила эту награду за вклад в развитие науки, культуры и просвещения. И, таким образом, среди отечественных и зарубежных (орден «За заслуги перед Отечеством» II степени, орден Дружбы, орден им. Макаренко, орден Минина и Пожарского, медаль «За выдающийся вклад в отечественную культуру», медаль «Лучшие люди России», медаль «Патриот России», золотой знак «За созидание во благо России», два почетных знака «Ректор года» (2009 и 2013), международных (орден «Святая София» (Ассамблея деловых кругов Европы), орден Королевы Виктории (Великобритания), международная награда Мира (США) – наград Раисы Ивановны, появилась, наконец, и республиканская.

Вряд ли сегодня, а может, и вообще во всей истории республики, найдется еще личность, столь же обильно и разнообразно оцененная, как Пшеничникова. И, глядя на этот солидный список, логично представить, что и вуз, еще совсем недавно возглавляемый такой авторитетной личностью, столь же значим, горделив, неколебим и вечен.

Действительно, ВСГАКИ (ныне ВСГИК. – Прим. ред.) в эру Раисы Ивановны не только хватала звезды с неба (имя академии носит звезда 9-й величины в созвездии Водолей), но и получала немало всевозможных земных наград. Например, диплом международной премии за высокую организацию бухгалтерского учета.

Однако сегодняшнее состояние «звезды Водолея» исчерпывающе характеризуют два факта:

  • по итогам мониторинга 2017 года, ВСГИК оказался на предпоследнем месте среди 46 учебных заведений, подведомственных Министерству культуры РФ;
  • количество студентов неуклонно сокращается – в 2015 году было 3 700 человек, в 2017-м – 2 300, а 2018-й показал 1 800.

Приведенные цифры настолько катастрофичны, что даже не сразу осознаются. Но это, действительно, так – за 3 года количество учащихся в институте культуры сократилось вдвое!

А в связи с тем, что в феврале этого года вузу не разрешили обучать нескольким профессиям, теперь студентов стало еще меньше. И даже, если взглянуть на эти данные с пониманием, что начальная цифра, скорее всего, создана искусственно за счет того, что брали всех без разбору. Открывали обучение непрофильным специальностям, старались никого не отчислять. И, таким образом, сокращение до адекватных значений, может, и необходимо. Но такие темпы и такие объемы, как во ВСГИК, говорят о том, что тут вовсе не оздоровительное мероприятие, а тенденция. То есть последовательный алгоритм действий, явно устремленных к известной определенной цели – к закрытию вуза.

О том, что цель именно такова, говорит не только сокращение числа студентов. Каждый год во ВСГИК закрывается обучение по 2–4 специальностям, востребованным в сфере культуры. В то же время не открываются и не лицензируются новые, актуальные образовательные продукты. Закрываются в этом вузе и диссертационные советы – в 2016 году закрыли диссовет по этнографии, этнологии, антропологии, а в 2018-м – по истории и теории культуры и по музееведению, консервации и реставрации историко-культурных объектов. И это притом что количество кандидатов и докторов наук среди преподавателей вуза в 2 раза ниже необходимого! 

А ведь это базовые, фундаментальные дисциплины не только для вуза культуры, это вообще-то еще и фундаментальные культурные опоры всех нас – жителей Бурятии. Этнография, этнология и антропология, по большому счету, не про предметы быта и не про зверинец в этнографическом музее, а про ответы на вопрос «кто мы?», «кто я?», то есть про нашу идентичность.

История и теория культуры, исследуя нашу коллективную память о прошлом и анализируя наше настоящее, отвечают на вопрос «почему мы такие?». И это тоже про идентичность. Музееведение сохраняет нам материальные артефакты нашего общего бытия, и это про нашу адекватность, то есть снова про идентичность.

Но культура, которая про самосознание, про формирование высокого запроса к этическим нормам, стандартам бытия и быта, про духовное здоровье, – она, получается, не нужна.

Будем трезвы: для подавляющего большинства населения республики, от мала до велика и сверху донизу, культура – это бесконечный «хор турецкого» на главной площади республики. Будь то концерт потрепанных «звезд» Первого ТВ-канала, парад или публичное разбивание телевизоров. Причем такой культурный запрос особенно густо сконцентрирован на самых верхних вершинах наших так называемых ветвей власти. А они у нас определяют культурную политику. При полном отсутствии общественного мнения.

Наверное, в интернете можно найти телезапись какого-то правительственного совещания, где министр культуры РФ Мединский делился с президентом страны своим видением идеального сельского дома культуры. На первом этаже, говорил министр культуры вставшей с колен державы, будут мужчины смотреть телевизор, а на втором этаже женщины и дети будут читать, вышивать, водить хороводы. Путин министра незамедлительно высмеял. Глава государства сказал, что неправильно, чтобы мужчины и женщины окультуривались по отдельности. Надо, чтобы вместе. То есть, видимо, дома культуры будут делать одноэтажные...

Так, может быть, общественности Бурятии уже пора осознать, что под «камлания» об экономических прорывах суперреспублики на самом деле всё идет к тому, чтобы низвести людей до состояния жвачной биомассы, для которых фокусники в филармонии будут верхом культурного, эстетического запроса.  И под эти цели в течение нескольких лет Восточно-Сибирский институт культуры целенаправленно истощают!

Целенаправленно. И успешно. Достаточно взглянуть на скорость сокращения студентов ВСГИК, чтобы понять: еще один-два года – и институт надо будет закрывать.

За медаль, конечно. За медаль.

Туяна Будаева