Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Общественно-политический деятель, один из создателей социалистического строя монголов, член-корреспондент Академии наук СССР, доктор филологических наук Цыбен Жамцаранович Жамцарано был известен своими работами по просветительской деятельности.

Цыбен Жамцаранович Жамцарано родился в 1881 году в улусе Судунтуй Хойто-Агинского родового управления в семье зайсана (старосты) рода ходанца-шарайд Жамцарана Гендунова. Он вырос в традиционной бурятской семье: «Мои предки первоначально обитали в долине Ингоды, затем перекочевали в Агинскую степь. Я принадлежу к хоринскому роду шарайд бурятского народа монгольской кости. Имя мое Цыбен. Отца зовут Жамцараном. В молодости хорошо пел, ловко усваивал грамоту. Родился в год барса, сейчас он на 50-м году жизни. Девять лет был в должности зайсана. У него спокойный характер, потому его звали «старый зайсан»». 

Первоначальное обучение монгольской грамоте Ц. Жамцарано, по традиции, получил в семье, в которой высоко ценились знание и грамотность, также как и интерес, и любовь к культуре своего народа: «Любовь ко всему родному, бурятскому, любовь к родной старине, к былинам и шаманским гимнам, к народной поэзии и религии  я получил с малых лет. 80-летняя прабабушка воспоминаниями о своем детстве, о «чертовщине», о борьбе шаманов с ламами, о великом духе горы Шасана, который настолько был реален, что мог разговаривать с детьми; бабушка – о славных подвигах Гэсэра, о борьбе его с многоголовыми чудовищами «мангатхаями»; дедушка – об ухэрах нашей семьи, которые разъезжают будто бы по кочевьям, чтобы увезти понравившегося им родственника, – все это до крайности увлекало нас, детей, унося наши воображения в фантастический мир героев и «мангатхаев», шаманов и оборотней, в правдивости существования которых у нас не возникало никаких сомнений... Отец иногда читал вслух трилогию – Гэснэ хан, Арджи-Бурджи хан, Викармиджид хан, индийские притчи из книги «Белый лотос» и т.д. … Дедушка любил до обожания степные бурятские законы и сам читал и меня заставлял читать». 

Жамцарано стал непревзойденным собирателем памятников устного народного творчества, главной заслугой которого стали сбор, изучение и публикация огромного корпуса фольклорных памятников монгольских народов, благодаря которым бесценные произведения устного творчества монголоязычных народов были сохранены для потомков. Лишь часть из них была им издана. Большая часть его неопубликованного рукописного наследия, разнообразная по содержанию: статьи, заметки, переводы памятников бурятского права, рабочие тетради, материалы по шаманству, культу Чингис хана, астрологии, тибетской медицине, хранится в архивах Санкт-Петербурга, Улан-Удэ, Улан-Батора. Его наследие является своего рода энциклопедическим собранием мифов, сказок, преданий, обрядовой поэзии, религиозных традиций и архаических верований, выявляющее и уточняющее условия жизни и быта народа в период записи текстов, все еще не изучено и не введено в научный оборот. Мировую известность ученый получил как собиратель и издатель фольклора монгольских народов.

Из научных работ также известны его труды по этнографии монгольских племен, например, статья о культе Чингис хана в Ордосе, не только не потерявшие своего научного значения, но и более того, являющиеся единственными достоверными данными, сохранившими до наших дней уникальные сведения о прошлом. 

Жамцарано прославился и как крупный общественный деятель, сыгравший значительную роль в истории Бурятии и Монголии, принимавший активное участие в общественно-политической жизни Забайкалья конца XIX – начала XX вв. и бывший одним из лидеров национального возрождения народа. Он возглавлял различные бурят-монгольские комитеты и союзы. В декабре 1917 года на всебурятском съезде в Верхнеудинске он был избран председателем Центрального национального комитета. В 1918 году был избран Наркомом по национальным делам Забайкальской области. Им был издан ряд публицистических статей по проблемам политического и культурного возрождения бурят и монголов. В его личном архиве широко представлены разносторонние материалы, характеризующие этот вид его деятельности. 

Научная деятельность Жамцарано в Ленинграде оборвалась в 1937 году в результате необоснованных обвинений в национализме, панмонголизме и проведении буржуазных идей. Из-за подобных же обвинений он был вынужден ранее уехать из Монголии. Он был арестован 11 августа 1937 года и отказывался давать ложные показания, но, тем не менее, 19 февраля 1940 года особое совещание (ОСО) при НКВД СССР приговорило его к 5 годам ИТЛ. 14 мая 1942 года он скончался в Соль-Илецкой тюрьме. 

Научный задел, сделанный Ц. Жамцарано в самом начале развития академической науки в Бурятии и Монголии, до сих пор во многом определяет тематику монголоведных исследований, служит неиссякаемым источником научного творчества и мысли.