Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

«Город трудовой доблести и славы»

 

Бытует расхожее выражение: «Победа выкована в тылу». При этом подразумевается роль заводов, отправленных в тыл, беспримерный труд женщин, стариков и детей на них. Но была и другая победа. Улан-Удэ – столица современной Бурятии. Но в начале-середине прошлого века у нашего города был статус иной столицы. Здесь во время Великой Отечественной войны и после неё действовали большинство эвакогоспиталей, в которых были спасены жизни тысяч солдат.

«Победу мы выиграли ранеными» – это слова маршала Константина Рокоссовского. Он в полной мере отдавал дань не только фронтовикам и труженикам тыла, всеми силами поддерживавшим армию, а и тем, кто возвращал в строй бойцов, уже прошедших испытание войной. За годы ВОВ врачи вернули на фронт почти 18 млн (!) солдат и офицеров с боевым опытом. Для сравнения, к концу ВОВ Красная армия насчитывала около 12 млн солдат и офицеров.

Передо мной толстая стопка распечаток по электронной и бумажной переписке инициативной группы в Улан-Удэ и других городов с Межгосударственным союзом городов-героев. Венчает её долгожданное письмо на имя полпреда этого союза в СФО Георгию Перфильеву следующего содержания: «За выдающиеся заслуги перед Отечеством, мужество, массовый трудовой героизм, проявленные жителями городов Златоуст, Улан-Удэ, Ишимбай и Фрязино, присвоить этим городам почетное международное звание «Город трудовой доблести и славы». Имя нашего города отныне навечно вписано в «Книгу городов Победы».

Примечательно, что в этом документе, кроме заслуг на трудовом фронте, в мужестве народа при создании тылового и контратакующего значения подчеркнута исключительная роль Улан-Удэ в спасении бойцов, возвращении их в строй, к нормальной жизни. Город выделен как «столица эвакогоспиталей».

Под постановлением стоит подпись председателя Совета, дважды Героя СССР, летчика-космонавта Виктора Горбатко. Через инициативную группу нам удалось дозвониться до знаменитого космонавта. Виктор Васильевич в разговоре подчеркнул, что на присвоение этого звания претендуют множество городов, но Улан-Удэ шел особым порядком. Комиссия из авторитетных специалистов в Совете детально изучает все предоставленные документы, ведет собственное изучение сведений. Его лично, не бывавшего в Улан-Удэ, интересовал исторический период, предшествовавший Второй мировой войне, а именно бои на Халхин-Голе, где формировались сибирские полки, где прошел закалку маршал Георгий Жуков. Споров о присвоении нашему городу почетного звания в комиссии не было, затянулись только «бумажные» вопросы.

 

Победа без выстрелов

 

В годы войны с фашистами Бурятия находилась в глубоком тылу. Сюда, как и в другие удаленные регионы, везли раненых. Бойцов с легкими ранениями лечили в прифронтовых госпиталях и медсанбатах. В Бурятию же везли солдат с тяжелыми ранениями и нуждающихся в длительном лечении. Соответственно, требовался высокий уровень медицинского обслуживания. В эвакогоспитали Бурятии ехали лучшие врачи из других регионов. В это же время здесь активизировалась подготовка медицинских кадров, создавались санитарные дружины, сформированы два санитарных поезда, на курсах были подготовлены и отправлены на фронт сотни медсестер. Многие из них погибли, спасая жизни других.

В отличие от других регионов, к притоку раненых в ВОВ Бурятия была подготовлена намного лучше. Еще до начала войны наши врачи приняли «боевое крещение», когда бойцов везли из Монголии с боев на Халхин-Голе. Напомним, что еще раньше, во время Русско-японской войны в 1904 году, сама Государыня Мария Федоровна направила в Бурятию, в Танхой, мобильный барачный лазарет для лечебных учреждений во время войн и эпидемий. Затем с 30 июля по ноябрь 1939 года в г. Улан-Удэ действовал военный эвакогоспиталь для раненых, прибывавших с района вооруженного конфликта на р. Халхин-Гол. Тогда мало кто предполагал, какая мощная кузница для пополнения армии будет заложена в Бурятии.

С началом ВОВ под эвакогоспитали в короткое время были переоборудованы самые лучшие на то время помещения многих учреждений, школ, техникумов, оснащены специализированные кабинеты. К 1945 году только в Улан-Удэ было 14 эвакогоспиталей, число медицинских работников составляло около полутора тысяч человек. Причем 14 – это общее количество, хотя некоторые включали целые комплексы: от семи и более строений. Кроме того, эвакогоспитали находились в Кяхте, Бабушкине, Заиграево, Кабанске, Каменске, Танхое и других поселениях.

Годами лечение велось в сверхштатном режиме. За время войны в наших эвакогоспиталях были впервые сделаны уникальные операции по передовым на то время методикам, разработаны и успешно внедрены новые системы лечения. Героически проявило себя и население, всеми силами помогавшее раненым. В то время как одни бессонно трудились у станков, другие заботились о бойцах, помогали работе врачей. Ощущался дефицит бинтов, и люди выходили на речки, чтобы их отстирывать. Вскоре место для стирки пришлось переместить ниже Дивизионной, иначе грязная, пропитанная кровью вода в Селенге становилась непригодной для употребления. Грамотное профессиональное лечение и такое отношение населения способствовали выздоровлению бойцов. За годы войны в наших эвакогоспиталях прошли лечение тысячи солдат, из которых большинство смогли вернуться в строй, многим возвращена трудоспособность. По самым скромным подсчетам, за эти годы проведено более 16 тысяч операций. Преимущественно в хирургических отделениях. Кроме них были и профильные: по лечению ожогов, поражений глаз; ортопедические мастерские по изготовлению протезов; для отдельных видов войск, например, для зенитчиц (нынешняя гостиница «Байкал-Plaza»).

С окончанием ВОВ на Западе война на самом деле не закончилась. Когда фашистская Германия капитулировала, милитаристская Япония продолжала военные действия. Бойцы, закаленные в сражениях с фашистами, перенаправлялись на Восток, чтобы окончательно положить конец войне. Здесь, в Забайкалье и на Дальнем Востоке, создавался военный потенциал для отражения агрессии. Часть из них составляли солдаты, восстановившиеся после ранений. В эвакогоспиталях война продолжалась еще дольше. Шла борьба за спасение жизней и здоровья бойцов.

Сейчас, идя по Улан-Удэ, сложно представить, что многие современные учреждения в годы ВОВ были эвакогоспиталями. Гостиница «Байкал-Plaza», школы №1, 2, 9, 20, 29, 42, гимназия №3, Дом пионеров на ул. Ленина – только часть из тех учреждений Улан-Удэ, где размещались с 1941 года эвакогоспитали. В здании по ул. Кирова, на площади Революции, нынешняя детская стоматологическая поликлиника, на первом этаже размещался эвакогоспиталь, а этажом выше находился общий штаб эвакогоспиталей. Если в некоторых из них сейчас сделан евроремонт и почти ничего не напоминает о временах войны, то в других до сих пор витает запах бинтов и медикаментов.

 

Встречи у мемориалов

 

Под один из эвакогоспиталей было отведено здание нынешней налоговой инспекции №9 по улице Коммунистической в центре Улан-Удэ. Здесь во время войны размещался ЭГ №1485. Уже многие годы на здании значится памятная плита с напоминанием об эвакогоспитале. В самом здании есть небольшой музей, в котором постепенно собираются предметы, документы, фотографии, связанные с этим периодом.

Учащиеся многих школ, к сожалению, не знают, что в этих стенах шла другая война – за жизни бойцов. Есть, правда, исключения. Так, при входе в СОШ №42 закреплена памятная плита с указанием, что здесь с августа 1941-го по ноябрь 1945 года размещался эвакогоспиталь № 943. Сами школьники дополняют, что с ноября 1945 года по сентябрь 1946 года здесь был республиканский госпиталь инвалидов Отечественной войны. Они охотно говорят, что в их школе учился пограничник, погибший во время конфликта на острове Даманский Николай Петров, а с 1944-го по 1954 годы здесь же обучался будущий заместитель министра обороны РСФСР, главнокомандующий Западной группой войск генерал-полковник Матвей Бурлаков. Обо всем этом им рассказывают на уроках истории, на экскурсиях по школе и при посещении пришкольного исторического музея.

Ежегодно в преддверии Дня Победы в этих учреждениях проводятся встречи с ветеранами, молодежью, возлагаются цветы к памятным плитам.

Случайное знакомство на одной из таких встреч переросло в иное представление о событиях того периода. Виктор Мизонов, ветеран Вооруженных сил, поведал о многих страницах истории. В 1987 году он, нижегородский парень, был направлен в Бурятию по распределению. Но узнав, что здесь на братской могиле покоится его родственник, сделал все, чтобы увековечить память всех, кто остался в бурятской земле. И тех, кто годами трудился, чтобы спасти жизни других.

Его называют «бешенным». Но уже 30 лет он ломает двери чиновников, чтобы добиться справедливости. Виктор Константинович собрал всех историков, общественников, журналистов, нашел живых участников тех событий, чтобы восстановить историческую справедливость

В фондах ГАУК РБ «Государственный архив Республики Бурятия» есть подробные сведения о том, какие здания в какой период времени и для каких целей были переоборудованы под эвакогоспитали, насколько они были укомплектованы медперсоналом и оборудованием, сколько бойцов  и от каких ранений прошли лечение, сколько умерло от ран, сколько возвращено на фронт. Напомним жестокие цифры, согласно которым на фронт из Бурятии ушло более 120 тысяч человек, из которых не вернулся каждый третий. Зато в постепенно пополняемых «Книгах памяти» (сейчас ведется сбор «народных средств» на издание 11-го тома) читается вся география Советского Союза. В «Книгах памяти» собирается по крупицам информация о бойцах, умерших от ран в Бурятии во время ВОВ. Примечательно, что в этих списках, скупых по содержанию, ограничивающихся именем бойца, воинской частью, в которой он служил, неизменное дополнение - «умер от ран». Выходцев из самой Бурятии в них мало. Значит, наши земляки остались похоронены в других уголках планеты. А соответственно, необходимо продолжать поиск.

 

Вместо многоточия

Парад Победы в Москве обычно завершается возложением венков к Могиле Неизвестного Солдата. Она символизирует собой все бесчисленные места захоронений бойцов, чьи имена остались неизвестны. Улан-Удэ, Бурятия несут такое же бремя. Теперь есть надежда, что и в Бурятии почитание тех, кто спасал жизни, тех, кто их силами вернулся на фронт, равно как и тех, кого не удалось спасти, войдет в традицию: «Это нужно не мертвым. Это нужно живым!».

 

Алексей Левашкевич