Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Пророчество ламы

Наш герой Цырениндоржо Ши­рапов родился в Кодунской долине в семье скотовода. Рано осиротел, воспитывался у мачехи. Как и мно­гие его сверстники, он окончил 6 классов Хоринской школы и в се­редине 30-х годов стал трудиться в колхозе имени Ворошилова. За год до начала войны его призвали в армию.

«Перед уходом на службу отец пошёл помолиться на священную гору Челсана Буурал-Баабай, - рассказала дочь Цырениндоржо Ширапова Эржена. - У этой горы он встретил дедушку-ламу, который взял его за руку и предсказал: «Че­рез пять лет страданий вернёшься домой».

Молодой призывник тогда не поверил предсказанию ламы. Но пророчество буддийского монаха в точности сбылось.

В 1940 году Цырениндоржо слу­жил на Дальнем Востоке – в 12-м кавалерийском полку. А летом 1941- го в составе 17-го мотострелкового полка оказался в самом пекле во­йны. 2 августа 41 года в первом же бою под Волынском помощник ко­мандира роты Ширапов оказался в сложной боевой обстановке. По полю прямо на него надвигалась группа немецких автоматчиков. Солдат из Бурятии не растерялся и обрушил на гитлеровцев шква­листый огонь, израсходовав пять пулемётных лент. Но тут, как назло, перед его пулемётом разорвался вражеский снаряд. Нашего отваж­ного земляка ранило в ногу, и он потерял сознание. Когда пришёл в себя, увидел отброшенный в сто­рону пулемёт. Разрезав сапог и пе­ревязав рану, пополз через овраг. Оказалось, что в живых осталось всего несколько бойцов и офицер.

Дерзкие побеги

Незнакомый ему офицер принял решение – идти в сторону Киева. К исходу вторых суток горстка бой­цов и их командир пришли к се­лению, которое сожгли фашисты. Там узнали, что бои идут далеко и что эта территория занята немца­ми. Поэтому решили пробиваться к своим поодиночке. Не получи­лось. Обессиленный раненый боец из Бурятии попал в плен. В конце августа колонну советских военно­пленных гнали по Винницкой, Жи­томирской, Хмельницкой областям Украины через Бердичев, Казатин, Винницу к Шепетовке. В Шепетов­ке пленных погрузили в эшелон, который направлялся в Германию. Перспектива оказаться где-нибудь в Освенциме не сулила ничего хо­рошего, поэтому солдат Ширапов решился на побег.

На одном из перегонов он, вы­брав момент, выпрыгнул из вагона на полном ходу. После нескольких месяцев скитаний на чужбине по­терявший много сил и безоружный двадцатилетний бурятский воин снова попал в плен, а вскоре – в один из концлагерей. Там немцы создавали так называемый «му­сульманский» легион, состоявший преимущественно из уроженцев Кавказа и Средней Азии, для пе­реброски на советско-германский фронт. Ширапов присоединился к «легионерам» с единственной це­лью – при первой же возможности завладеть оружием и бежать. В 1943 году «туркестанский бата­льон» был переброшен в город Удинезе (Италия), где поступил на службу денщиком к добродуш­ному и не по возрасту тучному немецкому младшему доктору. О него-то Цырениндоржо узнал, что в этом районе есть партизаны. Ре­шив присоединиться к ним, стал готовиться к побегу. За неделю, пока немецкий доктор ездил к себе домой, в Дрезден, Ширапов набрался сил. В один из ноябрь­ских дней он решил, что бежать надо в одну из ближайших ночей. Промедление было смерти подоб­но: «легионеров» вот-вот должны были перебросить на советско-гер­манский фронт.

«Отец сильно не любил расска­зывать о войне, - сказала в бесе­де с корреспондентом «Бурятии» Эржена Ширапова. - Только когда выпьет сто грамм фронтовых, рас­сказывал немножко - как они бе­жали трое».

В одну из осенних ночей трое отчаянных смельчаков (к отважно­му буряту, захватившему автомат и пистолет хозяина, примкнули туркмен и азербайджанец) совер­шили побег. Через несколько дней беглецы были далеко от Удинезе. Шли ночами, а днём отсыпались в полях, зарывшись в снег. Питались кукурузными початками и «кор­зинками» подсолнечника. В один из вечеров вышли к небольшому хутору. Два дня беглецы наблюда­ли за селением. Затем двое его по­путчиков решили зайти в крайнюю хату и попроситься на ночлег…

Долгая дорога к счастью

Судьба проявила благосклон­ность к невольнику-сибиряку. Ког­да он укрывался на краю кукурузного поля, услышал шаги: к нему подошла девушка-хуторянка, же­стами объяснила ему, что в хуторе фашисты.

«Она завернула отцу буханку хлеба, - продолжила рассказ об отце дочь партизана. - И сказа­ла: «Беги!». И папа побежал. А тех двоих немцы поймали. Отец тогда остался в живых: видимо, бурхан хранил. Когда он добежал до опушки леса, обернулся и увидел, как тех «легионеров» расстреляли. Папа прошёл всю Словению».

Больше месяца он шёл, пока в начале января 1944 года не нат­кнулся на пост 1-й советской ударной бригады (командир Анатолий Дьяченко), входившей в состав 9-го корпуса Народно-освободитель­ной армии Югославии (НОАЮ).

В феврале 1944 года на терри­тории Словенского Приморья боец НОАЮ Цырениндоржо Ширапов принял присягу, в которой поклял­ся нещадно бить врага. Партизан из Кодунской долины был верен клятве: он без страха уничтожал фашистов. Принимал участие в ри­скованных вылазках: брал «языка» - фельдфебеля, который оказался источником ценной информации, взрывал мосты, нападал на коло­ны немецких автомашин, унич­тожал казарму немецких карате­лей-альпинистов.

Герой этого рассказа был в со­ставе группы партизан, которые в начале апреля 44 четыре дня вели тяжёлые бои за мощно укреплён­ный вражеский опорный пункт в районе села Сподня-Идрия (Словения), где был в очередной раз ранен. Тогда боевые товарищи вынесли его из огненного урагана на шинели. Через три месяца от­важный бурятский партизан Сер­гей Сегенович - так его называли партизаны - был снова в строю: участвовал в атаке на одну из же­лезнодорожных станций в Каналь­ской долине.

В начале 1945 года на то время бронебойщик-снайпер Ширапов получил задание - сдержать наступавшую вражескую танковую колонну до прихода основных сил батальона. Задание командования было выполнено: из противотанко­вого ружья Цырениндоржо сумел подбить два танка - головной и за­мыкающий. А 3 мая 45-го партизан «Сергей Сегенович», который был лично знаком с легендарным пар­тизаном, разведчиком-минёром Героем Советского Союза Мехти Гусейн-заде, штурмовал Опчин, при­городный посёлок города Триеста. И снова - ранение. Это был его по­следний бой на войне.

А после Победы Церениндоржо Цыденовича ждала не радость встречи воина-освободителя, а унизительная и изнурительная процедура отделения провероч­но-фильтрационного лагеря, которое располагалось в подмосковной Щербинке. Изматывающая провер­ка продолжалась три месяца.

«Отцу не верили, что он был пар­тизаном, считали его предателем», - рассказала Эржэна Ширапова.

Осенью 45-го бурятский парти­зан вернулся домой в Кодунский станок, на малую родину, увы, без советских боевых орденов. Лишь только со справкой - о том, что партизанил в Югославии. Долгое время у него был военный билет с чистой графой об участии в боевых действиях. «Югославская» справка не признавалась как документ. По­этому израненного ветерана никак не хотели признавать инвалидом. А потом он получил справку из архи­ва военно-исторического институ­та НОАЮ, в которой были подробно изложены его ранения. После этого в Хоринске состоялся суд, на ко­тором бурятскому партизану при­шлось доказывать, что Сергей Се­генович Ширапов и Цырениндоржо Цыденович Ширапов – одно и то же лицо. Доказал: подтвердили два пожилых земляка.

После войны теперь уже леген­дарный бурятский партизан, ка­валер двух югославских наград женился на односельчанке Долгор. Вместе с супругой воспитали ше­стерых детей. Трудился в колхозе, продавцом в сельпо, чабаном-сот­ником в совхозе «Анинский».

«Отец был удивительно добрым, немногословным и справедливым человеком, - подвела черту под разговором Эржена Ширапова. - Все, кто с ним работал, ни одного плохого слова о нём не говорили».

Фото Аркадия Батомункуева

Источник: Буряад Yнэн