Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Прошлая неделя началась со скандала с тарифами на проезд в 129-м маршруте. Не успев принять глобальных масштабов, пожар был быстро потушен соглашением Минтранса с маршрутчиками – тариф остался прежним. Пресс-служба правительства бодро отрапортовала о достигнутом соглашении, не уточнив,  до каких пор будет действовать эта договоренность. А ведь, не к слову будет сказано, владельцы маршрутных автобусов теперь могут сами в любой момент устанавливать цену за проезд. И об этом знающие люди предупреждали еще весной – так как постепенно в России маршрутный транспорт переходит на так называемые нерегулируемые тарифы.   

Второй этап вступления в силу положений Федерального закона от 13.07.2015 №220-ФЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Федеральный закон №220-ФЗ) начался еще в 2016 году. Именно в нем установлено понятие регулярных перевозок по регулируемым и нерегулируемым тарифам. К счастью, до нас многие веяния доходят с опозданием – переходить на нерегулируемый тариф бурятские перевозчики стали в 2017 году. Правда, коснулось это непопулярных и весьма экзотичных маршрутов, например  №136 «Улан-Удэ – СНТ «Восход» или 488 «Улан-Удэ – Шабур».  И, тем не менее, попробуем разобраться,  что это за зверь такой  - нерегулируемый тариф.

Для начала посмотрим, что такое регулируемый тариф.  Регулированию администрацией подлежат только те тарифы, которые устанавливаются в отношении перевозчиков, действующих на основании муниципального контракта,  гласит федеральный закон (п. 17 ч. 1 ст. 3, ст. 14 Федерального закона № 220-ФЗ). То есть исполнительная власть в лице местных органов заключает контракт с перевозчиком и устанавливает ему тариф.

Иные перевозчики (юридические лица и индивидуальные предприниматели), осуществляющие регулярные перевозки без муниципального контракта и за счет собственных средств, оказывают услуги по перевозке пассажиров с применением тарифов, установленных самостоятельно (п. 18 ч. 1 ст. 3 Федерального закона №220-ФЗ). Для осуществления регулярных перевозок по нерегулируемым тарифам  достаточно свидетельства об осуществлении перевозок и карты.  Тарифы в этом случае устанавливает перевозчик.

Таким образом,  законодательство  дает перевозчикам, действующим на регулярных муниципальных маршрутах по нерегулируемым  тарифам, право самостоятельно устанавливать и, следовательно, изменять повышать/понижать) тарифы.

Во всей этой бюрократической терминологии нас интересуют один момент – кто, как и когда заключает муниципальный контракти  и, соответственно, контролирует формирование тарифов на общественном транспорте.  Но для муниципального контракта в бюджете муниципалитета должны быть предусмотрены средства на его обслуживание. В частности, должны быть заложены деньги, как на вознаграждение перевозчика, так и на страхование, а также на уплату таможенных пошлин, налогов, сборов, других обязательных платежей, которые перевозчик должен выплатить в связи с выполнением обязательств по контракту.  

И вот начинается самое веселое для жителей республики.  Ибо, к глубокому сожалению, наши власти – республиканские, районные и городские - убили муниципальный транспорт как таковой. И средств на муниципальные контракты в любом бюджете, в общем-то, не предусмотрено,  за исключением  трамвая и двух десятков муниципальных автобусов на самых неприбыльных маршрутах. По сути, власти отдали отрасль на откуп коммерческим структурам, при этом оставив за собой надзор и регулирование в этой сфере.  

И, казалось бы, причем здесь средней руки чиновник мэрии Юрий Ткачев, который позволял себе весьма не дешевые путешествия и дорогие подарки для любимой жены-красавицы.  Так же  как и бесконечные маршрутные войны, которые периодически сотрясают то один, то другой районы города, а порой и республики.

А все дело в том, что, устранившись от решения проблемы общественного транспорта, власти, по сути, создали абсолютно взяткоемкий  или коррупциогенный бизнес, крышуемый как со стороны исполнительной власти, так и криминальных авторитетов.  

Закон о нерегулируемых тарифах и вовсе сделает из маршрутных перевозок лакомый кусочек – назначай себе цену по собственному аппетиту.  В условиях отсутствия конкуренции в виде муниципального или работающего по муниципальному контракту транспорта пассажир останется один на один с запросами перевозчиков. И с этой точки зрения, транспортная история с Сотниково весьма показательна – отказаться от повышения тарифа маршрутчиков заставила не столько жесткая позиция властей, сколько гибель пожилой пассажирки. 

Проблема в том, что погружаться в сложную и проблематичную тему не хочет никто, но погрузиться надо, причем не только и не столько профильному министерству, а надзорным и даже следственным органам. Иначе, пустив проблему на самотек, можно получить вполне себе настоящий социальный взрыв.

Тут еще стоило бы напомнить о льготах на проезд, про которые власти забыли от слова совсем, чем, в общем-то, нарушают права граждан льготных категорий. Но это совсем другая история, которая тоже требует погружения и решения.

Соелма Сандакдоржиева