Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Тупик преткновения

Вот одна из этих сомнительных сделок. В сентябре 2018 года администрация п. Онохой выставила на торги единым лотом важный объект жизнеобеспечения – железнодорожный тупик. На нем ранее осуществлялась разгрузка и хранение угля для котельных  Онохоя. 

Ж/д доставка угля является самой дешевой – ниже 200 руб. за тонну (данные Тугнуйского разреза). Но стремление главы администрации поселка Евгения Сорокина, продать этот объект привело к тому, что уголь для котельных приходится доставлять с Тугнуйского разреза автотранспортом по высокому тарифу – около 500 руб. за тонну. И МУП «ЖКХ Онохой» вынуждено тратить значительные средства на оплату услуг частных перевозчиков.

Этот ж/д тупик стал одной из причин конфликта между главой Онохоя Сорокиным и бывшим директором МУП «ЖКХ Онохой» Владимиром Ивановым, который был категорически против продажи этого муниципального имущества.

Как говорит экс-директор МУП, ж/д тупик жизненно необходим поселку. Доставка угля по железной дороге дешевле автоперевозки. К тому же на территории тупика можно было разгружать и хранить уголь. Возле котельных нет площадей для хранения нормативных запасов угля, гарантирующих стабильное теплоснабжение жилых домов и организаций.

- На момент моего увольнения долг в МУПе был 5,8 млн рублей, угля было на 26 суток, плюс был выигран иск на 1,2 млн руб. Эти деньги были на подходе. Мы заходили на объект в ноябре 2017 года, когда на котельных не было ни крошки угля, ни инструментов, ни куска трубы или вентиля. Было вывезено всё – от скамейки до лампочек. Всё это мы восстановили. Была проделана огромная работа по подготовке документов для заключения договора с железной дорогой по доставке угля, что было единственным вариантом вывести предприятие из долгов. Более того, свободные площади тупика были подготовлены к сдаче в аренду за 50 000 рублей в месяц компании принимающей металлолом. Плюсом АО «Свинокомплекс «Восточно-Сибирский» готов был платить еще больше. То есть, тупик не просто удешевлял доставку, а приносил ещё и прибыль, – рассказал Владимир Иванов.   

Тогда как в настоящее время долги МУП ЖКХ «Онохой» составляют около 10 млн руб., только за энергию больше 3 млн руб., за уголь и транспортировку – около 6 млн, остальное – долги по зарплате и налогам.

Кроме того, в арбитражном суде рассматривается иск от ООО «Исток» (поставщик угля), согласно которому МУПу грозит взыскание  процентов по договору около 2 млн руб. По информации «Новой Бурятии», этот иск организовал завхоз Онохойской администрации Роман Брянский, чтобы навредить Владимиру Иванову. Рассказывают, что весной 2018 года Брянский  приехал в Саган-Нур к гендиректору  ООО «Исток» и убедил того подать в срочном порядке в суд на МУП. При этом якобы он пообещал всяческое содействие в перевозках угля, когда уберут Иванова с должности директора МУП ЖКХ «Онохой», фактически наплевав на то, что от этого пострадают большинство онохойцев.

Торги со сговором

Два подъездных пути протяженностью 684,1 м плюс 327 м с земельными участками площадью 3860 кв. м и 1585 кв. м соответственно. Сразу же вызвала вопросы заниженная стартовая цена – всего 7,52 млн рублей. Недоумение вызвали и сами торги. В них приняли участие две компании – АО «Свинокомплекс «Восточно-Сибирский» и ООО «Бурпромчистка».

Первый участник широко известен. А вот данные о втором в ЕГРЮЛ не удалось обнаружить. Нет юридического лица с таким названием! Есть похожее – ООО «Бурпромочистка», что, согласитесь не одно и то же.

На торгах предсказуемо победило АО «Свинокомплекс Восточно-Сибирский», получив тупик за 7,745 млн руб. Для этого ему пришлось сделать лишь один шаг в 225,6 тыс. руб. Второй участник не сделал ни одного шага. Что, впрочем, неудивительно. Оказалось, что учредителями ООО «Бурятпромочистка» является  ООО «Промпереработка». А его единственным участником, согласно ЕГРЮЛ, является АО «ФПГ «Тезаурум» из Томской области – домашнего региона АО «Сибирской аграрной группы». А основатели АО «Тезаурум» Тимур Хисматуллин и Руслан Гурьев являются также членами совета директоров свиноводческого холдинга.

Таким образом, «родовая» связь двух участников торгов за тупик в Онохое очевидна. Собственно, это и «торги», напрашивается мысль о сговоре. Не потому ли в аукционных документах появилась «досадная опечатка», чтобы скрыть нарушение конкуренции при проведении торгов, точнее – ее полное отсутствие? И в этом должно детально разобраться Управление Федеральной антимонопольной службы по Бурятии.

Еще одна любопытная подробность. Торги по тупику в Онохое прошли в октябре 2018 года, а уже в ноябре началась ликвидация ООО «Бурятпромочистка». Вот предприятие якобы собиралось покупать объект со стартовой ценой 7,52 млн рублей, а через месяц полностью «сдулось»…

«Дом продали, ворота купили»      

Согласно публикации в газете «Вперед» известно, что на средства от продажи тупика был приобретен за 5,2 млн руб. седельный тягач «КАМАЗ» с полуприцепом грузоподъемностью 30 тонн. А вот куда при этом делась разница 2,545 млн руб. – между продажей тупика и покупкой КАМАЗа – наверное, будут разбираться депутаты поселения.

Теперь этот тягач будет доставлять уголь на котельную поселка, что, по мнению местных «экономистов», позволит сэкономить 2 млн руб. за сезон. Мол, транспортные расходы сократятся при этом до 200 руб. за тонну угля. Но это фантастические цифры. Объясним, почему.

Во-первых, от Онохоя до Саган-Нура более 125 км. Туда и обратно – около 250 км. На преодоление расстояния и перевала российский седельный тягач в груженом состоянии «сожрет» не менее 7 тыс. рублей за рейс. Это, исходя из текущих цен на дизтопливо. Плюс зарплата водителей, плюс амортизация. Комплект резины стоимостью 350 тыс. руб. на данной дороге не выдерживает и сезона, разрываясь на острых камнях.

Стоит отметить, что данная модель не пользуется спросом из-за постоянных поломок и дорогого ремонта. Цена доставки таким тягачом будет не меньше 400 руб. за тонну угля. Во-вторых, с учетом времени в пути до Саган-Нура и обратно, а главное – очереди на погрузку угля на Тугнуйском разрезе, тягач реально сможет совершать одну ходку в день. А сколько ему нужно доставлять угля? В статье газеты «Вперед» называется цифра «800 тыс. тонн», то есть 8 млн тонн. Но это абсолютно нереально! Они же не Улан-Удэ отапливают!

Можно предположить, что речь идет о 8 тыс. тонн угля на отопительный сезон. Далее, разделим 8 тыс. тонн на 30 тонн и, округлив, получим 267 ходок тягача за углем. Рабочих дней в сезоне в среднем 175 с учетом лета, выходных и праздничных дней, когда разрез не работает.

Получается, что около 100 рейсов нужно будет дозаказывать частникам за 500 руб. Ведь в любой момент, например, из-за поломки тягача в пути уголь на котельной может закончиться. И тут же возникнет ЧС, как это уже было в ноябре и декабре 2018 года. Тогда после смены руководства МУП «ЖКХ Онохой», напоминавшей, по оценкам участников событий, рейдерский захват, истощились запасы угля. Мерзнущие жители Онохоя на себе ощутили эту экономию на угле.

Можно, конечно, усиленно формировать запасы угля в летний период. Но где его хранить? Ведь на территории котельных нет достаточных площадей для организации угольного склада. И, кстати, приобретенному тягачу потребуется специализированная площадка.

А самое смешное состоит в том, что данный тягач при полной загрузке не сможет передвигаться по поселку из-за превышения допустимых нагрузок на ось – это запрещено. Может, преподаватель автошколы Сорокин не знал об этом?

Убеждая Иванова согласиться на продажу тупика, Сорокин приводил такой аргумент, мол, подъездные пути к тупику кто-то выставил на продажу и, когда их продадут, невозможно будет проехать по данному участку. Но большинство таких путей находится в частной собственности, это обычная практика. Однако это никому не мешает завозить грузы. Возникает вопрос: «А не Сорокин ли продал этот подъездной путь, который мешал заезду на тупик?» Ведь проданы два подъездных пути, поэтому пока непонятно, о каком  пути протяженностью 684,1 м идет речь.  

Восторги недорослей

Любая продажа недвижимого имущества с последующей покупкой движимого – невыгодная сделка. Движимое имущество подвержено множеству рисков. Даже поставщик тягача и полуприцепа – красноярское ООО «Спецавтотехника» – признает на своем сайте очевидный недостаток – неустойчивость. Для разгрузки полуприцепа переводом в вертикальное положение нужна идеально ровная площадка и очень опытный водитель. Недвижимое имущество, напротив, может служить рачительному хозяину многие годы.

Поэтому бодрые рапорты и посулы экономии со стороны главы поселковой администрации Сорокина, а также и.о. директора МУП «ЖКХ Онохой» Виталия Брянского это, скорее, мифы, а не реальность. А фантастично-оптимистичные расчеты «выгод» от приобретения КАМАЗа с полуприцепом напоминают ликование недоросля, получившего дорогую игрушку.

В действительности же, продав железнодорожный тупик, г-н Сорокин сам создал для поселка проблему, которую покупка седельного тягача с полуприцепом совершенно не решает.

Мзда или фиктивное трудоустройство

Не только продажа значимого объекта жизнеобеспечения стала причиной смены руководства МУП «ЖКХ Онохой». Как рассказал «Новой Бурятии» экс-директор Иванов, Сорокин  выставлял ему условие об «ежемесячных откатах». Иванов отказался. Тогда Сорокин фиктивно устроил в МУП своих приближенных – зятя Дмитрия Рубителева и завхоза Романа Брянского с зарплатой «чистыми» по 25 тыс. рублей. Это нанесло урон МУП «ЖКХ Онохой» не только в части выплаченной зарплаты «мертвым душам», но и уплаченных в бюджет страховых взносов и НДФЛ. Ежемесячно предприятие теряло по 75 000,00 руб.

Кроме того, Сорокин не считал нужным платить за отопление своей автошколы «Старт». И это далеко не всё, на чем, как рассказывают, наживался глава Онохоя. А когда Иванов  добился увольнения «мертвых душ» в целях экономии, Сорокин, как учредитель данного предприятия, уволил неугодного директора в стиле 90-х. И поставил себе угодного неквалифицированного Брянского Виталия. До этого тот работал кладовщиком в МУПе и отвечал за открывание и закрывание ворот на котельной.

Ранее Брянский отметился в инфраструктурном центре районной администрации. За короткий период работы там он успел навредить и Онохою. Так, осенью 2017 года он отвечал за работы по прокладке теплотрассы к гиревому центру, умудрившись намерить 130 м вместо 160 м. Подрядчик сдал ему работы, а он вместе с Сорокиным принял работы.

Позже, Счетная палата РБ, проверяя выполнение работ, не досчиталась 30 метров. Рассказывают, что скрывая от Счетной палаты нарушения, Сорокин приказал в течение двух дней доделать теплотрассу. Работы выполнялись работниками и техникой МУПа, а материалы закупались из средств поселкового бюджета. Ущерб, по предварительным данным, составил около 150 тыс. рублей. В Счетную палату РБ, говорят, были направлены подложные документы.   

По одной схеме

Сорокин – верный сподвижник главы Заиграевского района Александра Бурлакова, который по итогам 2018 года возглавил рейтинг худших руководителей муниципалитетов Бурятии (по версии Babr24). Летом прошлого года поселковый глава «подыграл» своему старшему коллеге, создав видимость конкуренции на конкурсном отборе кандидатур на должность главы района.

Методы распродажи муниципального имущества у них тоже практически одинаковы. Например, в 2017 году администрация Заиграевского района, возглавляемая Бурлаковым, выставило на торги здание бывшего детсада и начальной школы со стартовой ценой 1,65 млн рубй. Это за два этажа общей площадью 1073 кв. м и участок 2672 кв. м! По итогам  владельцем объекта стал предприниматель Сукиас Сукиасян. Для победы ему оказалось достаточно сделать один шаг ценой в 82,4 тыс. руб. Второй участник – Самвел Мардонян – не сделал ни одного шага.

В итоге социальный объект ушел за 1,73 млн руб. в руки предпринимателя, основным видом деятельности которого является ресторанный бизнес. Как похоже на псевдоаукцион по продаже железнодорожного тупика в Онохое! И сам Сорокин не скрывал, что продажа тупика это его совместное решение с главой Заиграевского района.

Недавно СМИ Бурятии сообщили о выявленных СКР по РБ аферах по трудоустройству безработных и даже покойников, совершенных главой района Бурлаковым. В районной администрации сотрудники ФСБ провели обыски и выемки документов. Будет возбуждено уголовное дело и по другим нарушениям закона. Вероятно, в ближайшее время Бурлаков будет привлечен к уголовной ответственности, а затем снят с должности. Будем надеяться, что взоры правоохранительных органов обратятся и на администрацию Онохоя.

Еще одна афера?

Сейчас руководство МУП «ЖКХ Онохой», не смотря на огромные долги, предпринимает попытки расширить сферу бизнеса. По поселку расклеены объявления о том, что эта организация получила лицензию на осуществление деятельности по обслуживанию и управлению многоквартирными домами. И людям настоятельно предлагается перейти под крыло новой «управляшки», отказавшись от услуг действующей неугодной им УК ООО «Комцентр». Мол, так будет великолепно работать единое ЖКХ.  

Если эта очередная афера Брянских и Сорокина состоится, и жители подпишут договоры управления с МУП «ЖКХ Онохой», то они окажутся заложниками предприятия, которое после продажи железнодорожного тупика, теперь никогда не выберется из долгов.

Подробнее про крышу

Летом 2017 года на здании администрации Онохоя была построена новая кровля, которую ровно через год ветром унесло. Подрядчики работ, согласно договору получили свыше 350 000 рублей и несут гарантийные обязательства в течение трех лет. Однако до сих пор г-н Сорокин так и не подал на них в суд на возмещение ущерба. Можно только догадываться почему.

В срочном порядке крышу переделали, истратив на этот раз более 200 тыс. рублей. Но при первом же приличном ветре крышу опять начало срывать. Её привязали к трактору пока не стих ветер.

И так в Онохое со всем – что-нибудь обязательно снесет, рванёт. А разгребать это придётся жителям, ведь до конца срока полномочий Сорокину осталось меньше года. А там, как говорится, «после нас хоть потоп».

Александр Михайлов