Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Этнопоселение в предгорьях Хамар-Дабана может стать местом возрождения

В верховьях реки Оронгой за селом Хурамша Иволгинского района спрятана от посторонних глаз святыня, обретение которой может помочь возродить как само село, так и поспособствовать развитию Иволгинского района. А в целом повлиять на всех жителей Бурятии. Речь идет о малоизвестном, но исторически достоверном факте строительства в этой местности обоо матери Чингисхана – Оэлун.

Предания старины минувшей

Разные источники подтверждают данные о том, что на пятидесятом году жизни, в 1212 году, Чингисхан отправился на родину предков своей матери. Известно, что Оэлун была буряткой из рода Бурдун-Шоно (Буртэ-Чино). В результате похода отряда Чингисхана появились два культовых сооружения. Одно из них посвящено матери Чингисхана и представляет собой правильной формы конусообразное сооружение из больших каменных глыб, высота обоо – около 15 – 18 метров, диаметр – не менее 50 метров. Второе культовое сооружение находится чуть ниже, оно также выдержано в канонах, по которым возводятся обоо, и посвящено первопредку монголов Бурдун-Шоно. В «Истории Монголии» Анандына Амара сказано, что вершина, на которой расположено обоо Чингисхана, переименована самим Великим ханом в Бурхан Галта Уула («Божественная огненная вершина»). Кстати, в устье реки Оронгой на скале Баржагар красной краской написано на уйгурском языке Ехээзэнэйэхэорон, что в переводе означает «Родина – мать великого хана». Таких надписи было три, однако одну уничтожили при строительстве железной дороги в Монголию, а другую в 1906 году закрасил Дамби-Нима лама, нанеся поверх нее мантру.

Обозначив таким образом свое родовое место, Чингисхан провозгласил специальный Их Хориг – «Великий запрет». Согласно этому закону, территория этнической Бурятии, долина Селенги, хребты и предгорья Хамар-Дабана, озеро Байкал, были объявлены сакральной заповедной зоной, здесь вводился запрет на обработку земли, строительство городов, не разрешались массовая охота и рубка деревьев.

На обоо Чингисхана регулярно приезжали представители хана, а затем и его потомки. Поклониться матери Великого хана, которого в монгольском мире считают земным воплощением божества Очирвани (Ваджрапани), приходили представители многих монгольских родов. Но далеко не каждый человек мог прийти на обоо – для этого требовалось особое посвящение.

На вершине обоо установлены молитвенные барабаны – хурдэ. Примерно с 1930-х годов поклонения родовому месту Чингисхана стали совершаться реже и реже. Одним из немногих, кто помнил и знал место расположения обоо, был известный бурятский краевед, этнограф, скульптор, историк, лекарь Галдан Ленхобоев (в свое время Галдан Ленхобоев был хувараком – учеником Янгажинского дацана). Именно Галдан Ленхобоев вместе со студентом Бурят-Монгольского пединститута Николаем Лаврентьевым в 1951 году совершил первое за многие годы восхождение к обоо. В 1952 году Галдан Ленхобоев провел к этому священному месту экспедицию академика Алексея Окладникова, благодаря чему мы имеем возможность сейчас видеть на фотографиях того времени как выглядело обоо 60 лет назад.

Надежда Гильбиринской долины

Сегодня обоо Оэлун расположено на территории сельского поселения Гильбиринское, в которое входят улус Хурамша, село Кокорино и улус Гильбира. В трех селах проживает чуть более двух тысяч человек. Хурамша известна в Бурятии своим брендом – огурцы, выращиваемые  местным населением, славятся на всю республику и пользуются неизменным спросом у улан-удэнцев. Развитию территориального бренда способствовала ирригационная система, построенная еще в прошлом веке. Но на этом хурамшинцы останавливаться не собираются – в поселении несколько крепких крестьянских хозяйств, которые начали выходить со своей продукцией на рынок столицы Бурятии.

Но самое главное – в деревню начали возвращаться. История Тумэна Батанова проста и понятна для большинства бурят. Отучившись в Санкт-Петербурге, он долгое время жил в северной столице, позже переехав в Калмыкию. Но полтора года назад отхон семьи Батановых вернулся на родину, чтобы ухаживать за пожилой матерью, известным этнографом. Возвращение Тумэна на родине встретили с надеждой – в деревне не хватает крепких, рассудительных мужчин.

Для братьев Жамбала и Бимбы Бальжиевых связь с родным домом не прерывалась никогда – их родители еще в 90-х взялись за скотоводческую стоянку. Сегодня хозяйство Бальжиевых одно из крепких в Хурамше, Бимба построил рядом с родителями большой дом и занимается хозяйством. В планах у Жамбала, омоновца и борца, также возвращение к родным пенатам. 

Но возвращение ради возвращения молодых людей не устраивает. Сегодня они думают о развитии тоонто нютаг, о будущем родной Гильбиринской долины. Именно они выступают инициаторами строительства в долине Города матери Чингисхана - места возрождения, возвращения к истокам.

Город Оэлун

– Мы понимаем, что рано или поздно обоо Оэлун привлечет внимание туристов, за счет чего выиграют, конечно, местные жители, –  говорит Тумэн Батанов. – Но есть и опасения: сможем ли сохранить заповедные земли, не придется ли нам столкнуться с проблемой антропогенной нагрузки, с засильем туристов.

Именно исходя из таких опасений, хурамшинцы сегодня предлагают объявить территорию будущего города Оэлун  территорией Их хориг («Великого запрета») и развивать планово, с сохранением еhозаншаал. Проект рассматривается в едином комплексе, который может быть создан у подножия Хамар Дабана – в нем будет вестись традиционный для номадной цивилизации образ жизни, именно там горожане смогут стряхнуть пыль городских улиц и на собственном опыте узнать, как жили наши предки – без интернета, сотовой связи и электричества. Только прожив несколько дней в таких условиях, люди смогут получить возможность подняться к самому обоо.

Поддерживает местных жителей и известный ученый, востоковед, буддолог, китаевед, исследователь чань-буддизма, доктор исторических наук, профессор Николай Абаев. По его словам, у проекта есть будущее, но при одном условии – несмотря на развитие инфраструктуры, место должно остаться изолированным, сакральным.

– Каждое обоо это не просто какая-то кучка камней или горка, которая выбрана как объект почитания. Горы – это суть нашей цивилизации, ось мира. А вы знаете, что культ гор главный не только в нашей, чингисхановской, тенгирианской религии, но и во всех религиях народов и этносов, проживавших на территории современной Бурятии и далее в Саяна-Алтае? Если брать в неразрывной целостности эту единую целостную горную цивилизацию – на востоке с окончанием в степной зоне, которая уходит в Монголию, и горно-таежная, которая уходит до Алтая и далее к Памиру, – рассказывает Николай Абаев. –  Это единая горно-таежная цивилизация, центр всей евразийской цивилизации, колыбель кочевнической цивилизации, где мировая религия тенгирианства и зародилась 10 тыс. лет назад. Религия, которая непрерывно существовала, создавая новые государства и империи. Самая известная из них – империя Чингисхана, основывалась на тех же 1000-летних принципах: почитание трех ценностей космической религии – небо-отец, мать-земля и священная гора как центр мира. И на этой горе находится человек. Три драгоценности – небо, земля, человек на горе.

Через почитание к процветанию

В проекте хурамшинцев Три Драгоценности слились в единую идею – мужчины предлагают начать почитать мать, восходя на гору. И в новый проект вплетаются старинные правила – почитать родителей, уважать и беречь природу, не нарушать ее равновесия. А кроме того, развивать родной край и помогать людям обрести себя.

В 2012 году с благословления хамбо ламы Аюшеева на обоо было водружено хурдэ. Член экспедиции, почетный ректор Буддийского университета «Даши чойнхорлин», хурамшинец Ганжур лама Раднаев говорит о том, что место не только меняется само, но и меняет сознание людей. Этим необычным свойством сакрального места и хотят хурамшинцы дать воспользоваться людям, уставшим от современности и цивилизации. Город Оэлун – это не просто этнопоселение, это возможность побыть наедине с природой и своими мыслями, побывать практически в утробе матери и заново переродиться. Фактически речь идет о восстановлении человека как носителя правильных культурных кодов и в целом номадной цивилизации со свойственным ей бережливым отношением к природе, миру и самому человеку.

Проект новый, но амбициозный. Уже сегодня его инициаторы предлагают Даши Намдакову создать «Древо жизни», которое соединило бы в себе Три Драгоценности. А кроме того, стало туристическим объектом, привлекающим  путешественников. 

–  Поскольку буряты считают себя наследниками Оэлун и сына неба Чингисхана, то, естественно, что они должны брать этот сакральный объект, где сосредоточена энергия и сила матери-земли. И на этой территории происходила бы рекреация, самовосстановление, возвращение к корням, восстановление первозданной энергетики и возрождение своих собственных культурно-исторических традиций в едином комплексе со всей системой мировоззрения, –  резюмирует Николай Абаев.

Конечно, территория будет открыта не только для представителей монголоязычного мира, гильбиринцы и хурамшинцы будут рады всем гостям. Уже сегодня они готовы производить как традиционную бурятскую утварь, так и сувенирную продукцию, предоставлять экологически чистые продукты и новые товары. Тем более что дарханские  мастеровые традиции сильны в выходцах курамчинской долины – сегодня они уже изготавливают мебель, утварь, украшения, одежду. И все это эргономично и экологично. Местное население верит, возвращение выходцев из деревни поможет будущему развитию всей гильбиринской долины, но с сохранением устоев и традиций. И просит власти района и республики обратить внимание на инициативу местных жителей – это можно сказать, гражданский запрос, концептуально новый план развития территории, которому будут способствовать выгодное географическое положение, развитая инфраструктура и большие рекреационные возможности.

Соелма Сандакдоржиева