Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

В Бурятии завершился второй этап крупного международного ралли «Шелковый путь», который, по уверениям организаторов, должен прийти на смену знаменитому ралли «Дакар». Но оставим в стороне политические предпосылки, приведшие к созданию новой гонки, и поговорим о своем, наболевшем.

Главное, что стало понятно после проведения финиша второго этапа на территории Бурятии, –  международному мероприятию власти уделяют куда больше внимания, чем своему родному, главному летнему празднику.

Для галочки

В конце июня в республике прошел главный летний национальный праздник Бурятии – Наадан-Сурхарбаан. Строго говоря, его правильно называть просто Наадан, ведь это почти те же Эрын гурбан наадан (Три игры мужей), которые в старину проводили бурятские рода, и название, пошедшее с советских времен – «Сурхарбан», это переиначенное сур харбаан – стрельба из лука. Но, чтобы не путать тех, кто привык всю жизнь называть этот праздник «Сурхарбан», в современной Бурятии к правильному названию Наадан добавляют Сурхарбаан.

В социальных сетях уже не первый год возмущаются не только переиначенным названием, но и самой организацией мероприятия. Который год праздник проходит при пустых трибунах, а власти республики и столицы Бурятии, которые хоть и надевают парадную стилизованную национальную одежду, как-то не стремятся увеличить число его зрителей. Дежурные фотографии с мероприятия, дежурные речи, дежурные улыбки…

Добрые две трети горожан игнорируют праздник, понимая, что не имеет смысла ходить на мероприятие «для галочки». Зрители из районов уже давно не приезжают специально на этот праздник – у них есть свой районный «Сурхарбаан», который, в отличие от республиканского, все еще жив, и на нем, как всегда, кипят страсти. И районные Наадан никак не согласованы с республиканским, хотя раньше было по-другому – это действительно было соревнование. Районные Наадан проводились за неделю до республиканского, а после него районы везли своих победителей на главный праздник, и все зрители – и горожане, и выходцы из районов, и сами представители районов – искренне и горячо болели за спортсменов.

Кроме того, пиар мероприятия никак не организован. Нет предварительных публикаций в СМИ, в которых говорится о том, какие спортсмены будут представлены от районов, какие племенные хозяйства и частные представят на скачки лошадей, и какие именно лошади будут участвовать в них (сколько им лет, опыт участия в скачках, есть ли в копилке победы и так далее).

В этом году для участия в концерте организаторы пригласили звезду соцсетей Денберела Ооржака, талантливого мальчика, финалиста телепроекта «Ты супер!» и не отправили ни одного пресс-релиза об этом в СМИ. Журналисты сами увидели на афишах Денберела и написали об этом, вынося имя звезды в заголовок. Понятно, что кроме Денберела в концерте принимали участие и бурятские звезды эстрады, но по законам хайпа грех не воспользоваться возможностью как можно громче пропиарить мероприятие именем звезды соцсетей и всероссийского телепроекта. Ведь в современном мире рулят звезды «Инстаграма» и финалисты телепроектов, чьи ролики невероятно популярны в соцсетях.

Имидж республики

Спустя неделю после «дежурного» Наадан в Бурятии завершился второй этап международного ралли «Шелковый путь». Оду конкуренту «Дакара» можно прочитать в блоге ралли на sports.ru, там отмечают, что маршрут «Шелкового пути» не только сложнее, но и красивее, благодаря в том числе и природе вокруг Байкала.

После того, как республика попрощалась с участниками ралли, в СМИ прокатилась волна публикаций – правительство Бурятии разослало несколько релизов с красочными фотографиями. Главными темами стали: «рекордное количество зрителей» и слова главы Бурятии о том, что «такие события, как «Шелковый путь», влияют на имидж страны, узнаваемость». Полная цитата приведена в материале на официальном сайте ралли (кстати, почему-то цитата там приписана первому зампреду правительства РБ Вячеславу Цыбикжапову).

– Мы счастливы, что такое грандиозное международное спортивное мероприятие пришло к нам в республику. Мы постарались показать не только Бурятию, но и российское гостеприимство. Здесь участники из 36 стран, хочется показать богатство культуры, разнообразие природы, доброту жителей и нашу душу.  Такие события, как «Шелковый путь», влияют на имидж страны, узнаваемость. Мы готовы показать все, чем богаты: народные танцы и борьбу, кухню, одежду. Мы создали пилотам все необходимое, чтобы они показали свое мастерство. Природа создала для спортсменов трассу, которую лучше не придумаешь.

Зрители из Улан-Удэ и Бурятии, посетившие финиш второго этапа (заметим, не поленившиеся приехать в Селенгинский район), также писали о том, что мероприятие посетили много людей. Добавим, в этот же день в селе Харгана Селенгинского района проходил этнокультурный фестиваль, организованный федерацией этноспорта. То, что республика решила объединить два мероприятия и тем самым показать часть культуры и традиций, – похвально (благодаря тому, что турниры hээр шаалган чрезвычайно популярны в народе и их проводят такие люди, у которых «глаза горят», пиар обоих мероприятий был лучше, чем у Наадан: призовой фонд турнира – 700 тысяч, оповещение и репосты в соцсетях, захватывающие проморолики). Но этноспорт это все же не совсем то, что обещали показать: «все, чем богаты».

Но все же участники и организаторы международного ралли остались довольны: им понравился и бивуак в аэропорту Улан-Удэ, и праздник на финише в селе Харгана. Директор ралли «Шелковый путь» Владимир Чагин поблагодарил республику за организацию второго этапа и также отметил, что все это поспособствует развитию туризма: «Это могли увидеть и жители республики, и участники из более чем 30 стран. Безусловно, они, вернувшись домой, расскажут об этом. Уверен, это поспособствует дальнейшему интересу, развитию туризма в Бурятии».

Для дорогих гостей

Прошедшие с разницей в одну неделю мероприятия наглядно показали жителям Бурятии, что для республики важнее. Первое мероприятие было «домашним». А статус ралли на несколько порядков выше – от того, как примет Бурятия дорогих заграничных гостей, зависит имидж даже не республики, а всей страны в целом. Поэтому логично то внимание, которое оказывается этому крупному мероприятию.

Но разве жители республики не достойны своего праздника, организованного на таком же высшем уровне? Чтобы и пиар был, и организация, и дух народного праздника. Многие пишут в социальных сетях, что Наадан-Сурхарбаан убил пришедший и не понимающий специфику национальных праздников варяг. И что нынешний глава республики продолжает дело своего предшественника.

И тут хочется воскликнуть: а где были сами жители республики, когда убивали народный праздник? Почему ни один чиновник, старейшина или просто общественник ни слова не сказали, когда республиканский Наадан стали проводить без районных победителей? Почему ни один глава района Бурятии или старейшины родов, с таким пафосом организовывающие районные празднования Сагаалгана в Улан-Удэ, не возмутились, когда Наадан стали проводить не согласовывая даты районных праздников?

Для родных земляков

Главное, в чем упрекают жители республики организаторов нынешних Наадан, то, что у главного летнего национального мероприятия отсутствует дух праздника. Люди с горечью пишут: «Это действительно теперь «мероприятие», у Наадан утерян дух».

В свое время, когда энтузиасты начинали конкурс «Звезды Белого месяца», первые крупные фестивали «Алтаргана», у этих мероприятий была собственная атмосфера. Билеты на них уходили с невероятной быстротой, имена участников и финалистов конкурсов были у всех на слуху, а в кулуарах кипели немыслимые страсти, изредка становясь достоянием общественности.

Имена финалистов конкурса «Звезды Белого месяца», победителей спортивных и творческих состязаний «Алтарганы» были известны всем. Земляки с гордостью рассказывали, что знакомы с тем или иным победителем фестивалей, а для жителей Бурятии эти фестивали были настоящими праздниками национальной культуры.

Вернуть дух и атмосферу главному национальному празднику вполне возможно. Одним из главных минусов называют его нынешнюю локацию – Центральный стадион. И пока не построен ипподром, можно было бы перенести его просто на природу. И начать достойно его пиарить, предварительно согласовав праздник с районами.

Возможно, организацию хотя бы своих «домашних» мероприятий стоило бы отдать на откуп тем, у кого «горят глаза» и есть время и силы, чтобы провести праздник на достойном уровне. Многие жители республики, внезапно очнувшиеся и обнаружившие, что праздника как такового уже нет, готовы начать возрождать истинный народный Наадан.

Татьяна Олзоева