Напиши собственную новость и стань автором в Новой Бурятии!

Недавно с двумя сыновьями я побывала в своем родном Ноёхоне на обряде «Обоо тахилга». Компанию мне составили родственники и земляки, да так много, что на месте увидели множество легковых машин и микроавтобусов. Дети тут же принялись считать и остановились на цифрах 70 и 5. А затем в голове умножили эти числа на 3 (в среднем пассажира) и получили порядка 250-300 человек.

Хозяин местности в виде орла

Как только подъехали к первому святому месту, в небе стал парить довольно крупный орел. Старший из мужчин Дамдин Гунтупов сказал, что «это очень хороший знак – хозяин нас встретил». В таких случаях обычно все останавливают машину, делают подношения, отдыхают, собираются с мыслями, а потом продолжают путь. Благо погода выдалась изумительнейшая, под стать не столько хорошему настроению, сколько всеобщему воодушевлению, ощущению значительности момента, ведь только с годами понимаешь значение обряда и вообще Обоо.
На внешний взгляд, это старательно уложенная груда камней в виде пирамиды, но под нею - буддийские жертвенники духам-хозяевам местности и божествам земли. В основе – бумба (сосуд с подношениями). В центре - стержневой столб срогшин с дощечками, на которых призывы и заклинания, а в основании - фигурки животных. По углам - четыре столба, соединенные цветными нитями, символизирующими стороны света. Не путать с местами на обочинах дорог, где в кустиках завязаны разноцветные лоскутки ткани (сумэлге). Обоо — это место пребывания самого сильного савдака, хозяина местности в одном районе, подчеркивающее крепкую связь бурят с окружающим миром-природой.

А обряд – это свод древних народных знаний еще с шаманистских времен. Позже в них вплелись буддийские мотивы. Получилось неотделимое действо подношения савдакам-хозяевам местности с просьбой о милости в виде дождя, богатого урожая, приумножения скота, о мире и благоденствии всех живущих. Подношения в виде молочной пищи (сметана, творог, молоко и т.п.), отваренной без соли баранины, водки (архи), сладостей мы уложили у подножия обоо. Воскуривали благовония – «сангы дзээ утгалга», возжигали свечи – «зула бадарха».
Как проходил обряд? Ламы читали молитву, а все приехавшие сидели вокруг обоо, молитвенно сложив ладони, и по знаку священнослужителей мужчины брызгали водкой, женщины молоком, «чёрным» чаем, т.е. чаем без молока. После окончания чтения молитв, все встали и три раза обошли вокруг обоо (гороохо), кланялись, молитвенно сложив ладони, бросали монеты в центр обоо. При этом не забывали произносить молитву «ОМ-А-ХУМ».

Позже, на обратном пути в Улан-Удэ, любопытным сыновьям объясняла мантру по частям: «ОМ» увеличивает подношения количественно. «А» превращает обыкновенную спичинку или монетку в полезную для савдака вещь, а «ХУМ» очищает подношения от препятствующих духов и духов болезней. Слушали они с интересом. В заключение добавила, что главное в этом обряде и во всем нашем путешествии на малую родину искренне молиться, от всей души желать благополучия всему живому. И если это действительно так, без фальши и легкомыслия, то дух местности появляется перед людьми в виде животных или птиц. И показала на небо, где продолжал выписывать свои круги размашистый орел.

Так возрождается «Эрын гурбан наадан»

После завершения обряда все спустились в долину на спортивный праздник. На этот раз ответственной за проведение обряда была семья Очировых. Она встретила земляков горячим чаем, наваристым бараньим бухлёором, салатами и сладостями для детей и объявила о начале спортивных состязаний, музыкальных конкурсов и игр. Борьба – это, можно сказать, конёк, визитная карточка ноёхонской земли, причем в силе и ловкости соревнуются даже девочки. Заметила, что женские схватки проходили в ожесточенной борьбе, временами перерастая чуть ли не в драки. Судья не раз успокаивал разгорячившихся спортсменок. Болевшие рядом местные жители не нашли в этом ничего удивительного и даже назвали типичным явлением, ибо характер у сонголов, по их мнению, как спичка – быстро вспыхивают и в гневе неукротимы, как тигры.
В перерыве между не менее захватывающими мужскими схватками дали старт конным скачкам. И когда вдоволь насладились этим гимном мужской красоте и искусством рукопашного боя, кто-то первый обратил внимание на заклубившуюся вдалеке пыль. Когда вырисовались очертания всадников, напряжение нарастало с каждой минутой: чья лошадь, какой всадник возьмет вверх? Как бы то ни было, первый финишёр вызвал настоящую бурю восторга, многоголосый ор, заставивший встрепенуться и парящего в небе орла. Победил, кстати, монгольский парень, заслуживший 5000 рублей. Второй призер получил 3000 рублей, а третий – 1000 рублей. Лучших из борцов традиционно наградили живыми баранами.

Таким образом, в Ноёхоне возрождается «Эрын гурбан наадан» («Три мужские игры»): скачки, национальная борьба, стрельба из лука. Люди, когда-то уехавшие из своего родного края, стараются летом обязательно приехать на родину на летний обряд «Обоо тахилга», чтобы получить благосклонность от Хозяина своей малой родины. Приезжают не только из Улан-Удэ, но и из других регионов России, и даже заграницы. К бабушкам и дедушкам приезжают их дети и внуки, братья и сестры с семьями. Семья объединяется, и так укрепляются родственные связи, люди лучше узнают друг друга, между ними возникает взаимопонимание. Это ещё одна, по моему наблюдению, важная особенность обряда.

Народные обычаи и обряды – это отголоски древнего Знания, того, что людям удалось бережно сохранить, передавая из рук в руки. Поэтому надо беречь традиции, знать их и передавать дальше.

Синь да простор до небес

Моим сыновьям, несомненно, полезно было узнать, что их мать из Селенгинского района, из ноехонских бурят-монголов, с первых лет присоединения бурятских земель к России верно служивших Москве и в числе первых добровольно вошедших в ряды бурятского казачества для охраны новой и ныне действующей тысячекилометровой государственной границы России с Монголией на территории Республики Бурятия.

Да, я из Ноёхона, занимающей обширную территорию в междуречье Селенги, Чикоя и Хилка. Кроме того, я представитель одного из ветвей сонгольского рода, прикочевавших во главе с Охин-зайсаном в 1695 году сюда из Монголии. А в 1717 году по указу Петра I за верную службу Российской империи им были переданы земли по реке Хилок и вверх до Унгуркуя...

Малая родина подобна отцу и матери, является самой близкой и дорогой. Нельзя думать о ней без трепета в сердце. И ненароком навернутся на глаза слезы при виде дорогих твоему сердцу мест, всплывут в памяти страницы твоей жизни. Мой тоонто нютаг там, где тихий плеск воды, этот запах речной воды, скромные прибрежные кусты, высокое небо...

Сначала по обеим сторонам дороги тянутся леса. Потом начинаются необозримые поля, засеянные пшеницей, рожью. Привольно раскинулись горы, степи, остров, окружённый двумя реками Чикой и Хилок, на которых водятся птицы всевозможной красоты, цветы в лесах земляника, мангир (дикий лук). Синь да простор до небес...