Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Представители республиканских министерств и ведомств отметили позитивные тенденции в ситуации после введения в 2017 году запрета на лов омуля. Однако при этом были выявлены и негативные явления.

Николай Будуев, как зампред думского комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, провел данный круглый стол по объективным причинам – во-первых, необходимо отслеживать влияние запрета на лов омуля; во-вторых, надо активнее реализовать положения ФЦП «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 - 2020 годы».

Претензии по освоению средств

Выяснилось, что у федерального центра накопились претензии к ряду республиканских министерств. Их руководство не в силах освоить значительные федеральные средства. Это касается, в первую очередь, Минсельхоза РБ и Минприроды РБ.

- Министерство сельского хозяйства РФ прислало мне даже письмо по поводу нашего республиканского Минсельхоза с тем, чтобы я помог нашим коллегам в республике в освоении средств, – отметил депутат, обращаясь к первому заместителю министра Минсельхоза РБ Петру Брыкову. – Давайте мы с вами поработаем в этом направлении.

Также депутат отметил, что до завершения федеральной целевой программы остается два года, а республиканские министерства и ведомства запаздывают с подготовкой  необходимых документов для освоения средств ФЦП. Вспомнил Николай Будуев и про провал, связанный со строительством очистных сооружений г. Улан-Удэ, по которым город не смог вовремя подготовить проектно-сметную документацию.    

После того, как депутат Госдумы отметил, что, несмотря на запрет лова омуля, на рынках Бурятии свободно продается омуль, слово было предоставлено первому заместителю министра сельского хозяйства Бурятии Петру Брыкову. Он заметил, что на рынок, помимо омуля, добываемого браконьерами, могут попадать излишки омуля, выловленного по квотам, предоставленных представителям коренных малых народов севера (КМНС).

- Мы должны обеспечить, в первую очередь, квотами на рыбу КМНС. И, к сожалению, до сих пор в федеральном законодательстве нет определения, что такое традиционный образ жизни, традиционные орудия лова и сколько, с научной точки зрения, нужно рыбы для обеспечения данного образа жизни. Эвенки на севере могут реализовывать на рынке омуль, который выловлен по квоте для личных целей, – поддержал своего коллегу заместитель начальника отдела животноводства, племенного дела и рыбного хозяйства Минсельхоза РБ Юрий Гиргушкин.     

Выяснилось, что для квот КМНС предусмотрено 55 тонн омуля.

- Было бы неплохо обсчитать это количество омуля в денежном выражении и заменить эти квоты денежной компенсацией с тем, чтобы полностью запретить вылов омуля. Ведь дело это сложное – сложно контролировать объемы вылова рыбы по квоте, - предложил в ходе круглого стола Петр Брыков.

Огромный недостаток омуля

- Впервые за последние годы был введен запрет на промышленный лов омуля. Острая проблема возникла в связи с резким снижением производителя омуля для его искусственного воспроизводства. В целом это положительная мера, так как только появились позитивные сдвиги в заготовки производителя для рыбзаводов, – отметил в своем выступлении директор Байкальского филиала ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд.

По его словам, в настоящее время недостаток омуля составляет 89 - 95%! При этом, несмотря на запрет, ведется браконьерский лов рыбы. А люди до сих пор не понимают всей остроты проблемы депопуляции омуля. Ни баклан, ни нерпа не наносят такого ущерба популяции байкальского эндемика, как люди.

- Да, бакланы практически оставили без рыбы Чивыркуйский залив, там теперь нет ни частика, ни соровой рыбы. Кроме того, бакланы практически истребляют деревья, на которых рассаживаются вдоль берега. После них деревья погибают, там теперь просто голые стволы и ветви стоят, – возразил Петр Брыков.

Завязалась дискуссия по поводу баклана, численность которого на Байкале в свое время специально восстанавливали.

- А как мы сможем сейчас регулировать численность баклана? – задался риторическим вопросом Владимир Петерфельд. – Сколько провели совещаний по этому поводу, а воз и ныне там...

Нерпе грозит эпидемия

Затем речь зашла о нерпах, численность которых на Байкале в последние годы значительно выросла. Выяснилось, что, по словам Владимира Петерфельда, сейчас численность нерпы составляет примерно 130 тыс. особей. И эта численность уже превышает возможности существующей кормовой базы для этого животного.

- Но мы не знаем опять же численности бычково-голомянкового комплекса, который составляет основу кормовой базы нерпы, - отметил Петерфельд. – Тем не менее первый звонок по превышению достаточной численности нерпы это массовая гибель нерпы минувшим летом. Погибло примерно 200, ну пусть 300 особей. При этом не подтвердилась чума плотоядных, от которой в 80-х годах погибли десятки тысяч нерп. Если сейчас ничего не предпринимать, то эта ситуация может повториться. Причем если тогда туристов на берегах Байкала практически не было, то представьте, что случится в случае массовой гибели нерп сейчас, когда берега просто заполнены туристами, у каждого из которых в руках есть смартфон. Это будет жутко.

Петр Брыков напомнил, что нерпа – это ценный промысловый объект. По его словам, даже сейчас есть квоты на добычу нерпы – до 3 тыс. особей, которые, впрочем, не осваиваются.

- Однако, когда мы только заявили о том, что готовы возобновить промышленный промысел нерпы, то получили огромный ком недовольства, – отметил он.

- Нам нужно сформировать позиции по омулю, баклану и нерпе, – отметил Николай Будуев. – Прошу вас направить мне свои предложения по финансированию и изменению законодательных норм.

Проблемы с воспроизводством омуля

Тем временем выяснилось, что с искусственным воспроизводством омуля проблема. Главный рыбовод Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» Алексей Тарасов сообщил, что в настоящее время рыбозаводы значительно снизили выпуск личинок и молоди омуля – он в настоящее время составляет всего 5% от уровня советских времен. Так, если в 80-х годах выпуск личинок омуля находился на уровне более 3 млрд штук, то в 2016 году выпуск составил всего 55 млн личинок омуля и 2 млн молоди. А в 2018 году соответственно – 90 млн личинок и 2,5 млн молоди.

Проблема оказалась не только в значительном снижении финансирования рыбзаводов, но и в том, что сложно даже осуществить лов производителя омуля. Омуль просто не доходит до рыбзаводов.

Затем перед участниками круглого стола выступили представители контролирующих и силовых структур. Несмотря на растущую год от года эффективность их работы, деятельность браконьеров продолжает представлять серьезную угрозу для популяции омуля.

В заключение депутат Госдумы Николай Будуев еще раз попросил подготовить необходимые документы для обеспечения финансирования мероприятий по восстановлению омуля, а также для внесения необходимых поправок в федеральное законодательство.

- Вопросы охраны озера Байкал и восстановления популяции омуля находятся под личным контролем президента страны, необходимо использовать для этого все необходимые ресурсы, тем более что средства для этого есть, - подчеркнул депутат.

Тимур Дугаржапов