Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Депутат Госдумы Николай Будуев рассказал «Новой Бурятии» о провале ФЦП «Охрана озера Байкал»

Депутаты Госдумы намерены обратиться в Генпрокуратуру РФ по поводу провала выполнения Федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 – 2020 годы» на территории трех байкальских регионов – Иркутская область, Забайкальский край и Республика Бурятия. Об этом «Новой Бурятии» рассказал зампред думского комитета по экологии Николай Будуев.

Ошибки разработчиков

За 2015 – 2017 годы и 9 месяцев 2018 года на ФЦП «Охрана озера Байкал» было потрачено 8,39 млрд руб. из бюджетов разных уровней. Как показала проверка Счетной палаты Госдумы РФ, координатором ФЦП «Охрана озера Байкал» – МПР РФ – не координировалась деятельность государственных заказчиков, в числе которых правительства Иркутской области, Забайкальского края и Республики Бурятии, Минстрой РФ, Роснедра, Росводресурс, Роснедра и Росгидромет.

В результате не были сформированы объективные плановые и фактические показатели, что привело к невозможности оценить эффективность реализации ФЦП.

Для федеральных структур, таких как Минприроды РФ, Роснедра и Росгидромет, не были установлены значения экологического мониторинга, обеспечивающие достоверность, оперативность и полноту сведений. При этом исходные данные, послужившие основой для расчета плановых и фактических значений показателей в Минприроды РФ, отсутствуют.

Кроме того, финансовые ресурсы, целевые индикаторы и ожидаемые результаты ФЦП не взаимоувязаны, в результате чего созданы риски не достижения целей и решения задач государственной политики в сфере социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности.

Бюджеты сократили, объекты оставили

Общий объем финансирования ФЦП сократился на 43,7% и составил 32,76 млрд руб., в том числе за счет средств федерального бюджета до 26 млрд руб. Сокращение объема финансирования реализации отдельных мероприятий ФЦП несопоставимо с сокращением количества объектов капстроительства, планируемых к вводу в эксплуатацию, а также с изменением показателей и их ожидаемого результата.

Например, при сокращении финансирования строительства, модернизации и реконструкции очистных сооружений и систем водоотведения с 11,2 млрд руб. до 10,9 млрд руб. (на 2,5%) количество объектов сократилось с 62 до 15 (на 75,8%). А значение индикатора, характеризующего сокращение объемов сбросов загрязненных сточных вод, увеличилось с 31,6 до 57,9, определив возможность сброса большего объема загрязненных вод. При этом непонятен критерий отбора населенных пунктов, в которых возводились очистные.

- Почему-то в республике на первый план вышла Кяхта, которая находится достаточно далеко от Байкала. И не обратили внимание на Бабушкин, Выдрино и Северобайкальск, которые, по сути, являются главными загрязнителями Байкала. Не менее нелепым выглядит строительство очистных сооружений на 80 тыс. населения в Максимихе, где проживает 300 человек, – возмущается Николай Будуев.

В то же время индикатор по вывозу мусора и твердых коммунальных отходов (ТКО) практически остался неизменным – он сократился с 19,2% до 20,6%. Однако при этом финансирование строительства мусоросортировочных, мусороперегрузочных станций и полигонов ТКО было сокращено катастрофически – на 94,5% (с 7 млрд руб. до 387,3 млн руб.). Такое же масштабное сокращение затронуло и модернизацию систем теплоснабжения – 90,4% (с 6,8 млрд руб. до 652,0 млн руб.). Это повлекло сокращение количества запланированных к вводу в эксплуатацию объектов на 91,9 % (с 62 до 5 единиц) и 97,4 % (с 39 до 1 единицы).

Но самое масштабное сокращение произошло в графе «финансирование мероприятий по защите г. Улан-Удэ от затопления паводковыми водами рек Селенга и Уда». Оно составило 18,4 млн руб. взамен ожидаемых 5,55 млрд руб., фактически сократившись в 300 раз! А ожидаемый результат остался прежним.

Бесконтрольные субсидии

Проверка Счетной палаты РФ также показала, что ФЦП не содержит оценки эффективности использования субсидий. Например, в ФЦП не закреплены такие требования для природоохранных проектов, как наличие проектной документации оформленной государственной (муниципальной) собственности на земельные участки и объекты недвижимости, загрязненные в результате хоздеятельности, что создает риски нерезультативного использования бюджетных средств.

Проверкой установлено, что из-за отсутствия координации со стороны МПР РФ средства федерального бюджета были использованы безрезультатно. В частности, в 2014-2017 году из запланированных 17-ти объектов в срок введены только 5. Остальные объекты введены в эксплуатацию с нарушением установленных сроков на 1 – 3 года. Правительства Иркутской области и Республики Бурятия не обеспечили плановое строительство полигонов ТБО: из 4-х запланированных введены в эксплуатацию 3, которые не функционируют. Один не достроен. При этом использованы средства федерального бюджета на сумму 232,2 млн руб.

Проверка показала что, несмотря на выделение более 1,2 млрд руб. на ликвидацию подпочвенного скопления нефтепродуктов, загрязняющих воды р. Селенга, а главное, экологических последствий деятельности Джидинского вольфрамо-молибденового комбината, ситуация не улучшилась.

Более того, содержание нефтепродуктов в природной воде р. Селенга по состоянию на май 2018 года в 7,7 раза больше, чем в фоновой пробе! А химические вещества, содержащиеся в воздухе г. Закаменска, создают недопустимые для его жителей риски, угрожающие здоровью, увеличивая число болезней органов дыхания, центральной нервной системы, системы крови, почек, эндокринной системы.

БЦБК – боль Байкала

С 2013 по 2018 год на ликвидацию негативного воздействия отходов БЦБК в целом в рамках программы было выделено больше 4 млрд руб. Однако реализован пункт программы не был. Более того, его реализация до настоящего времени не начата.

Началось все с проектной документации, которую разрабатывал «ВЭБ Инжиниринг» по заказу МПР РФ. Несмотря на положительное заключение государственной экологической экспертизы, документация не соответствует экологическим требованиям и использованию не подлежит. Ущерб составил 131,0 млн руб.

Несмотря на отсутствие откорректированной ПСД, МПР РФ и власти Иркутской области в феврале 2017 года заключили соглашение о предоставлении субсидии бюджету Иркутской области. А Минприроды Иркутской области, в свою очередь, заключило госконтракт на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК», на сумму 5,92 млрд  руб. с АО «Росгеология». В ходе проверки выяснилось, что технология ликвидации отходов не определена, соответственно, цена госконтракта является необоснованной.

Одновременно с этим правительством Иркутской области дает добро МПР на изменение технического задания, сроков, видов и объемов выполняемых работ, предусмотренных государственным контрактом. В том числе АО «Росгеология» дается добро на корректировку ПСД с прохождением государственных экспертиз за счет собственных средств. А из федерального бюджета компании выделяется субсидия в размере 395 млн руб. на проведение корректировки. При этом стоимость корректировки проектной документации в 3 раза превышает стоимость ее изготовления. «Росгеология», в свою очередь, заключает договор с «ВЭБ Инжиниринг» на корректировку ПСД на сумму 195,0 млн руб.

Таким образом, корректировка проекта будет осуществляться его разработчиком – ООО «ВЭБ Инжиниринг», которому в 2013 году уже выплачено 131,0 млн руб. за непригодную к применению проектную документацию.

На местах не справились

В Бурятии за реализацию программы ответственность несли МПР и Минстрой. Причем несли настолько вяло, что только назначенному врио главы РБ Алексею Цыденову пришлось, засучив рукава, заниматься очистными в столице Бурятии. Городские власти несколько лет готовили ПСД, явно не справляясь с этим, а профильный Минстрой РБ практически самоустранился. А Москва с 2013 года Москва была готова выделить на строительство новых очистных сооружений около 3 млрд руб. Но республика сорвала все сроки.

- Крайний срок исполнения был январь 2016 года, но разработчики вновь опоздали и отправили документы в Минстрой РФ в конце ноября, в начале декабря 2016 года, то есть не попали в бюджет 2017 года. И опять у нас перенос происходит на 2018 год и ситуация «подвисшая», - негодовал в начале 2017 года депутат Госдумы Николай Будуев.

В итоге благодаря усилиям главы РБ Алексея Цыденова столица Бурятии все-таки вошла в программу с модернизацией очистных. Попал в нее и Селенгинск. Помогли и кадровые решения – ушедшего министра МПР РБ Юрия Сафьянова сменил человек из команды Цыденова Вадим Кантор. А вот по Минстрою РБ пока таких изменений нет, но с учетом дальнейшей реализации ФЦП они необходимы.

- Вышло так, что на протяжении нескольких лет у нас менялись министры, и контролировал реализацию ФЦП первый замминистра Евгений Коркин, к которому и надо адресовать большинство вопросов по исполнению, а вернее, неисполнению программы, - подчеркнул депутат.

Тем временем Бурятия вновь вошла в ФЦП «Чистая вода», на реализацию которой предусмотрено 147 млрд рублей, в том числе для старта программы в 2019 году – 5 млрд руб. К 1 июля 2019 года все регионы должны разработать и защитить свои комплексные программы. Среди основных ее целей – модернизация систем водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод посредством поддержки соответствующих региональных программ субъектов РФ.

Соелма Сандакдоржиева