Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

На минувшей неделе депутаты республиканского парламента едва не заимели себе кровного врага в лице главы БТСР Хамбо ламы Дамбы Аюшеева – виноваты в этом оказались представители Минсельхоза, которые не проработали до конца вопрос покупки аборигенного бурятского скота. Вместе с этим вопросом едва не вылетели из республиканского бюджета расходы на строительство здания театра «Байкал», национального музея и прочих социальных объектов. Зачинщиком выступил представитель коммунистов Галсан Дареев, он же пояснил «Новой Бурятии», чем руководствовался при обсуждении вопросов.

–  Аборигенные породы сельскохозяйственных животных – это все виды одомашненных животных, разводимые человечеством с незапамятных времен. Аборигенный скот изначально малопродуктивен. В свое время он удовлетворял потребности людей в продовольствии, затем встал вопрос о росте продуктивности. И были выведены культурные породы скота: герефордская, казахская белоголовая, симментальская, голштинская и другие.

Безусловно, аборигенный скот лучше приспособлен к местным природным условиям, многим обывателям нравится идея малозатратности: «пасется сам по себе скот –пришел, увидел, забил (на мясо)». Но это не так, за скотом надо всегда смотреть. Да и пастбищ у нас мало – не все заросшие травой земли являются пастбищами. На пастбищах должен быть определенный травостой, сортовой состав трав, есть показатель нагрузки на пастбище. По сути, численность поголовья всех сельскохозяйственных животных пастбищного содержания в Бурятии ограничена площадями пастбищ.

Поэтому и существует направленная селекция и разведение племенного скота. Имеет смысл использовать аборигенный скот для улучшения породных качеств племенного скота. Казахская белоголовая порода выведена путем скрещивания герефордской, калмыцкой и местной казахской пород.

Разные аборигенные породы животных имеют разную эффективность. Я считаю бурятскую аборигенную породу овец экономически весьма эффективной. Но не могу сказать этого про аборигенную корову: надои маленькие, выход мяса небольшой.

– Именно поэтому депутаты комитета выступили против выделения денег Хамбо ламе на бурятскую корову?

– Вопрос об аборигенных коровах, почему-то завертелся вокруг того, что депутаты аграрного комитета пытаются отнять деньги у Хамбо ламы. Причем даже не свои, а выделенные Юрием Трутневым. Думаю, отдельные журналисты в погоне за сенсационными заголовками породили данное мнение. Тем самым противопоставив депутатов Хамбо ламе, БТСР и даже бурятскому народу.

Я задал вопрос заместителю министра финансов Ларисе Самбаровой, почему такая высокая закупочная цена – 70 тыс. рублей за голову. Это закупочная цена хорошего племенного скота,  в Монголии скот стоит гораздо меньше. Мне начали говорить про транспортные расходы и прочее. Кстати, настоящий бурятский аборигенный скот может сам пройти путь из Монголии в Бурятию.

У меня возник вопрос: есть ли экономическое обоснование такой высокой цены или есть только политическое обоснование?  Хамбо лама – известная, уважаемая и обладающая мощным политическим весом фигура. Остальное додумали журналисты. Но все-таки откуда такая высокая цена за низкопродуктивный аборигенный скот? При таких ценах их разведение представляется экономически неэффективным. Племенной скот в Бурятии стоит 70 тыс. рублей, «Мираторг» покупает неплеменной (товарный) скот в два раза дешевле. Если бы цена была хотя бы 30 – 40 тыс. рублей, Хамбо лама мог бы купить уже 2 тыс. голов.

Александр Савельев отметил, что все-таки «дальневосточную субсидию» следовало бы направлять на развитие экономики сельского хозяйства, на поддержку фермеров, на развитие молочных ферм, а не только на социальные объекты.

Из социальных сетей вижу, что «дальневосточные субсидии» многими воспринимаются как «халява». Неожиданно деньги упали на наш бедный регион, и необходимо срочно их потратить. Но надо понимать, что это бюджетные деньги, а значит, деньги налогоплательщиков. И депутаты имеют право спрашивать, насколько целесообразно расходуются они. Каждый рубль необходимо использовать максимально эффективно.

– Почему комитет по аграрной политике сначала выступил против строительства социальных объектов в Бурятии, а потом председатель комитета Петр Носков заявил, что это не так?

– Как же вы любите острые вопросы. Ни я, ни остальные депутаты аграрного комитета не выступали против строительства зданий театра Байкал и Национального музея. И театр «Байкал», и Национальный музей, и аборигенные коровы, и ряд других проектов шли одним пунктом повестки об утверждении бюджетных расходов.

В этом пункте наряду с социальными объектами необходимо было утвердить ряд сомнительных расходов республиканского бюджета. Например, по линии Минсоцзащиты выделялось 20 млн рублей на покупку цифровых приставок для малоимущих семей в связи с переходом на цифровое вещание. Казалось бы, отлично, но цена одной приставки – 6 тыс. рублей. Возникли вопросы о 3,8 млн рублей на возмещение расходов по платной горке на пл. Советов. Также просили 14 млн рублей на выкуп кафе «Турандот» в п. Сотниково для создания КДЦ и плюсом 44 млн рублей из бюджета района.

В розничной продаже цифровые ТВ-приставки стоят от 1 до 1,5 тыс. рублей, и можно найти дешевле. При такой цене можно охватить не только малоимущие семьи, но и раздать их одиноким пенсионерам, для которых телевизор единственная радость.

В декабре 2018 года открылись два дома культуры в Джидинском и Селенгинском районах. Строительство одного из них обошлось бюджету в 18,5 млн рублей. Всего по Бурятии было выделено из бюджета 42 млн рублей на строительство и реконструкцию домов культуры. А здесь одно кафе «Турандот» обойдется в три раза дороже.

Молча утвердить этот пункт повестки, значило бы согласиться со всеми сомнительными расходами. Поэтому аграрный комитет просил Минфин доработать проект расходов бюджета и обосновать все цифры. Поэтому и отклонили весь пункт, т.к. он был неделим.

Как мы видим, никто из депутатов не выступал ни против Хамбо ламы и аборигенного скота, ни против ледового дворца, здания театра «Байкал», ни против тех же ТВ-приставок и кафе «Турандот».

– Но все-таки аграрный комитет утвердил все вышеуказанные расходы на заседании 20 февраля.

– Вы правы, комитет утвердил все расходы бюджета, предлагаемые правительством.

На заседание комитета пришли представители правительства, в том числе министр финансов Всеволод Мухин и замминистра сельского хозяйства Юлия Дагданова. В  повестку вновь был внесен пункт об утверждении бюджетных расходов. Депутатами задавались те самые вопросы, что и в прошлый раз. И мы получили удовлетворительные ответы и разъяснения по расходам, которые вызвали сомнение.

Так, оказалось, что предлагается установить не простые цифровые ТВ-приставки, а монтировать спутниковые тарелки в отдаленных районах республики. Расходы республиканского бюджета на платную горку составят 2 млн рублей плюс 0,6 млн рублей из бюджета г. Улан-Удэ. Расходы на общекультурные мероприятия, в т.ч празднование Сагаалгана, составят 1,8 млн. В сумме они дают 3,8 млн рублей

В кафе «Турандот» выезжала комиссия, в т.ч. сотрудники Счётной палаты. Объективную оценку стоимости обещали предоставить 25 февраля. Эта цена и будет заложена в расходы.

По стоимости одной головы аборигенного скота также были даны разъяснения. В цену 70 тыс. рублей, помимо закупочной цены, входят транспортные расходы, ветсанэкспертиза, расходы на содержание и уход за скотом в карантине и т.п. И Россельхознадзор разрешает перемещение скота только в скотовозах.

Случаи отклонения тех или иных законопроектов, в т.ч. несогласие с бюджетом или расчетами, часто происходят на слушаниях в комитетах и на сессиях Хурала. Это рабочий процесс. Профильными министерствами такие документы дорабатываются и снова вносятся на заседание комитета или на сессию Хурала. Что, собственно, и произошло в этот раз.

Соелма Сандакдоржиева